Философия повседневности и ее место в социальной работе

В последнее время особое внимание исследователей привлекли к себе два понятия — обыденная жизнь и повседневность, обозначающие определенную сферу и способ жизни, как пишет Б. Вальденфельс[1]. С начала XX в.

повседневная жизнь с ее привычностью и узнаваемостью для каждого человека стала предметом изучения гуманитарных наук. Последние открыли для себя важность и значимость изучения повседневной жизни обычных людей. Сегодня повседневность является предметом целого комплекса научных дисциплин: социологии, психологии, психиатрии, лингвистики, теории искусства, теории литературы и, наконец, философии.

Повседневность — одно из пространственно-временных измерений истории, открытая темпоральная структура, которая находится в постоянном процессе изменения. Повседневностьэто процесс жизнедеятельности индивидов, развертывающийся в привычных общеизвестных ситуациях на базе самоочевидных ожиданий. Категория повседневности используется для описания явлений повседневной жизни, ежедневных забот индивида по обеспечению своего физического, социального и духовного повседневного существования. С повседневностью связаны такие явления, как обыденное сознание, здравый смысл, обыденное культура.

Философия повседневностиобласть философии, занимающаяся исследованием проблем повседневного человеческого существования в мире. В центре внимания философии повседневности находятся экзистенциальные проблемы, т.е. проблемы человеческого существования, связанные с переживанием человеком своего бытия в мире. Эта тема часто доминирует в философских трактатах и научных исследованиях, авторы которых обращаются к определенным аспектам жизни, истории, культуры и политики; при этом оценка повседневной жизни может быть различной. Проблема выявления сущности повседневного бытия есть проблема исследования каждодневного, рутинного бытия каждого конкретного индивида, в котором представлена целостность и духовная полнота его личности

В качестве важнейшей формы человеческой жизни повседневность стала объектом внимания многих социально-гуманитарных наук. Повседневность как феномен представляет большой интерес и для наук о социальной работе, так как значительная часть проблем, с которыми сталкивается индивид и с которыми работает специалист, является частью повседневности.

В современной западной социальной философии имеются серьезные теоретические наработки в области исследования повседневности. Обыденная жизнь не существует сама по себе, а возникает в результате процессов «оповседневнивания», которым противостоят процессы «пре- одолевания повседневности». Повседневность — это дифференцирующее понятие, которое отделяет одно явление от другого. Границы и значения выделенных сфер изменяются в зависимости от места, времени, среды и культуры.

Повседневное — это привычное, упорядоченное, знакомое, в чем-то даже стереотипное. В противоположность повседневному неповседневное существует как непривычное, «выпадающее» из обычного порядка, незнакомое, порой пугающее и определенно выбивающее индивида из привычной колеи. Отделение необычного от повседневной привычки принимает патологические формы, когда для него нет места и времени. Отсутствие места и времени обращает все возможности жизни в обычные и каждодневные.

Повседневность обладает определенными характеристиками:

антропоцентричность: человек является центром в повседневном видении мира, все в мире оценивается с точки зрения значимости для человека;

интерсубъективность, т.е. повседневная жизнь формируется и проявляется в общении людей;

концентрированность на практическом решении повседневных, бытовых проблем;

прагматичность, принцип полезности;

ориентированность на настоящее и ближайшее будущее;

индивидуальность повседневной картины мира для каждого человека и ее изменчивость, т.е. возможность переосмысления;

схематичность, стремление к созданию стереотипов, ориентация на стандарты;

эмоциональная окрашенность, т.е. основой обыденной картины мира являются переживания, эмоциональные состояния.

С самого начала повседневность предстает перед человеком как смысловой универсум, совокупность значений, которые он должен интерпретировать для того, чтобы обрести опору в этом мире, прийти к соглашению. «Повседневность» понимается при этом предельно широко — как нечто типичное для жизни определенной группы индивидов, ее культурная обстановка, бытовой антураж, личностные типажи; даже если все это предельно отличается от спокойствия усредненного быта своим богатством, эпатажем, риском, приключениями, преступлениями и прочими эксцессами.

Духовность выступает в качестве регулятивного принципа повседневного бытия, наполняя его универсальными духовно-культурными смыслами. Повседневные изменения в духовном мире человека образуют классификацию обыденных форм чувственности. Рутинность повседневности проявляет себя отнюдь не только в буквальной и монотонной повторяемости фигур мышления и речи, актов коммуникации и поведения. Повседневность, обслуживая реальную цикличность человеческой жизни, вырабатывает ряд специальных форм, позволяющих парадоксальным образом воспроизводить, культивировать новизну в рамках хорошо известного старого. Постоянство жизненных ситуаций осваивается человеком всякий раз заново в процессе целесообразной и осмысленной деятельности. Повседневное бытие индивида только в том случае обладает высшим духовным смыслом, если сама творческая сущность человека остается основой ее становления и развития, в результате чего повседневное бытие приобретает экзистенциальное измерение.

Устойчивыми признаками повседневности являются постоянное обновление и очищение. Повторяемость этих действий и событий придает индивиду уверенность в себе, устойчивость в жизни. Но повседневность вследствие повторяемости действий и событий становится катализатором творчества: процесс оповссдневнивания, рутинизации имеет свою противоположность в процессе преодоления повседневности. Сюда относится появление необычного в процессах творчества и инновации, которые опредмечиваются посредством отклонений, отходов от правил, т.е. девиаций в широком смысле, новых дефиниций. Повседневность существует как пространство образования смысла, выработки определенных правил. Когда именно новое и оригинальное становится более несовместимым с интегративным общим порядком или регулятивным основополагающим принципом, тогда оно принимает форму отклонения.

Повседневное зачастую становится объектом критики. В качестве ограниченного, замкнутого в себе самом повседневное противопоставлено истинной жизни и истинному миру. В этом противопоставлении отношение дополнительности, которым были связаны обыденное и необычное, переходит в отношение иного рода, в отношение иерархии, которая разделяет две сферы реального. Несомненно, повседневность не может заменить специфические формы деятельности или стать единственным основанием человеческой жизни. Но тем не менее повседневность становится условием, на котором возможно формирование специфических видов деятельности, не связанных с удовлетворением витальных потребностей — социальной, духовной, профессиональной.

Повседневность — это не только рутинные действия по обслуживанию самого себя и членов семьи, уборке жилища и т.п. Это, например, и ежедневная и еженедельная рекреация, которая дает возможность с новыми силами приступить к решению творческих задач. Поэтому феноменология повседневности ставит перед собой задачу воссоздания как можно более полной картины повседневной жизни во всем ее многообразии, в котором и отклонения, и правила рассматриваются как особенности, в равной мере значимые для человека.

Социальная философия при исследовании повседневности рассматривает многомерную действительность с позиций ее онтологического и гносеологического влияния на человека, ее влияние на процессы идентификации, протекающие на различных социальных уровнях. Комплексное знание базируется на онтологическом допущении, согласно которому объект анализа — повседневность — обладает многослойной структурой и разнообразен в формах осуществления.

Повседневное — это значительная часть жизни человека не только в количественном (например, с точки зрения времени и пространства), но и в качественном выражении, в первую очередь, с позиций уровня стабильности, безопасности и комфортности. Поэтому от качества повседневности существенно зависит благополучие человека и его социальное самочувствие. Специалисты в области социальной работы и других «помогающих» профессий знакомы с категорией «трудная жизненная ситуация», которая характеризуется тем, что нарушает нормальную жизнедеятельность человека. Иными словами, трудная жизненная ситуация так или иначе связана с нарушениями повседневности, возникновением необычного, что нарушает привычный порядок жизни в негативную сторону. Поэтому зачастую деятельность социального работника с точки зрения философии повседневности может быть интерпретирована как восстановление повседневности, нарушенной или разрушенной трудной жизненной ситуацией.

Но деятельность социального работника может быть связана с феноменом повседневности и противоположным образом. Например, если трудная жизненная ситуация носит перманентный или имманентный характер, то это означает, что повседневное обладает негативными характеристиками. Значит, специалисту необходимо направить усилия на преобразование повседневности, формирование повседневности с принципиально новыми, более позитивными характеристиками, удовлетворяющими потребности человека в большей, нежели ранее, степени.

  • [1] Вальденфельс Б. Повседневность как плавильный тигль рациональности. М. :Социо-Логос ; Прогресс, 1991.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >