Нормирование и регулирование валютного курса рубля

Выше был сделан вывод о почти трехкратном занижении современного реального курса российского рубля (далее рубля) в рамках проведенного анализа глобальных дисбалансов современной МФА. Рассмотрим подробнее проблемы функционирования и регулирования валютного сектора российского финансового рынка, которые могут быть сгруппированы следующим образом: 1) современное состояние валютного курса рубля; 2) организация регулирования валютного курса в современных условиях; 3) возможности использования рубля в международных расчетах.

Анализ современного состояния валютного курса рубля.

Монетарные проблемы российского финансового рынка в последние два года (отсутствие «длинных» денег, дороговизна финансовых ресурсов и др.) усилились в связи с обострениями в валютной сфере, когда с введением режима свободного плавания в ноябре 2014 г. рубль резко обесценился. При этом курс рубля продолжает свое снижение, которое началось еще раньше - вследствие падения цен на нефть осенью 2014 г. Удешевление рубля было даже более масштабным, чем у валют других стран экспортеров энергоносителей (рисунок 6). Переход российского рубля в режим свободного плавания повлек за собой ряд негативных последствий. Во-первых, как экспортер сырьевых товаров (в первую очередь нефти и газа), оплата которых на мировом рынке производится в долларах, Россия недополучает валютную выручку в кратном размере. Данная ситуация выгодна западным ТНК, в первую очередь, американским. Тем самым уменьшается приток краткосрочных средств на внутренний рынок (усугубляется проблема ликвидности российского финансового рынка). Во-вторых, иностранные экспортеры капитала, инвестирующие в долларах, получают возможность приобретать российские предприятия и прочие активы по ценам, которые в несколько раз ниже цен, определяемых на основе ППС. Тем самым уменьшается приток долгосрочных средств на внутренний рынок (усугубляется проблема финансовой неустойчивости). В-третьих, цены на товары, которые экспортирует Россия, на внутреннем рынке равны их долларовой цене, пересчитанной в рубли не по ППС, а по фактическому валютному курсу. Это означает, что в самой России население и компании в несколько раз переплачивают за товары и услуги, в которых превалируют сырьевые издержки (бензин, минеральные удобрения, коммунальные услуги, продовольственные товары). Отметим, также, что с введением плавающего курса рубля резко возросла его волатильность (рисунки 4.1 и 4.2).

Вызывает удивление объяснение причин, по которым была уменьшена поддержка курса рубля мегарегулятором, Банком России, и курс вошел в режим свободного плавания. По мнению руководства ЦБ РФ, поддержка рубля была оправдана, пока не было санкций и пока не произошло падение цен на нефть[1]. Но когда оба эти события, которые напрямую подрывают стабильность валютного курса, произошли одновременно, то вместо того, чтобы стабилизировать валютный рынок своим непосредственным участием на нем, Банк России, напротив, решил прекратить поддержку валютного курса рубля. Представляется, что указанные факторы должны были бы вызвать прямо обратные действия от тех, которые были фактически приняты.

Динамика курсов валют ряда стран (01.01.2014 =100) Источник

Рисунок 4.1 - Динамика курсов валют ряда стран (01.01.2014 =100) Источник: Bloomberg.

Волатильность курса рубля*

Рисунок 4.2 - Волатильность курса рубля*

*индекс номинального курса рубля к доллару США, к предыдущему дню

McT04HHK:URL:www.cbr.ru

Девальвация рубля активизировала валютных спекулянтов, прибыльность операций которых резко возросла, превышая в отдельные периоды 100%. Новые инструменты Банка России (валютное репо) также способствовали усилению спекулятивных операций.

Те меры, которые использовал Банк России для стабилизации положения на валютном рынке - ограничение предоставления рублевой ликвидности в целом, а также повышение процентных ставок (повышение ключевой ставки до 17% в декабре 2014 г.[2]) - воздействуют на экономику двояко. С одной стороны, они действительно сократили приток рублевой ликвидности на валютный сектор финансового рынка, способствуя его стабилизации. Но с другой стороны, эти меры ограничили доступность рублей для всех остальных видов рублевых операций на других секторах РФР (кредиты, депозиты и т.д.), а также сделали стоимость денег неприемлемо высокой (Приложение, рисунок 3). Экономический рост в результате замедлился, что естественно, при всей множественности факторов, влияющих на экономический рост (Приложение, рисунок 4).

Внешним фоном для проведения необдуманной и разрушительной для российского финансового рынка в условиях экономических санкций политики по росту процентных ставок были рекомендации МВФ: «Для выполнения установленного Банком России на 2015 г. целевого показателя по инфляции на уровне 4,5% и сдерживания инфляционных ожиданий при переходе к полномасштабной системе таргетирования инфляции Банку России следует быть готовым в течение следующего года дополнительно повысить процентные ставки»1. При этом США в 2015 г. Фонд рекомендовал диаметрально противоположные подходы: «Преждевременное повышение ставок может вызвать ужесточение финансовых условий или расшатывание финансовой стабильности, что будет препятствовать росту экономики...»[3] [4] [5]. Инфляция в России действительно довольно высока, но ее рост в большой мере был, во- первых, обусловлен девальвацией рубля, а во-вторых, более высокие процентные ставки способствовали росту издержек и, следовательно, инфляции.

Курсовая нестабильность и девальвация рубля в 2014-2015 гг. привели к появлению вновь некоторых отрицательных явлений из прошлого, в частности, долларизации и даже «бегства» от рубля (на непродолжительный период). Все это развивалось в условиях сохраняющихся санкций против России и снижения цен на нефть, что лишь усилило давление на курс рубля. По справедливым оценкам Президента РФ В.В. Путина, события на валютном рынке «не связаны с фундаментальными экономическими причинами и факторами» . По оценкам ОЭСР, в конце 2014 г, курс доллара должен был составлять 19 руб./долл.[6]. Согласно индексу BigMac, в июле 2015 г. рубль входил в четверку наиболее недооцененных валют мира. При этом ожидания и предпочтения рынка отнюдь не одинаковы. Так, согласно февральскому 2015 г. мониторингу, за укрепление рубля выступали 58% опрошенных промышленников, за дальнейшую девальвацию - всего 2%[7].

Необходимо также принимать во внимание, что недооценка рубля, которая сохраняется до сих пор, была заложена в самом начале формирования национального валютного рынка - в конце 1980х гг.

Тогда рубль был существенно недооценен, а доверие к нему было очень низким, что обусловило долларизацию РФР, как участника англосаксонской доллароцентристской системы МФА и заложило основу для экспортной ориентации российской экономики. Очевидно, что сторонники опоры на экспорт и внешнюю сферу, как главный источник роста, заинтересованы в обесценивающейся валюте. В обесценении рубля заинтересован также и государственный бюджет. Однако недооценка рубля сама по себе фактически не приводит к увеличению экспортной валютной выручки1. Происходит лишь рост рублевых доходов экспортеров после продажи валютной выручки, полученной от экспорта.

В то же время эффективность привлечения валютных кредитов снижается, а акции российских предприятий-экспортеров, как и все российские финансовые активы в целом, становятся из-за курсового обесценения относительно более дешевыми для иностранных инвесторов. Под обеспечение кредитов в итоге требуется залог большего количества акций, т.е. возникает проблема т.н. margincalls. Обесценение курса валюты приводит к сокращению капитализации фондового сектора РФР и снижению котировок в целом (рисунки 4.3 и 4.4). При этом более дорогой рубль повышает эффективность привлечения иностранных инвестиций, делая продаваемые активы более дорогими и создавая возможность уменьшения более дорогостоящего обеспечения (залогов).

Курс руб./долл. Источник

Рисунок 4.3 - Курс руб./долл. Источник: ЦБ РФ

Капитализация российского фондового рынка(млрд. долл.) Источники

Рисунок 4.4 - Капитализация российского фондового рынка(млрд. долл.) Источники: НАУФОР, ЦБ РФ.

из-за ограничений пропускных способностей трубопроводов, портов и др., а также из-за ограничений со стороны спроса мирового рынка на энергоносители.

В свою очередь, при «дешевом» рубле и экспортеры и государственный бюджет будут сталкиваться с удорожанием внешних долгов, импортных компонентов и др. При «дешевом» рубле, происходит уменьшение доходов населения и сжатие внутреннего спроса - важнейшего драйвера экономического роста. Для экономики в целом будет также отмечаться рост инфляции. По оценкам ЦБ РФ, превышение инфляцией целевого уровня в 5% примерно «на две трети обусловлено ослаблением курса»[8]. В этой связи возникает противоречие в проводимой ЦБ РФ денежно-кредитной политике: между объявленной целью и применяемыми инструментами. С одной стороны, объявляется цель - снижение инфляции, а с другой стороны, одновременно с этим используются меры (девальвация рубля и повышение процентной ставки), которые эту инфляцию провоцируют.

Основной антитезой удорожанию рубля является утверждение, что рост курса рубля усиливает конкуренцию с импортными товарами. Однако, во-первых, это является стимулом для повышения конкурентоспособности российских производителей, а во-вторых, стимулирует импортозамещение, особенно актуальное в условиях мобилизационной модели развития экономики. Кроме того, валютный курс не является универсальным инструментом и его эффективное использование в целях внешнеэкономического регулирования возможно лишь в комплексе с другими мерами торговой политики, которые обеспечат защиту соответствующих национальных производств. При этом фактор более дешевого импорта имеет свои положительные стороны, так как удешевляет импортную составляющую для внутреннего производства, снижая тем самым издержки. В соответствии с приоритетами экономической и структурной политики можно осуществлять селективный подход, обеспечивая низкий уровень цен для тех товаров, импорт которых является для внутренних производителей ключевым и, напротив, вводить защитные меры по тем товарам, производство которых необходимо в первую очередь осуществлять на национальном рынке.

Неэквивалентный, почти втрое заниженный курс рубля имеет в современных условиях реформирования МФА и применения в отношении России экономических санкций не только финансово- экономический, но и геоэкономический аспект. С точки зрения потребительского сектора валютный курс рубля показывает, насколько эффективно или неэффективно для российской экономики участие в международном разделении труда. Валютный курс рубля представляет собой индикатор того, как оцениваются результаты труда российских производителей (рублевая зарплата, доходы в целом) мировым рынком, какой объем товаров российские потребители могут там приобрести по итогам «трудового дня» (недели, месяца, года). Другими словами, какой спрос могут предъявить мировому рынку российские потребители в обмен на итоги их трудозатрат, и каков, в свою очередь, будет объем спроса у других стран к российской экономике по итогам их аналогичных трудозатрат сопоставимого качества и квалификации. Поэтому, чем более необоснованным будет удешевление рубля, тем более неэквивалентным будет обмен РФ с внешним миром и тем в большей степени это будет походить на принципы, которые использовались в прошлом в отношениях между страной-метрополией и развивающимися территориями.

Слабая национальная валюта отсекает Россию от участия в мировой экономике и мировых финансах в качестве полномасштабного инвестора, делая зарубежные реальные активы для российских инвесторов недоступно дорогими и оставляя в результате возможность участия РФ в мировой экономике и финансах лишь во второстепенном качестве поставщика товаров и сырья. Постоянно обесценивающаяся и недооцененная валюта еще больше консервирует экспортную ориентацию отечественной экономики и сырьевой профиль такого экспорта. Именно сырьевые экспортеры являются основными бенефициарами слабого рубля. Когда экспортер сырья продает свою валютную выручку и получает рубли, то он же и формирует рублевые спрос и предложение для всей остальной экономики, размещая заказы, субподряды и т.д. Другие отрасли начинают все больше работать на обслуживание «сырьевых» интересов, и роль сырьевого сектора возрастает.

В этой связи для прогрессивных изменений в структуре российской экономики необходимы новые подходы в валютной и денежно-кредитной политике, которые способствовали бы развитию отраслей с высокой переработкой и внутреннего рынка.

  • [1] Выступление Председателя Банка России Э.С. Набиуллиной вГосударственной Думе РФ. 16.06.2015 г.
  • [2] По состоянию на сентябрь 2015г. ключевая ставка ЦФ РФ составляет 11%.
  • [3] МВФ. Российская Федерация - Консультации 2014 года в соответствии соСтатьей IV. 30.04.2014. С. 3.
  • [4] 2015 Article IV Consultation with the United States of America Concluding Statementof the IMF Mission.28.05.2015.
  • [5] URL:http://top.rbc.ru/fmances/10/11/2014/546069becbb20f41 bbe9881 c.
  • [6] URL:https://stats.oecd.org/Index.aspx?DataSetCode=SNA_TABLE4.
  • [7] РБК. Сильный рубль, низкие налоги: чего хотят промышленники от государства.27.03.2015.
  • [8] Выступление Председателя Банка России Э.С. Набиуллиной в ГосударственнойДуме РФ. 16.06.2015 г.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >