Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Реформирование мировой финансовой архитектуры и российский финансовый рынок
Посмотреть оригинал

Потенциальные угрозы и вызовы для России в связи с проектами создания торгово-инвестиционных блоков США со странами Евро- Атлантического и Азиатско-Тихоокеанского регионов.

Прежде всего, следует еще раз подчеркнуть, что Россия не была официально приглашена к участию ни в одном их этих блоков. Создавшаяся в этой связи ситуация является скорее достоинством, чем недостатком.

Во-первых, проекты ТТИП и ТПП, несмотря на всю свою амбициозность, содержат в себе много противоречий. Прежде всего, это противоречия между крупными ТНК и малым и средним бизнесом, интересы которого будут ущемлены по мере того как ТНК будут стремиться занять максимально возможное количество ниш в либерализированной трансатланической и транстихоокеанской торговле[1]. Это коснется как европейских, так и азиатских рынков, которые традиционно функционируют в условиях государственного регулирования и которым будет сложно адаптироваться к англосаксонской предпринимательской культуре. При этом следует учитывать, что ТТИП затрагивает не только торговые, но и инвестиционные аспекты. Это означает, что ТНК смогут подавать судебные иски на правительства, которые попытаются ограничивать их прибыли путем поддержания национальных экологических стандартов, защиты социальных прав трудящихся, а также налогового регулирования. Судебные иски будут рассматриваться в соответствии с международными правовыми нормами, так что возможности как национальных правительств, так и Европейской Комиссии по сопротивлению давлению ТНК будут ограничены. Маловероятно, что данное положение вещей будет способствовать взаимовыгодному сотрудничеству между ЕС и США.

Во-вторых, большую проблему для трансатлантического партнерства представляет сохранение внутриблоковых валют США и ЕС - доллара и евро. Доллар по существу вытесняет евро с глобального финансового рынка. Кроме того, в условиях современных валютных войн, возможности партнеров ТТИП проводить взаимные девальвации собственных валют для получения конкурентных преимуществ могут расширяться по мере упразднения в рамках трансатлантического партнерства других регуляторных инструментов. Тем более, что предпосылки для этого уже созданы. В 2015 г. США свернули программу количественного смягчения1, которая, в свою очередь, начиналась в зоне евро. В результате курс евро относительно доллара снизился с 1,35 в июле 2014 г. до 1,12 в августе 2015 г. В ответ на это третьи страны также будут более активно использовать валютный курс своих национальных денежных единиц с целью повышения привлекательности своей продукции для трансатлантического рынка. Валютные войны могут привести к раскручиванию инфляционной спирали, что окончательно дестабилизирует и без того неустойчивое финансовое положение стран ЕС, многие из которых до сих пор не вышли из финансового кризиса. Помимо этого и ЕС, и США обладают избыточными финансовыми ресурсами, что в результате трансатлантической интеграции может привести к еще большему понижению нормы прибыли общего финансового рынка США и Евросоюза. В свою очередь это спровоцирует активизацию спекулятивной и теневой банковской деятельности. Следовательно, выгоды от ТТИП могут быть полностью нивелированы повышением затрат по противодействию подобным побочным эффектам. В этой связи возрастают риски обращения сторонами ТТИП к экстраординарным мерам политики, прецеденты которых уже созданы как в ЕС (экспроприация вкладов в банках Кипра в 2013 г.), так и в США (закон FATCA , начавший действовать с 1 января 2014 г.). [2] [3]

Действие этих и подобных им дискриминационных мер направлено против третьих стран и прежде всего России с учетом нынешней геополитической ситуации. Поэтому России необходимо заблаговременно озаботиться вопросом обеспечения безопасности своих капиталовложений в странах ТТИП вплоть до разработки планов по выводу финансовых ресурсов из стран ТТИП и установления более жесткого контроля международного движения капитала.

В-третьих,создание зоны свободной торговли с конкурентами, которые обладают технологическими или финансовыми преимуществами всегда приводит к асимметричному распределению выгод в пользу последних. А именно такими конкурентами выступают сегодня США и ЕС по отношению к России. США и ЕС осуществляют в основном взаимный обмен товарами-аналогами в рамках внутриотраслевой специализации. В торговле между ЕС и США превалируют три основные группы товаров - машины и транспортное оборудование, продукция химической промышленности и прочие промышленные товары (в 2014 г. на эти 3 группы приходилось 73,6% импорта и 77,3% экспорта ЕС в торговле с США)1. Такой высокий уровень специализации предполагает жесткую конкуренцию, к которой Россия на нынешнем этапе своего развития не готова. России пока рано открывать свой рынок для стран, находящихся на более высоком уровне развития технологий. Напротив, РФ следует активно заниматься импортозамещением и восстановлением базовых отраслей своей промышленности. России необходима полномасштабная новая индустриализация, которая требует достаточно активного государственного вмешательства в процессы воспроизводства с

привлечением всех классических инструментов промышленной политики . [4] [5]

3

В-четвертых, взаимовыгодное сотрудничество России с США и странами Евросоюза не представляется возможным в условиях современных экономических санкций. Поэтому России не следует распылять свои усилия, а полностью сосредоточить их на собственном интеграционном проекте - Евразийском экономическом союзе. Как континентальная и наделенная богатыми сырьевыми ресурсами держава, Россия обладает неоспоримыми преимуществами для формирования устойчивых торгово-инвестиционных связей в рамках евразийского экономического пространства. Торговые преимущества России заключаются прежде всего в том, что ее основные географические соседи - ЕС и Китай - являются чистыми импортерами ресурсов. Одновременно России следует более активно работать над развитием национального финансового рынка и продолжать осуществлять поддержку инициатив, направленных на формирование институтов, представляющих собой альтернативу международным финансовым и торговым организациям, фактически находящихся под контролем США.

Таким образом, с учетом территориальных, сырьевых, экологических преимуществ, а также выгодного географического расположения в самом центре Евразии, Россия имеет все предпосылки для достойного противостояния вызовам США. Успешная реализация проекта Евразийского экономического союза повысит привлекательность России, как для Европы, так и для Азии. Помимо прочего, этому должно также способствовать наличие значительного числа точек соприкосновения в евразийской цивилизационной матрице с европейской и особенно с азиатской системами ценностей, расширению и развитию которых необходимо придать целенаправленный характер.

  • [1] Workman G. The Transatlantic Trade and Investment Partnership: Big Opportunitiesfor Small Business. TheAtlanticCouncil.Washington, November 2014. P. 5.
  • [2] Количественное смягчение (quantitativeeasing) - нетрадиционная мера денежно-кредитной политики, при помощи которой происходит инъекция денег вэкономику.
  • [3] FATCA (ForeignAccountTaxComplianceAct) - Закон о налоговом соответствиииностранных счетов (принятый в США в 2010 г.), нацеленный на
  • [4] предотвращение уклонения от уплаты налогов американскими гражданами ирезидентами, которые имеют счета в иностранных финансовых учреждениях(ИФУ). Согласно закону ИФУ обязаны информировать о таких счетах Налоговоеуправление США. В противном случае эти счета будут облагаться 30% штрафом.Тем самым FATCA призван затруднить для резидентов и граждан США размещатьфинансовые активы за пределами США, а также пополнять доходы федеральногобюджета путем расширения налогооблагаемой базы на глобальные операциисвоих резидентов и их партнеров за счет иностранных банков.
  • [5] European Union, Trade in goods with USA. European Commission, 10 April 2015.Ec.eu.europe.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы