Анализ мирового опыта внедрения механизма саморегулирования

В свободных и развитых экономиках процесс сосредоточения субъектов предпринимательской деятельности в профессиональных организациях для саморегулирования деятельности и рынков проходил в течение многих лет естественным путем, при отсутствии нормативного регулирования. В России многие годы «правила игры» для субъектов экономики устанавливало государство. Сегодня приоритетной задачей для дальнейшего развития рыночных отношений является разумное ограничение государственного регулирования предпринимательской деятельности. Поэтому определение правовых рамок саморегулиругулиро- вания исключительно важно для того, чтобы не дать возможность федеральным, региональным органам вмешиваться в процесс создания саморегулируемых организаций как декорации аффилированности отдельных бизнес-структур органам власти.

По мнению И.А. Заворотченко, появление СРО в США имело место вследствие эволюционного, естественного процесса развития рыночных институтов в экономике, необходимости упорядочения и регламентации взаимоотношений бизнеса и государства. Таким образом, появление СРО за рубежом не насаждалось государством, а имело классический вариант естественного развития и диктовалось необходимостью1.

Такая точка зрения вызывает критику со стороны других авторов. Так, по мнению А.А. Герасимова, введение в США СРО в сфере хедж- фондов нельзя признать добровольным. Введение саморегулирования хейдж-фондов осуществлялось в США не только в добровольном порядке в связи с интересами организаций, но и под давлением государства. Так, саморегулирующие комитеты инвесторов и управляющих активами, все члены которых являются частными членами индустрии хейдж-фондов, были учреждены правительственной регулирующей организацией — Рабочей группой Президента США по финансовым рынкам, образованной в 1988 г., после неудачных попыток в регулировании с помощью конгресса и SEC2.

Подобной точки зрения придерживаются В.А. Кепов и П.А. Ткачев, которые ставят под сомнение утверждение И.А. Заворотченко о том, что появление саморегулируемых организаций за рубежом «не насаждалось государством, а имело классический вариант естественного развития

  • 1 Заворотченко И.А. Саморегулируемые организации за рубежом // Журнал российского права. 2007. № 8. С. 89—98.
  • 2 Герасимов А.А. Современное саморегулирование за рубежом — законодательство, практика и тенденции // Безопасность труда в промышленности. 2010. № 10. С. 52—58.

и диктовалось необходимостью»[1]. По мнению авторов, появление NYSE — первого прототипа СРО в США — было вызвано объективной необходимостью установления единых правил игры для участников инвестиционной деятельности, которые объединились для достижения общих целей. Со временем эти объединения отраслевым законодательством были наделены публично-правовыми функциями, которые повлекли за собой уменьшение роли государства в регулировании определенной сферы деятельности.

Как видно из приведенного анализа, 70—80 гг. XX в. ознаменовались повышением роли государственного регулирования в финансовой сфере США. В данный период под давлением властных структур была сформирована СРО хейдж-фондов с обязательным членством. По мнению авторов, данное обстоятельство не влияет на изначальные механизмы формирования СРО, построенных на принципе добровольности и нацеленных на консолидацию добросовестных участников рынка. Скорее данные обстоятельства можно расценивать как ответную реакцию государства на усиливающуюся роль негосударственных организаций в управлении финансовой отраслью.

Опыт перехода Германии к саморегулированию отличен от опыта США. Система самостоятельного управления отраслями в Германии называется корпоратйзм — калька с английского «corporatism». Разумеется, это название условное, изначально оно употреблялось в названии политической теории. Сегодня это понятие может быть использовано для определения общественных и саморегулируемых организаций, участвующих в регулировании не только политических, но и экономических процессов в обществе. Германия являет собой типичный пример страны, где регламентация деятельности хозяйствующих субъектов носит наиболее полный характер. Но, несмотря на это, даже хорошо продуманная регламентация деятельности субъектов рынка сочетается с весьма гибким общим подходом, дающим возможность обеспечить конкуренцию.

Schmitter определяет «corporatism» как систему предъявления интересов ассоциации, члены которой объединены по принципу схожести эксклюзивных, неконкурентных интересов. Подобные объединения обычно признаны государством. Они получают от него монопольные права на управление деятельностью членов в обмен на частичное регулирование (выбор руководителей ассоциации, установление условий функционирования и поддержки)[2].

Немаловажным отличием модели саморегулирования в Германии является отсутствие права ассоциаций — СРО самостоятельно устанавливать правила деятельности своих членов. Таким образом, государство делегирует лишь контрольные функции без права устанавливать правила игры для участников рынка.

По мнению С.А. Афанасьева, российский опыт саморегулирования строительства близок к опыту Германии, поскольку у нас саморегули- руемые организации практически бессильны что-либо предпринять самостоятельно. Они полностью зависимы от государства, от его воли и решений в области реформирования законодательства[3].

В пользу этой точки зрения также говорит тот факт, что все законы, регулирующие деятельность отраслевых СРО с обязательным членством, содержат нормы, устанавливающие минимальные требования к членам СРО. Таким образом, в отличие от американской модели государство отдало СРО лишь часть своих регулятивных функций. Контрольная и надзорная функции, которые оставило за собой государство, основываются на проверках исполнения СРО законодательства. Сходство с германской системой также прослеживается в создании организаций, объединяющих СРО одного типа (институт качества и эффективности — в Германии, национальные объединения строителей, изыскателей, проектировщиков — в России).

Однако при всем при этом СРО в России наделено достаточно широкими правами по установлению собственных стандартов и правил, контролю за их исполнением, а также представительству интересов членов СРО на различных уровнях государственной власти. На наш взгляд, при таком подходе невозможно говорить о полном бессилии СРО и их полной зависимости от государства.

Модель саморегулирования в России не является результатом копирования модели зарубежных стран, а включает в себя основные тенденции развития этого института в различных зарубежных странах. Это означает, что дальнейшее реформирование данной сферы должно проходить с учетом опыта других стран и особенностей реализации системы саморегулирования в России.

Анализ мирового опыта позволяет сделать вывод, что в развитых странах в качестве основных причин использования государством само- регулируемых организаций были следующие:

  • • уменьшение расходов на преодоление информационного разрыва между производителями и потребителями;
  • • способность не использовать меры жесткого административного давления на рынок, влияя тем самым на его конкурентную составляющую;
  • • способность саморегулирования сохранять стандарты рыночного поведения, обеспечивая в тоже время защиту интересов потребителей.

Таким образом, саморегулируемые организации являются хорошим

способом формирования и поддержания положительной деловой репутации для бизнеса и профессиональных сообществ.

Анализ мирового опыта внедрения механизма саморегулирования позволяет сделать следующие выводы:

  • 1. Одной из основных причин, использования государством механизмов саморегулирования, являлось отсутствие эффективного государственного регулирования, необходимость снижения административных барьеров, влияние наднациональных организаций (например, ОЭСР).
  • 2. При выборе отраслей экономической деятельности, в которых организовывались саморегулируемые организации, в основу принимался тип товара или услуги, производимых отраслью, который в значительной степени предопределял вид регулирования отрасли.
  • 3. Анализ практики существования саморегулируемых организаций, в том числе негативного опыта в различных сферах экономической деятельности показал следующее. Часто компании рассматривают свое участие в ассоциации как некое конкурентное преимущество. Это связано с тем, что саморегулируемые организации могут невольно содействовать вытеснению компаний, не состоящих в СРО, с рынка. Это будет, несомненно, снижать уровень конкуренции, особенно если речь идет об отрасли, производящей товары или услуги высокой социальной значимости. Очень важно обеспечить открытость и прозрачность функционирования саморегулируемых организаций в таких сферах деятельности.
  • 4. Выбор функций, осуществляемых (передаваемых государством) саморегулируемыми организациями зависел от типа рынка и государственной политики в отрасли функции саморегулируемых организаций. Эти функции могли включать: разработку стандартов; мониторинг и контроль за их применением; санкции за нарушение; сбор и предоставление информации; организацию семинаров и тренингов.
  • 5. При формировании саморегулируемых организаций учитывался исторический контекст, технологический прогресс, необходимость включения отрасли в международные процессы.

Опыт успешного использования инструментов саморегулирования в развитых странах показывает, что с помощью этого механизма государство способно оказывать стимулирующее воздействие на участников рынка. Это может происходить, как в стимулировании интереса рынка к использованию механизмов саморегулирования, так и в разнообразной поддержке и помощи в разработке кодексов поведения (консультации, исследования, инфраструктурное, информационное, иногда финансовое обеспечение процессов переговоров, одобрение отдельных кодексов поведения, обеспечение вовлеченности в процесс переговоров всех заинтересованных сторон и др.).

Анализ мирового опыта позволяет выделить следующие основные преимущества использования инструментов саморегулирования:

  • • саморегулирование является механизмом, который позволяет в рамках существующего государственного регулирования производить эффективное управление деятельностью участников рынка, устанавливая высокие стандарты и распространяя лучшие примеры и успешный опыт;
  • • обязательным условием для эффективного функционирования саморе- гулируемых организаций является наличие нормативно-правовой базы и институциональной структуры;
  • • участие в деятельности СРО является привлекательным для участников бизнес-сообществ, так как создается положительная деловая репутация, повышается доверие потребителей;
  • • СРО также участвуют в деятельности научно-исследовательских центров, что может способствовать развитию отрасли, внедрению достижений в области технологий, новых способов производства, механизмов и процедур;
  • • научная и исследовательская деятельность в рамках отраслевых СРО способствует распространению успешных примеров в отрасли;
  • • важной функцией СРО является обеспечение интеграции хозяйствующих субъектов в межотраслевое, международное пространство;
  • • включение СРО в систему взаимоотношений государство — бизнес — потребители помогает наладить конструктивный диалог, сгладить существующие противоречия, обеспечить наиболее эффективное взаимодействие участников.

Основными стимулами участников бизнес-ассоциаций к саморегулированию, являются стремление повысить эффективность деятельности участников рынка и уровень доверия к ним потребителей, а также содействовать устранению неполноты и ассиметрии информации. Эффективные результаты становятся возможными, благодаря способности саморегулирования повышать стандарты рыночного поведения, бороться с провалами рынка и оперативно откликаться на запросы потребителей.

Также, саморегулирование возникает в результате стремления бизнеса к получению полномочий по регулированию отрасли, ограничению конкуренции, созданию и поддержанию барьеров входа в отрасль.

Преимущества саморегулирования как альтернативы государственному вмешательству определяются следующим образом:

  • - «саморегулирование является гибким средством продвижения “лучшей практики” в отрасли, а не просто минимального соответствия законодательным требованиям;
  • - кодексы поведения создаются самой отраслью и ориентированы на решение специфических проблем отрасли;
  • - саморегулирование предполагает более низкие издержки по его применению для бизнеса по сравнению с государственным регулированием, что на конкурентном рынке означает более низкие цены для потребителей;
  • - саморегулирование не предполагает затрат со стороны правительства и, соответственно, дополнительных затрат для общества;
  • - быстрая и дешевая процедура разрешения споров имеет положительный эффект как для потребителей, так и для бизнеса по сравнению с большими издержками и длительными сроками использования юридических процедур»[4].

Трудно согласиться с мнением о том, государство не успевает своевременно регулировать новые формы реализации правоотношений, особенно в специфических областях[5], поэтому необходимы нормы саморегулирования, которые дополняют нормы государственного регулирования. Саморегулирование должно осуществлять установление норм, правил, которые исходили бы не от государства, а от самих субъектов предпринимательской деятельности и требовали бы выполнение ими же этих норм[6].

Рассмотрим вопрос о соотношении саморегулирования и государственного регулирования. Саморегулирование на свободном рынке должно быть общим правилом, так как гражданско-правовое регулирование опирается на частноправовую инициативу. Только в случаях, когда это прямо установлено федеральными законами, государство может оказывать воздействие на функционирование экономических субъектов. При этом подобное законодательное воздействие ограничено и осуществляется лишь в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Внутренние стандарты и правила саморегулируемая организация разрабатывает для своих членов. При этом она не должна искать аналоги регулирования в законодательстве. Она должна самостоятельно определять содержание норм и правил, учитывая значение императивных норм закона применительно к своей деятельности.

  • [1] Кепов В.А., Ткачев П.А. Обзор зарубежного опыта развития саморегулируемых организаций // Вестник Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России. 2011. № 3. С. 79—85.
  • [2] Schmitter Р.С. Still the Century of Corporatism? In Trends Towards Corporatist Intermediation, ed. PhilippeC. Schmitter and G. Lehmbruch: 7—52. London: Sage Publications, 1979.
  • [3] Астафьев С.А. Влияние присоединения РФ к ВТО на становление саморегулирования в инвестиционно-строительной сфере// Экономика и управление народным хозяйством. Вестник ТОГУ. 2011. № 3(22). С. 111—118.
  • [4] Ministry for Financial Services and Regulation. Prescribed Codes of Conduct: Policy Guidelines on makingindustry codes of conduct enforceable under the Trade Practice Act 1974. Canberra, May, 1999.
  • [5] Зульфугарзаде Т.Э., Хатаева M.A. Государственно-правовые и организационные основы саморегулирования в строительном комплексе Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2008.№ 12. С. 38.
  • [6] Грачев Д.О. Правила саморегулируемых организаций // Законы России: опыт, анализ, практика.2009. № 2. С. 17.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >