Проблема научной идентификации категорий и понятий теории социальной работы

Развитость социально-гуманитарных наук в значительной степени предопределяется степенью разработанности их категориальнопонятийного аппарата. История науки убедительно свидетельствует о том, что становление любой научной дисциплины всегда было связано с вычленением присущих ей специфических понятий, терминов и категорий. Однако этот процесс, как правило, носит длительный и противоречивый характер. Каждое новое направление рождается в недрах существующих наук и, естественно, на первом этапе заимствует сложившуюся в них терминологию. И только впоследствии, по мерс глубокого и разностороннего осмысления его сути, природы и принципиальных особенностей появляются оригинальные, присущие только этой новой науке понятия.

Выработка исходного понятийного аппарата фундаментальной и прикладной науки о социальной работе в значительной мерс способствует научному осмыслению сущности социальной работы как специфического вида социальной деятельности, по отношению к которой теория социальной работы выступает как средство теоретического и методологического анализа этой формы жизнедеятельности общества.

В науке важно не только то, о чем говорится, но и то, как об этом говорится. Идеи и установки, выраженные посредством языка науки, служат не в качестве зеркального отражения реальной действительности, а являются средством, с помощью которого ученые пытаются понять и интерпретировать эту действительность. Выводы, сделанные по итогам исследования, являются научными, во-первых, в связи с теми методами, с помощью которых они были получены и, во-вторых, благодаря тому понятийному аппарату, который был задействован в процессе исследования и формулирования этих выводов.

Это настолько высоко специализированный аппарат, что на приобретение способности квалифицированно пользоваться им и понимать его уходит больше труда, чем на овладение любым другим инструментарием из тех, которые используются в практике человечества. Иными словами, наука представляет собой высокоспециализированный язык, более трудный для освоения, чем любой из естественных языков. Это искусственный язык — но не в том смысле, что он ненастоящий, а в том, что он представляет собой плод высокого искусства; он предназначен для конкретной цели, его нельзя ни усвоить, ни научиться понимать тем же путем, каким усваивается родной язык человека[1].

Терминологическая культура требует корректности в использовании понятийного аппарата, учитывая при этом принадлежность термина к конкретной науке. Между тем на этапе становления новой области социально-гуманитарного знания происходит порой некритическое заимствование терминологии, чуждой данному направлению науки. Так, в социальной работе постоянно встречаются попытки идентифицировать понятие «клиент».

Клиент (от лат. cliens, -tis, — слушающий), как видно из словарей,

— это тот, кто пользуется услугами, получает услуги, заказчик. Другое значение слова «клиент» — находящийся под чьим-либо покровительством. Еще одно значение данного слова говорит о том, что клиент — это человек, поручивший свои дела кому-либо. Можно видеть, что все эти три значения с одной стороны дополняют, но с другой — противоречат друг другу, если рассматривать их применительно к социальной работе.

С одной стороны, клиент социального работника находится под его покровительством, а это уже дает основания полагать, что часть прав и обязанностей передается специалисту. Таким образом, нарушается баланс в системе субъект-субъектных отношений в пользу социального работника: он субъект, в то время как клиент — объект. С другой стороны, клиент

— заказчик услуг, т.е. имеет право требовать любую услугу, не противоречащую функционалу социального работника и учреждения социального обслуживания. И вновь баланс субъект-субъектных отношений нарушается, так как субъектом становится клиент, в то время как социальному работнику отводится роль объекта: он — исполнитель воли клиента. А с третьей стороны, свои дела он поручает социальному работнику и не обязан принимать участие в решении собственных проблем; в этом случае он вообще выключается из социальной работы как деятельности. В бытовом плане понятие «клиент» имеет много схожего с понятием «потребитель».

Но это понимание данной категории противоречит самому духу социальной работы. В первую очередь, социальный работник отвечает за судьбу человека, его благополучие, и только во вторую — за услугу. А это значит, что он должен прислушиваться к мнению клиента, но не идти у того на поводу. Социальный работник должен содействовать удовлетворению рациональных интересов клиента, а не всего того, что клиенту хочется. Социальные работники не устают повторять, что их основная задача — не накормить клиента рыбой, а дать ему удочку и научить эту рыбу ловить. В социальной работе возможна ситуация, когда клиент будет находиться под покровительством социального работника, который возьмет на себя часть прав и обязанностей, но это, скорее, частный случай. Таким образом, одна из базовых категорий социальной работы оказывается неопределенной и в прямом, и в переносном смысле.

Согласно п. 3 ст. 3 Федерального закона Российской Федерации от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» клиент получил другое наименование — получатель социальных услуг. Согласно Закону, получатель социальных услуг — гражданин, который признан нуждающимся в социальном обслуживании и которому предоставляются социальная услуга или социальные услуги. Статья 15 данного Закона содержит перечисление оснований для предоставления социальных услуг. И вновь можно констатировать, что употребляемый в Законе термин «получатель» социальных услуг имеет много схожего с понятием «потребитель» этих услуг, хотя такой акцент субъектное™ смещен на социального работника.

Аналогичным образом обстоит дело, если рассматривать такие категории, как «трудная жизненная ситуация», «благополучие», «социальное благополучие». Но главное — не в полной мере определена категория «социальная работа». Как говорилось выше, только основных, наиболее часто используемых определений этой категории насчитывается более 200.

Одна из проблем теории социальной работы заключается в том, что некоторые ее понятия и категории представляют слова и словосочетания русского языка (например, «трудная жизненная ситуация», «вынужденный переселенец»), что обусловливает их интуитивное понимание как социальными работниками, так и неспециалистами. Но это понимание не всегда адекватно отражает истинный смысл конкретной категории, что порождает многочисленные ошибки.

Таким образом, понятийно-категориальный аппарат теории социальной работы, несомненно, существует, однако объективно требует переосмысления и последующей доработки. В этой работе необходим философский подход, который требует исходить не столько из внешних признаков определяемого феномена, сколько из его сущностных признаков. При реализации этого подхода сущность феномена будет отражена в его определении, что не только даст более верное представление о нем, но и поможет избежать разнообразия его толкований.

  • [1] Дьюи Д. Общество и его проблемы. М. : Идея-Пресс, 2002. С. 119.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >