Субъект-объектные отношения в социальной работе

В процессе социальной работы человек может различным образом формировать отношение к ней. Он может субъективно ощущать свою незаинтересованность в социальной работе, если условия его жизнедеятельности и бытие с его точки зрения благополучны. Он может ощущать субъективную потребность в социальной работе, если в его жизнедеятельности произошли события, с его точки зрения требующие обращения за помощью.

Человек может субъективно нуждаться в социальной работе, если собственную жизнедеятельность, свое духовное благополучие, личностное развитие и совершенствование связывает с деятельностью, направленной на оказание помощи другим людям в решении их проблем. Но он может субъективно быть незаинтересованным в социальной работе и негативно относиться к людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию в силу особенностей своей личности.

Человек в теории и практике социальной работы может рассматриваться по крайней мерс в трех качествах в зависимости от субъективной и объективной заинтересованности в ее результатах и осознания этой заинтересованности и своего места в субъект-объектных отношениях. Соответственно этому члены общества могут быть объединены в три группы (категории).

Заинтересованность человека-объекта в результатах социальной работы носит непосредственный, но в основном субъективный утилитарный характер, поскольку от них зависит его личное будущее благополучие и, возможно, благополучие его близких.

Человек, принадлежащий к этой категории, может выступать также как потенциальный объект, для которого трудная жизненная ситуация уже стала реальностью, но за помощью он пока не обратился, все еще надеясь на собственные силы или помощь членов своего окружения. Его заинтересованность в результатах социальной работы носит в основном потенциальный и так же, как в первом случае, преимущественно субъективный утилитарный характер. В современной России возможны случаи, когда потенциальный клиент не обращается за помощью только потому, что не знает о возможностях социальных служб, а порой — и об их существовании.

Возможна определенная объективация заинтересованности индивидов, внесенных в эту категорию, в социальной работе: по аналогии с собой, своими обстоятельствами и проблемами и обладая развитыми социальным мышлением, чувствами эмпатии и сострадания, они вполне могут предположить, что в социальной работе могут испытать нужду и другие индивиды, а значит, социальная работа, с их точки зрения, может иметь право на существование «на всякий случай»[1].

В эту категорию целесообразно также включить членов социального окружения клиента, поскольку они заинтересованы в результатах социальной работы, и могут быть привлечены к участию в процессе деятельности как его объекты и субъекты, и, безусловно, могут иметь некоторое представление о предметном поле социальной работы.

Вторую группу образует человек-субъект (специалист). В эту группу целесообразно объединить всех, участвующих в социальной работе в качестве активных официальных субъектов: специалистов разного уровня, непосредственно реализующих процесс помощи человеку, организующих, планирующих, проектирующих социальную работу, обучающих социальной работе и др. Их заинтересованность в результатах социальной работы носит хотя и непосредственный, но далеко не всегда объективный характер. Они заинтересованы в результатах своей личной профессиональной деятельности, результатах деятельности своих коллег, учреждения и даже системы в целом с точки зрения собственного профессионального и социального благополучия. Но помимо этого они уверены в необходимости социальной работы для клиентов и их близких и соответственно в их заинтересованности в результатах деятельности. Необходимость социальной работы и соответственно заинтересованность в ее результатах со стороны общества специалисты-практики, непосредственно осуществляющие социальную работу, видят в основном в том, что трудная жизненная ситуация может сложиться в жизнедеятельности каждого человека, следовательно, социальная работа потенциально может стать необходимостью для каждого[2].

В данную группу могут быть включены члены окружения субъектов, однако их заинтересованность в результатах социальной работы не носит выраженного характера и может быть выражением группового эгоизма. Скорее, она может рассматриваться как заинтересованность в профессиональном и соответственно социальном благополучии близкого человека, связанном с результатами его профессиональной деятельности.

Представитель третьей группы, не-специалист и не-клиент, т.е. человек, не принимающий непосредственного участия в профессиональной социальной работе, может полагать, что не заинтересован в ее результатах, хотя такая незаинтересованность носит скорее кажущийся, субъективный, нежели объективный характер.

Осознание своей заинтересованности в результатах социальной работы в наибольшей степени характерно для первой и второй групп, т.е. для непосредственных субъектов и объектов профессиональной социальной работы, хотя эта заинтересованность носит в основном субъективный, утилитарный и ситуативный характер. Представители третьей группы (не- клиенты и не-специалисты) — члены общества — могут субъективно не ощущать своей заинтересованности в результатах профессиональной социальной работы, но объективно эти результаты им небезразличны.

В процессе практической социальной работы может проявиться не только единство, но и противоречие конкретных интересов

представителей указанных трех групп. Социальная работа не свободна от конфликтов. Конфликт интересов специалиста и клиента может развиться в связи с тем, что клиент будет выступать с субъективных позиций, а специалист — с объективных. Вследствие этого они различным образом будут представлять себе причины трудной жизненной ситуации и оптимальный конечный результат взаимодействия. Возможны противоречия в связи с субъективной оценкой клиентом его собственного статуса как клиента. Возможны конфликты между специалистом и близкими клиента в том, например, случае, когда близкие стремятся уклониться от выполнения своих родственных обязанностей и, более того, стремятся решить свои проблемы, ущемляя права своего родственника — клиента социального работника.

  • [1] Рассуждая о сострадании, Т. Гоббс говорит о способности человека увидеть себяв будущем на месте страдающего. См.: Гоббс Т. Человеческая природа. Сочинения.В 2 т. Т. 1. М. : Мысль, 1989. С. 546. Эта способность заставляет человека поройпредвидеть возможную необходимость социальной работы.
  • [2] Мнения специалистов многократно анализировались и уточнялись в ходе работыкурсов повышения квалификации РГСУ для работников социальных служб.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >