Правовая природа и признаки государственного контракта.

Правильное определение правовой природы государственного контракта предполагает предварительное уяснение роли, которую играет юридическая конструкция государственного контракта в аспекте функционирования контрактной системы. Ведущие цивилисты рассматривают совокупность заключенных государственных контрактов как правовую форму опосредования отношений, вытекающих из государственного заказа и как частноправовое средство, которое использует государство для регулирования экономики[1].

С другой стороны, государственный заказ есть одна из экономических форм реализации удовлетворения государственных нужд, которая предполагает развитие различных по своей природе отношений, что предопределяет прохождение отдельных стадий такого заказа: размещения и исполнения. Особенность в том, что государственный контракт во времени заключается после стадии размещения, и, фактически является началом стадии исполнения заказа для государственных нужд. Отношения, которые возникают на разных стадиях размещения государственного заказа, в зависимости от того, какую они играют роль для достижения конечного результата государственной закупки, можно разделить на две группы: организационные и имущественные. Соответственно, первые характерны для стадии размещения, вторые - для стадии исполнения государственного заказа. В имущественных отношениях, для которых государственный контракт выступает правовой формой, характерно противоречие интересов участников контрактной системы: государственный заказчик имеет интерес в экономии бюджетных средств, поставщик (исполнитель), напротив, в получении прибыли, поскольку является предпринимателем.

Отсюда, юридическая конструкция государственного заказа направлена на обеспечение стабильности контрактной системы и должна обеспечивать разумный баланс интересов ее основных участников. Это определяет и особую роль государственного контракта, когда его функции не сводится только к перемещению материальных благ, как в обычном гражданско-правовом договоре, а связана также с организацией согласованной деятельности различных субъектов по удовлетворению государственных нужд[2]. В тоже время, возникает сложность определения отраслевой принадлежности государственного контракта, поскольку правовое регулирование отношений государственных закупок, начиная с процесса формирования государственных нужд, размещения заказов, финансирования, заключения и исполнения государственных контрактов обеспечивается нормами различной отраслевой принадлежности.

Если исходить из того, что в основе контрактной системы находятся отношения, которые межу собой связаны, то и их правовое регулирование должно быть взаимосогласованным. Анализ юридической литературы по проблеме правовой природы государственного контракта, позволяет сделать вывод о том, такого согласования не наблюдается. Оценка государственного контракта ставится в зависимость от того, какой интерес, публичный или частный, ученые считают преобладающим и подлежащим приоритетной правовой защите. В связи с этим, можно выделить следующие концепции обоснования правовой природы государственного контракта: 1) административно-правовую; 2) гражданско-правовую; 3) комплексного подхода, сочетающего в себе элементы как административно-правового, так и гражданско- правового типа регулирования отношений. В рамках проводимого исследования, попытаемся выделить сущность каждого из выделенных подходов, привести аргументы и обосновать собственную позицию.

Суть административно-правовой концепции сводится к тому, что государственный контракт как юридическая конструкция рассматривается в рамках публичного интереса как административно-правовой акт, составляющий основу административного механизма регулирования государственного заказа. Это означает, что нормы административного права должны иметь в сравнении с гражданско-правовыми нормами приоритетное значение в регулировании отношений на стадиях размещения и исполнения государственного заказа. Также государственный контракт в рамках выделенного направления следует сводить к административному договору, поскольку отсутствует подлинная юридическая равноценность воли участников, есть также возможность наступления административной ответственности и отсутствие, как правило, ответственности стороны, обладающей властными полномочиями. Государственный контракт выступает средством реализации государственных задач и функций, что предопределяет возможность применения публично-правовых средств и методов регулирования отношений[3].

Предложенная административно-правовая концепция не может быть принята за основу по следующим основаниям. Во-первых, не следует отождествлять государственный контракт с административноправовым актом. Отличие видится в том, что административноправовой акт направлен на регулирование отношений изначально не равных участников. Здесь же имущественные отношения, в которых законодатель попытался через императивные нормы обеспечить с одной стороны равновесие основных участников контрактной системы, с другой вполне усматривается равенство или изначальное неподчинение, как на стадии размещения заказа, так и на стадии его исполнения. Кроме этого, процедура принятия административно-правового акта отличается от процедуры заключения государственного контракта.

Во-вторых, административно-правовой акт не может составлять основу механизма регулирования государственного заказа. Правовая основа регулирования должна отражать особенности тех отношений, которые образуют основу контрактной системы, в данном случае, организационных и имущественных отношений. Такие отношения подпадают под действие гражданско-правовых норм. Административные отношения также имеют место, но они носят факультативный характер, что означает невозможность приоритета в регулировании административно-правовых норм над гражданско-правовыми нормами на стадиях размещения и исполнения государственного заказа.

В третьих, государственный контракт не может быть сведен к административному договору. Несмотря на то, что конструкция административного договора в науке окончательно не разработана, основная суть ее в том, что речь идет о форме государственного управления, когда субъекты административного права на основе воли и волеизъявления добровольно принимают на себя обязательства в целях достижения публичного блага. Признаки административного договора: может действовать в отношении лиц, которые не являются стороной; одна из сторон договора орган публичной власти; договор опосредует горизонтальные, управленческие отношения; заключается на основе норм административного права; частные интересы вторичны[4]. Напротив, государственный контракт: действует только в отношении лиц, которые являются его участниками; является правовой формой отношений не управленческих, а основанных на равенстве; частные интересы здесь выходят не первый план; орган публичной власти становится государственным заказчиком, однако не проявляет свои властные функции по отношению к другой стороне.

В четвертых, если исходить из того, что государственный заказчик обладает властными полномочиями как сторона договора, то он также может быть привлечен к юридической ответственности, что следует из ст. 34 Закона о контрактной системе. Можно согласиться, что государственный контракт выступает средством реализации государственных задач и функций, но применение публично-правовых средств и методов регулирования отношений между государственным заказчиком и поставщиком (исполнителем), исключается. Закон о контрактной системе вводит некоторые ограничения, но это запреты в рамках дозволительного типа регулирования отношений возникающих после заключения государственного контракта.

Суть гражданско-правовой концепции сводится к тому, что государственный контракт является гражданско-правовым договором. В обосновании этого ученые указывают: равенство или изначальное неподчинение участников отношений; имущественная ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение государственного контракта в виде неустойки или возмещения убытков, что является гражданско-правовыми санкциями; применение гражданско-правовых способов обеспечения исполнения обязательств, возникающих из государственного контракта; процедура заключения - торги, которая применяется в гражданском праве; необходимость формирования существенных условий, без которых государственный контракт не может быть заключен; правила изменения и расторжения государственного контракта схожи с правилами изменения и расторжения договора в гражданском праве; отношения отражают перемещение или создание материальных благ; основные нормы о государственном контракте содержаться в гражданском законодательстве[5].

Предложенные в юридической литературе аргументы о гражданско-правовой природе государственного контракта достаточно убедительны, однако они не позволяют сделать вывод о том, что государственный контракт является гражданско-правовым договором по следующим основаниям. Во-первых, для государственного контракта характерны элементы, которые отсутствуют в обычном гражданско- правовом договоре. Например, такой контракт заключается не на основании свободного взаимного волеизъявления сторон, а на условиях, которые предусмотрены извещением об осуществлении закупки, документацией, заявкой. Существует возможность заключения государственного контракта по типовым формам, разрабатываемым Правительством РФ. Условия контракта могут вводить не государственный заказчик и поставщик (исполнитель), а орган публичной власти.

Во-вторых, для обычного гражданско-правового договора инициатива в его заключении исходит от стороны, и своим волеизъявлением сторона может выбрать способ заключения договора. Напротив, заключение государственного контракта является необходимым, государственный заказчик, в ряде случаев не может выбрать на свое усмотрение способ заключения. Например, ст. 72 Закона о контрактной системе определяет, что заказчики, применяя такой способ заключения государственного контракта, как запрос котировок, ограничены изначально ценой контракта, выше которой данный способ не применяется, долей запроса котировок в общем объеме годовых закупок (установлена законом) и общей суммой закупок.

В третьих, свобода выбора контрагента по договору и свобода выбора условий договора на усмотрение сторон, также ограничены законом. Например, государственный заказчик обязан предоставить преимущества при осуществлении закупок субъектам малого предпринимательства, организациям инвалидов, социально ориентированным некоммерческим организация, учреждениям и предприятиям уголовноисполнительной системы, в отношении предлагаемой ими как поставщиками цены (ст. ст. 27-30 Закона о контрактной системе). Цена как существенное условие государственного контракта не может быть произвольно установлена заказчиком, она определяется исходя из нормирования и методики (ст. ст. 19, 22 Закона о контрактной системе). Необходимость заключения контракта жизненного цикла определяют не стороны государственного контракта, а орган публичной власти (п. 16 ст. 34 Закона о контрактной системе).

В четвертых, отличаются основания признания государственного контракта недействительным от оснований признания недействительной оспоримой сделки. Относительно государственного контракта, его недействительность ставится в зависимость от наличия родственных отношений руководителя государственного заказчика с поставщиком (исполнителем) или личной заинтересованности. В § 2 Глава 9 ГК РФ для признания сделок оспоримыми таких оснований не содержит. Кроме того, способ обеспечения исполнения государственного контракта выбирают не стороны, это прямо предусмотрено законом. В отличие от договора частноправового характера цели государственных контрактов нормативно определены.

Изложенные аргументы позволят сделать вывод о том, что с позиций теории только гражданско-правового договора обосновать правовую природу государственного контракта не представляется возможным. В связи с этим, в юридической науке предложен комплексный подход. А. Демин, указывает, что в государственных контрактах присутствуют административные элементы. Нормативные акты, регулирующие отношения по государственным закупкам, по своему содержанию, структуре, предмету и методам регулирования носят комплексный характер, включают нормы гражданского и административного права. При этом административные нормы должны рассматриваться как специальные, они устанавливают изъятия и отраслевые особенности для данной категории договоров по отношению к общим положениям и принципам гражданского права[6].

В этом случае, очевидно, ученый допускает неточность. Нормативные акты не могут иметь метод регулирования, а административные элементы здесь выступают в нормах как ограничения частного интереса и субъективного права участника контрактной системы в публичных интересах. Но ограничения введены через систему позитивных обязываний, в то время как административные нормы всегда отражают систему запретов. Однако, сочетание в государственном контракте частных и публичных интересов отрицать нельзя. Именно поэтому в литературе подчеркивается здесь связь элементов административноправовых и гражданско-правовых договоров[7]. Сложность в том, что в рамках выделенной концепции отсутствует единое понимание того, как под влиянием публичного элемента следует отграничить государственный контракт от гражданско-правового договора. Например, предлагается учитывать особый статус заказчика, источник финансирования, особую цель заключения[8]. Здесь можно добавить возможность контроля со стороны специальных публичных органов, ограничения в размещении и исполнении государственного контракта.

В тоже время, следует признать, что комплексная теория также имеет свои недостатки и не позволяет в полной мере объяснить правовую природу государственного контракта. Отличие по правовой природе необходимо проводить по характеру отношений, для которых государственный контракт выступает правовой формой и основному типу регулирования отношений, который законодатель закладывает в нормы права. При этом, следует отличать отношения, которые складываются до заключения государственного контракта от отношений, возникающих после заключения такого контракта. По структуре и те и другие однородны. Первые преследуют цель организации структуры хозяйственных связей, вторые - носят имущественно стоимостной характер связаны с перемещением материальных благ. Однородность отношений означает, что к ним можно применить один метод регулирования. В регулировании этих отношений сочетается общедозволительный и общеразрешительный типы регулирования. Особое сочетание этих типов регулирования и создает особый правовой режим при заключении государственного контракта, который выражает степень жесткости в регулировании, наличие ограничений и льгот, допустимый уровень активности субъектов, пределы их самостоятельности[9].

Вместе с тем, помимо однородности отношений, усматривается имущественная обособленность участников, равенство как отсутствие взаимной экономической зависимости, имущественнораспорядительная самостоятельность и преобладание автономного регулирования, не направленность на организацию публичной власти. Указанное означает, что в регулировании отношений, которые возникают после заключения государственного контракта, применяется метод, характерный в большей степени для гражданского права[10].

Наличие публичных элементов не делает институт государственного контракта комплексным. С. С. Алексеев ранее убедительно доказал, что комплексный институт должен содержать в себе не механическую подборку отношений, а отдельные элементы правового регулирования иной отрасли. Части такого института нельзя изолировать друг от друга, поскольку нарушится единство правового регулирования. Но надо обратить внимание, что правомочия могут быть административными, но формироваться в пределах гражданского субъективного права, однако сам институт не становится административным[11]. Для комплексного института характерно то, что один субъект одновременно выступает в качестве субъекта разных отраслей права, но в пределах одного конкретного правоотношения. При заключении государственного контракта возникает правоотношение, в котором государственный заказчик в качестве субъекта разных отраслей права одновременно не выступает.

Если обратиться к зарубежному опыту, то понимание правовой природы государственного контракта также разное. Например, в странах континентальной правовой системы, государственный контракт рассматривается как модель административного договора, в которой стороной выступает административный орган, присутствует публичноправовая цель заключения, тесная связь предмета договора с деятельностью общественных служб, наличие иных элементов, выходящих за рамки частного права. При этом государственный контракт заключается во исполнение стратегического национального плана развития государства, например, во Франции[12]. В Германии, выделяют координирующие и субординационные административные договоры. Первые как раз устанавливают равное положение договаривающихся сторон по отношению друг другу в публично-правовой сфере и регулируют отношения, которые не могут быть урегулированы путем принятия административного акта[13].

Напротив, в странах англо-саксонской системы права государственный контракт имеет выраженную частноправовую природу и рассматривается как взаимное обязывающее правоотношение, по которому продавец обязан предоставить товары или услуги, а покупатель обязан их оплатить. Условия контрактов формулируются законодателем в виде типовых форм[14].

Изложенные положения о проблеме правовой природы государственного контракта, позволяют сделать вывод о том, что ни одна из предложенных в науке концепций точно установить природу этой юридической конструкции не в состоянии. Одна из причин в том, что поиск решения осуществляется в рамках догматического подхода, когда выводы делаются из анализа правовых норм, без должного внимания особенностей отношений, для которых государственный контракт выступает правовой формой. Следует признать, что отношения, которые возникают после заключения государственного контракта, по- сути, являются имущественными, и, даже, несмотря на наличие публичных ограничений, подпадают под воздействие гражданско- правовых норм. Это означает, что государственный контракт имеет гражданско-правовую природу и должен рассматриваться в рамках отечественного права в качестве гражданско-правового договора. Присутствие публичных ограничений этому не должно препятствовать[15].

Если вывод о гражданско-правовой природе государственного контракта считать верным, тогда возникает вопрос о том, какими признаки данный договор должен обладать и по каким критериям должен быть разграничен со смежными юридическими конструкциями и какое место занимает в системе договоров? Анализ юридической литературы позволяет выделить следующие ключевые признаки государственного контракта: специальный субъектный состав в лице государственного заказчика; особая цель заключения контракта - удовлетворение публичных нужд; финансирование за счет бюджетных средств; определение условий контракта одной государственным заказчиком; невозможность определения цены контракта по усмотрению сторон; применение специальных способов заключения контракта для обеспечения развития конкуренции, приоритет торгов над заключением контракта с единственным поставщиком (исполнителем); невозможность заключения контракта по цене выше, чем первоначальная цена и общий запрет на изменение цены при исполнении контракта; публичность размещения заказа, заключения и исполнения контракта; более сложный характер складывающихся правоотношений; наличие существенных условий контракта, установленных в законе[16].

Следствием выделения особых признаков, некоторые правоведы стали рассматривать государственный контракт как специальную договорную конструкцию[17]. На наш взгляд, выделенные в юридической литературе признаки государственного контракта вызывают сомнения. Признак должен отражать ключевые особенности юридической конструкции, отличать такую конструкцию от иных. Здесь же этого наблюдать нельзя. Во-первых, указывать на особое положение государственного заказчика вряд ли обоснованно. В отношениях, возникающих после заключения государственного контракта, государственный заказчик, несмотря на то, что обладает специальным статусом, не пользуется какими либо преимуществами по отношению к другой стороне в части осуществления властных полномочий. Во-вторых, финансирование за счет бюджетных средств имеет юридическое значение лишь в том случае, что требуется увязывать нормы бюджетного и гражданского законодательства при заключении и исполнении государственного контракта. Но особый источник финансирования не оказывает влияние на выбранный законодателем основной режим правового регулирования отношений. В третьих, определение условий государственного контракта одной из сторон сближает его с конструкцией договора присоединения, для которой характерен аналогичный порядок и если условия вторую сторону устраивают, то присоединение к ним. Невозможность изменения цены при исполнении государственного контракта отражает общий принцип исполнения гражданско-правового обязательства - недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и изменения его условий (ст. 310 ГК РФ). Данный принцип распространяется на все гражданско-правовые обязательства. В четвертых, сложный характер складывающихся отношений и наличие существенных условий установленных законом, также характерны для ряда иных юридических конструкций. Например, сложная структура правоотношений возникает в системе генерального подряда, а закрепление в законе условий договора можно наблюдать в договоре страхования (ст. 942 ГК РФ), договоре доверительного управления (ст. 1016 ГК РФ) и др. Также публичность размещения государственного заказа как обеспечение доступности вступления в договорные отношения по приглашению стороны, напоминает публичный договор (ст. 426 ГК РФ), когда предложение стороны о вступлении в договорные отношения адресовано неопределенному кругу лиц.

Признаки государственного контракта должны отражать сущность и особенности отношений, для которых контракт выступает правовой формой. Тогда признак становится юридически значимым, поскольку должен учитываться при формировании соотношения дозволений, запретов и позитивных обязываний. Это не учитывается в проводимых научных исследованиях, поскольку признаки пытаются вывести из сравнения по видам гражданско-правовых договоров, что делает ошибочными выводы. Например, сравнивая с договором поставки или подряда, высказывается суждение о том, что государственный контракт может выступать особой их разновидностью[18]. Если взять за основу систематизации договоров наиболее распространенный критерий направленности[19], то разделение договоров на отдельные виды, например, о передаче имущества в собственность и выполнении работ, не следует соотносить с государственным контрактом.

Вид договора - самостоятельная юридическая конструкция, которая отражает ключевые признаки отношений. Государственный контракт не может в этом случае одновременно быть либо видом договора поставки, либо видом договора подряда. То, что государственный контракт приобретает правовую форму для разного рода имущественных отношений связанных с перемещением материальных благ, указывает на то, что данная юридическая конструкция есть модельное построение субъективных прав и обязанностей, а также мер ответственности, которое может рассматриваться в качестве типа договора, но не вида и разновидности. Отличие типа договора от вида или разновидности заключается в том, что типовая модель применима к отношениям разной природы и содержания, а видовая модель рассчитана на отношения однородные по содержанию. Например, в гражданском праве, предварительный договор, публичный договор, рамочный договор, договор присоединения, договор в пользу третьих лиц - это типы договоров. Напротив, купля-продажа, подряд и т.д. есть виды договоров.

В связи с этим возникает вопрос о том, какому типу договоров юридическую конструкцию государственного контракта необходимо отнести? Во-первых, государственный контракт не может быть сведен к конструкции договора присоединения. Общее между ними то, что в формировании существенных условий принимает участие одна сторона, а другая сторона, если условия устраивают, присоединяется. Вместе с тем, есть и существенные отличия. Так, проект государственного контракта, разрабатываемый заказчиком, не является стандартной формой или формуляром, поскольку содержит не все существенные условия будущего договора, в частности цену контракта, которая должна определяться в каждом конкретном случае вступления в договорные отношения[20]. В договоре присоединения, отношения возникают с каждым, кто проявил интерес и обратился, при государственном контракте - только с победителем торгов, либо лицом, который выберет государственный заказчик. Для договора присоединения и государственного контракта разное назначение[21]. Если первый рассчитан на многократность применения, то второй - требует индивидуального подхода в оформлении прав и обязанностей.

Во-вторых, государственный контракт нельзя рассматривать как публичный договор. Общее между ними то, что на одной из сторон лежит обязанность вступления в договорные отношения. Но, есть отличия, которые не позволяют рассматривать эти конструкции как тождественные. Для публичного договора сторона для которой заключение договора обязательно не является представителем интересов публичноправового образования, это коммерческая организация или индивидуальный предприниматель. Государственный заказчик, напротив, обладает специальным статусом, поскольку является оргнаном публичной власти или казенным учреждением - некоммерческой организацией. При заключении публичного договора, отношения возникают с любым субъектом, который проявит инициативу, при заключении государственного контракта с тем, кого выберет заказчик.

В третьих, государственный контракт не следует сводить к конструкции рамочного договора. Несмотря на то, что в ряде зарубежных стран, широко применяется практика рамочных соглашений между заказчиками и поставщиками при электронных закупках[22], сам по себе рамочный договор не является контрактом[23]. Суть рамочного договора сводится к тому, что это речь идет о соглашении, целью которого является организация длительных деловых отношений[24]. Для достижения этой цели требуется заключение договоров-приложений, по которым отдельные условия должны быть согласованы в базовом порядке, могут конкретизировать и уточнять условия рамочного договора[25]. К отношениям сторон, не урегулированным отдельными договорами, подлежат применению условия рамочного договора (ст. 429.1 ГК РФ). Государственный контракт выполняет иную функцию. С точки зрения договорных отношений, он имеет цель удовлетворить публичные интересы. Даже, если принимать во внимание сложную структуру правоотношений, связанных с прикреплением поставщика, то договоры с поставщиком не могут уточнять или менять условия государственного контракта.

В четвертых, юридическая конструкция государственного контракта не может быть сведена к конструкции предпринимательского договора, как это предложено в литературе[26]. Следует обратить внимание, что относительно самой конструкции предпринимательского договора ведется в научной литературе дискуссия и предлагается несколько подходов. В рамках первого подхода предпринимательский договор рассматривается как правовая конструкция, которая объединяет интересы трех участников: государства, предпринимателей и общества[27]. Во втором подходе, обосновывается идея о том, что в основе предпринимательского договора лежат опосредованные гражданским правом отношения по осуществлению предпринимательской деятельности, которые в конечном итоге и формируют особенности особенность правовой модели. Через анализ таких признаков предпринимательской деятельности, как самостоятельность, направленность на систематическое получение прибыли, предпринимательский договор характеризуется наибольшей степенью свободы в заключении и формировании условий, а также особыми условиями, формирующими повышенные требования к предпринимателю[28].

Предложенные критерии, полагаем, не являются исчерпывающими, поскольку не позволяют дать полную оценку, как общей модели предпринимательского договора. Необходимо исходить из того, что признак, безусловно, формируется под влиянием складывающихся между предпринимателями договорных отношений, но не может быть полностью тождественен признаку этих отношений. Отношения и договор как правовая форма отношений являются разными, хотя и взаимосвязанными категориями. С другой стороны, способ воздействия на договорные отношения предпринимателей, основан на инициативе, равенстве, диспозитивности, имущественной самостоятельности участников, которой обладают не только предприниматели, но и любые субъекты гражданского права. Фактически это означает, предложенный критерий является не достаточным для обоснования теоретической модели предпринимательского договора. Выделенные в литературе признаками предпринимательского договора вполне можно распространить и на обычные гражданско-правовые договоры.

В связи с этим, на наш взгляд, следует согласиться с О. Г. Ершовым, который отметил, что предпринимательский договор - это обобщающая научная категория без выделения в праве самостоятельной юридической конструкции. Объектом анализа здесь должны стать особенности имущественных договорных отношений с участием предпринимателей, которые в итоге должны найти отражение в гражданско- правовых нормах посвященных обычным договорам о передаче имущества, выполнении работ, оказании услуг. Такие особенности могут быть выделены, если исследованию будет подвергнут дополнительный критерий - пределы вмешательства государства в частные дела предпринимателей, что позволит выделить ограничения свободы договора между предпринимателями и выявить ориентиры императивных предписаний при формировании договорных условий без закрепления в качестве самостоятельного договорного типа в нормах права[29].

Это означает, что государственный контракт как юридическая конструкция не может рассматриваться как предпринимательский договор[30]. Вместе с тем, для государственного контракта, исходя из особенностей отношений, которые складываются в рамках контрактной системы, свойственно организационное начало. В связи с этим, возникает вопрос о том, можно ли рассматривать конструкцию государственного контракта как конструкцию организационного договора? Анализ юридической литературы показывает, что организационный договор рассматривается с разных сторон: как инструмент, который позволяет организовать юридическую взаимосвязь участников организуемого отношения[31]; соглашение, по которому стороны обязуются выполнить определенные совместные действия, направленные на возникновение иного гражданско-правового обязательства между теми же или другими лицами и (или) на его исполнение[32]. Также отмечается, что заключая организационный договор, стороны обязуются оформить экономические отношения посредством единообразного по форме и типового по содержанию договора, развивая и конкретизируя его положения. Предмет организационного договора - определение наиболее общих условий взаимосвязанной деятельности, которая не может быть предусмотрена в заключаемых субъектами разовых, отдельных договорах[33].

Последнее суждение ошибочно, поскольку здесь усматриваются признаки не организационного договора, а рамочного. В тоже время устойчивой системы организационных договоров не сложилось. Так, например, по направленности результата предлагается выделять договоры имеющие направленность только на организацию, а также договоры, которые по своей сути являются имущественными или неимущественными, но содержат в себе элементы организационного договора[34].

Государственный контракт с одной стороны, может иметь направленность на организацию хозяйственных связей, если речь идет о системе прикрепления поставщика, который должен исполнять обязательства конкретному покупателю, либо государственный контракт приобретает правовую форму отношений, которые непосредственно связаны с перемещением материальных благ от поставщика к государственному заказчику. В обоих случаях, организационное начало присутствует, но в системе прикрепления поставщика оно более выражено. Вместе с тем, государственный контракт не становится организационным договором по следующим основаниям. Во-первых, отличие по цели, которую преследуют участники, вступая в договорные отношения. Если в организационном договоре цель соглашения обеспечить упорядочение хозяйственных связей в будущем, то в государственном контракте исполнить обязательство лицу, которое указал государственный заказчик. Разные цели определяют разную направленность соглашения сторон - для организационного договора направленность на поведение сторон для установления хозяйственных связей, для государственного контракта - регулирование поведения сторон по уже возникшему имущественному правоотношению.

Во-вторых, разные условия организационного договора и государственного контракта, содержание, а также правовые последствия. Так, если предмет организационного договора представляет собой совместные действия, направленные на возникновение гражданскоправового обязательства с имущественным содержанием, то предмет государственного контракта связан с действиями, которые отражают не возникновение, а исполнение обязательства с имущественным содержанием. Содержание обязательства по организационному договору представлено неимущественными правами и обязанностями, по государственному контракту, напротив, неимущественными правами и обязанностями. По организационному договору обязательство безвозмездно, по государственному контракту, напротив, возмездно.

В связи с этим, государственный контракт не может быть сведен к модели организационного договора. Однако, специфика государственного контракта в том, что для этой конструкции характерно организационное начало. Это обусловлено тем, что возникают организационные отношения на стадии выбора поставщика, которые оказывают влияние на выбор условий поставки (с прикреплением или без прикрепления поставщика). Такие отношения можно отнести к организа- ционно-предпосылочным (образующим) отношениям, которые характеризуются тем, что в результате их становления и реализации происходит завязка и в определенных случаях последующее развитие имущественных правоотношений[35]. Организационные отношения оказывают влияние на выбор модели государственного контракта, его заключение, содержание субъективных прав и обязанностей. Такое влияние усматривается в следующем.

Глава 2 Закона о контрактной системе содержит положения о планировании. Предполагается составление плана закупок и план- графиков. Следует обратить внимание, что на этом этапе определяются требования к товарам, работам и услугам, которые будут составлять объект будущей закупки, через нормирование. Нормирование должно выполнять функцию экономии бюджетных средств. Исполняя свою обязанность по обоснованию закупки, государственный заказчик изначально определяет объект закупки и объем финансирования, сроки закупки начальную цену контракта и способ определения поставщика. Фактически, организационные отношения на этапе планирования предопределяют начало и содержание последующих отношений, которые возникнут в будущем после заключения государственного контракта. При заключении контракта, например, нельзя выбрать иной объект закупки, изменить цену, за исключением крайних случаев, если это связано с уменьшением бюджетного финансирования, выбрать способ определения поставщика. Возможность применения меры ответственности к поставщику в виде пени за не раскрытие информации об органах юридического лица и выгодоприобретателях (ст. 34 Закона о контрактной системе). Однако возможность применения меры ответственности зависит от того, будет ли при осуществлении закупки превышение начальной цены государственного контракта над размером, который определяет Правительство РФ. Соответственно, правильная организация государственной закупки со стороны заказчика и добросовестное исполнение со стороны поставщика должны исключать применение меры ответственности к поставщику.

  • [1] См.: Губин Е. П. Государственное регулирование рыночной экономики и предпринимательства: правовые проблемы. М.: Юристъ, 2005. С. 204-205.
  • [2] См.: Гладков В. С. Государственный заказ в сфере государственного управленияэкономикой: дисс...канд...юрид. наук, Ростов-н/Д, 2008. С. 9.
  • [3] См.: Новоселов В. И. К вопросу об административных договорах // Правоведение. 1969. № 3. С. 42-43; Гладков В. С. Государственный контракт как административный договор // Юридический вестник РГЭУ. 2008. № 2. С. 21-24; Кикавец В. В.Административно-правовое регулирование государственного заказа в РоссийскойФедерации: автореф. дисс...канд. юрид. наук. М, 2010. С. 11; Тихомиров А. С. Институт государственного и муниципального заказа в административном праве:автореф. дисс...канд. юрид. наук. М, 2009. С. 10.
  • [4] См.: Рогачева О. С., Кошеварова Е. А. Административный договор как основаниевозникновение административно-договорного обязательства // Административноеправо и процесс. 2012. № 12. С. 42; Попов А. И. Место и роль административногодоговора в системе административного права // Административное право и процесс. 2016. № 1.С. 16-20.
  • [5] См.: Тарабаев П. С. Гражданско-правовое регулирование поставки товаров дляфедеральных государственных нужд: автореф. дисс. канд. юрид. наук, Екатеринбург, 2008. С. 6; он же Государственный контракт как категория частного права //Хозяйство и право. 2008. № 5. С. 42-46; он же Особенности государственного контракта поставки товаров для федеральных нужд как гражданско-правового договора // Хозяйство и право. Приложение. 2008. № 1. С.30-35.
  • [6] См.: Демин А. Государственные контракты (публично-правовой аспект) // Хозяйство и право. 1997.№ 8. С. 148-154.
  • [7] См.: Административное право: учебник / под ред. Ю. М. Козлова. М.: Зерцало,1994. С. 68.
  • [8] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / под ред. О. Н. Садикова. М.: ИНФРА-М, 2006. С. 92 (автор Н. И. Клейн).
  • [9] См.: Алексеев С. С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М.:Юрид. лит., 1989. С. 184-185.
  • [10] О методе гражданского права См.: Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой методрегулирования общественных отношений: учебное пособие. Свердловск, СЮИ,1972. С. 33 и др.
  • [11] См.: Алексеев С. С. Общие теоретические проблемы системы советского права.М: Юрид. лит., 1961. С. 83-87.
  • [12] См.: Веделъ Ж. Административное право Франции. М.: Прогресс, 1973. С. 183.
  • [13] См.: Андреева Л. В. Закупки товаров для федеральных государственных нужд:правовое регулирование. М.: Волтере Клувер, С. 222.
  • [14] См.: Federal Acquisition Regulation // Title 48 of the United States Code of FederalRegulation.
  • [15] Например, в гражданском праве конструкция публичного договора (ст. 426 ГКРФ) также содержит ограничения свободы договора, но сомнения в гражданско-правовой природе этой юридической конструкции не вызывает.
  • [16] См.: Гринчук О. С. Государственный (муниципальный) контракт в системе гражданско-правовых договоров: особенности регулирования // Современное право.2012. № 12. С. 25-29; Федоров А. А. Государственный (муниципальный) контракт игражданско-правовой договор в контексте законодательства о размещении заказовдля государственных и муниципальных нужд // Юридический советник генерального директора. 2012. №2. С. 25-32; Ерин В. В. Признаки государственного контракта (краткий обзор) // Правовая система общества: преемственность и модернизация: материалы всероссийской конференции 4-5 октября 2012 г. Барнаул: Алт.ун-т, 2013. С. 120-123.
  • [17] См.: Цатурян Е. А. Государственный контракт как специальная договорная конструкция // Законодательство. 2013. № 11. С. 9-17.
  • [18] См.: Цатурян Е. А. Указ Соч. С. 15.
  • [19] См.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М.:Юристь, 2001. - 496 с.
  • [20] См. также: Гринчук О. С. Государственный (муниципальный) контракт в системе гражданско-правовых договоров: особенности регулирования // Современноеправо. 2012.№ 12. С.25-29.
  • [21] См.: Курц Н. А. Государственный (муниципальный) контракт и договор присоединения: проблемы соотношения // Право и экономика. 2012. № 1. С. 19-24.
  • [22] См.: Зимина Л. А. Практика государственных и муниципальных закупок в Германии //Госзаказ: управление, размещение, обеспечение. 2008. № 11. С. 105.
  • [23] См.: Кокарева Л. М. Регулирование государственных закупок в странах ЕС.Последние изменения регулирования госзакупок, вызванные глобальным экономическим кризисом // Госзаказ: управление, размещение, обеспечение. 2009. № 15.С. 118.
  • [24] О рамочном договоре См.: Кирпичев А. Е. Применение конструкции рамочныхдоговоров к государственным и муниципальным контрактам // Коммерческое право. 2011. № 1. С. 98-103.
  • [25] См.: Подузова Е.Б. Рамочный договор в современном гражданском праве //Актуальные проблемы российского права. 2013. №3. С. 299-304; См.: Майдаров-ский Д.В. О соотношении предварительного и рамочного договоров // Северо-Кавказский юридический вестник. 2010. № 3. С. 34-37.
  • [26] См.: Андреева Л. В. Указ. Соч. С. 223.
  • [27] Так, Е. В. Богданов, руководствуясь данной посылкой, заметил, что в гражданском законодательстве существуют нормы, которые применяются лишь к договорным отношениям с участием предпринимателей. (См.: Богданов Е.В. Предпринимательские договоры. - М: Книга сервис, 2003. С.4-17).
  • [28] 1|() В.Ф. Яковлев отмечает, что отсутствуют какие-либо препятствия в заключениепредпринимательских договоров (См.: Яковлев В.Ф. Понятие предпринимательскогодоговора в российском праве // Журнал российского права. 2008. №1. С.3-9).
  • [29] См.: Ершов О. Г. Предпринимательский договор в строительстве: о допустимости теоретической модели и основных направлениях ее исследования // ВестникПермского университета. Юридические науки. 2012. № 2. С. 131-136.
  • [30] Следует обратить внимание, что и высшие судебные органы не рассматриваютгосударственный контракт как обычный предпринимательский договор (См.: Информационное письмо от 19 августа 1994 г. №С1-7/оп-587 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебной арбитражной практике» // Вестник ВАС РФ. 1994. № 11. С. 67).
  • [31] См.: Морозов С. Ю. Узловые соглашения в системе транспортных организационных договоров // Транспортное право. 2011. № 4. С. 12-14.
  • [32] См.: Морозов С. Ю. Узловые положения концепции систематизации транспортных организационных договоров // Транспортное право. 2011. № 2. С.9-12.
  • [33] См.: Скуратовская М. М. Некоторые процессуальные вопросы рассмотренияарбитражными судами дел, связанных с организационными договорами // ЗаконыРоссии: опыт, анализ, практика. 2011. № 5. С.67-70.
  • [34] См.: Данилова Л. Я. Организационные гражданско-правовые договоры // ЗаконыРоссии: опыт, анализ, практика. 2009. № 1. С. 12.
  • [35] См.: Красавчиков О. А. Гражданские организационно-правовые отношения //Советское государство и право. 1966. №10. С.50-57.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >