Российский опыт ресоциализация личности подростков-делинквентов

Изучая проблемы социализации личности представителей молодежи, и, в частности, интернализации ими норм и образцов поведения, на наш взгляд, одним из факторов, оказывающих значительное влияние на данный процесс, следует признать воздействие социальной среды, ее культурного содержания и характера ценностных установок.

Отмечая в качестве рискогенного фактора маргинальные явления, присутствующие в обществе, следует учитывать его значение и влияние на формирование процессов стихийного воздействия на личность в ходе становления ее социальных качеств. В тоже время, рассматривая категорию молодежи с делинквентным стилем поведения (и особенно находящихся в местах лишения свободы) и возможности ее ресоциализации , на наш взгляд, необходимо детально проанализировать настоящий процесс, с учетом особенной специфики социальной среды, системы межличностных отношений, влиянием субкультуры на формирование нравственных и моральных качеств подростков находящихся в изоляции, признавая данную категорию несовершеннолетних особенным , специфичным объектом ресоциализации.

При анализе теоретических основ процесса ресоциализации личности подростков-делинквентов, на наш взгляд, необходимо отметить, что данный процесс по своему содержанию представляет собой определенную систему, определяющуюся четкой последовательностью составных ее частей, их временными границами и периодичностью.

Существующий сегодня в РФ институт воспитательных колоний функционирует, так же используя в своей деятельности, определенную систему. Изучение трудов таких авторов, как И.П. Башкатов, М.Н. Гернет, . Я.И. Гилинский, А.И. Долгова, В.Н.Кудрявцев, А.С. Макаренко, В.Ф.Пирожков, М.П. Стурова, И.Ю. Сундиев, Г.Ф.Хохряков, Л.В.Ясман и др , мы предприняли попытку проанализировать эффективность системы мероприятий по трансформированию личностных качеств подростков-правонарушителей в пенитенциарных учреждениях для несовершеннолетних, периодизацию ее этапов, основные характерные признаки, теоретическую сущность основных понятий.

Исследуя понятийный аппарат теоретической основы по данной проблематике, следует отметить, что в условиях воспитательных колоний используются в основном такие понятия как «воспитание», «исправление», «перевоспитание или педагогическая коррекция», причем зачастую данные понятия понимаются неправильно. Социальные работники и педагоги как правило, не могут дать правильное объяснение этим понятиям. В нормативном плане, действительно, они близки, а понятия исправление, перевоспитание чаще всего используются как синонимы. Но в теоретическом плане это их содержание значительно отличается. Понятие же « ресоциализация личности» даже с специальной литературе употребляется крайне редко.В тоже время ,следует отметить, что данные понятия в теоретическом смысле действительно очень близки.В монографии А.М. Шевченко «Ресоциализация в России (социокультурные модели) термин «ресоциализация» характеризуется как процесс исправления и перевоспитания судимых лиц, в процессе которого происходят качественные изменения личности, перестройка ее взглядов и представлений, мотивационной сферы поведения, находящие свое отражение в примерном социальном существовании.

Продолжая анализировать процессы связанные с ресоциализацией подростков в пенитенциарных учреждениях, следует отметить, что применительно к данной системе, под понятием «воспитание» следует понимать процесс целенаправленного формирования личности, имеющий своей целью становление гражданского сознания и поведения, ее всестороннее развитие. Это двусторонний процесс. С одной стороны этого процесса выступает воспитатель (педагогический коллектив и социальная среда). Их деятельность, направленная на сознание, чувства, поведение воспитуемого. С другой стороны, воспитуемый, его деятельность по усвоению знаний, определенных социальных, культурных норм, традиций, овладение умениями, навыками, привычками социального поведения развитие всех своих природных задатков и качеств.

Процесс воспитания предполагает развитие личности. В воспитательной колонии данный процесс продолжается. Но его цель не просто развитие личности, а перестройка, коррекция сознания правонарушителя, усвоение общепринятых позитивных норм жизни. Этот процесс принято называть исправлением.

Свое определение понятию «исправление личности», дал известный исследователь пенитенциарной проблематики И.П. Башкатов, Он пишет, что под исправлением следует понимать устранение человеком отклонений в своем развитии, возвращение его к социальным нормам.[1] По своей сущности исправление - это самостоятельная работа воспи- туемого над собой, происходящая под влиянием целенаправленных систем внешнего воздействия. Перевоспитание или социальнопедагогическая коррекция, как процесс, включает в себя деятельность сотрудников воспитательной колонии, организованную педагогами, с целью изменения культурно-нравственного стереотипа сознания осужденных, их убеждений, привычек и соответствующих изменений навыков поведения.

Однако, ученные отмечают ряд серьезных противоречий, возникающих в настоящих процессах. Так, известный исследователь в области пенитенциарной психологии М.П. Стурова отмечает интересную проблему, возникающую в процессе исправления осужденных. Она пишет: «В реальном процессе перевоспитания часто возникают противоречия между педагогической целесообразностью и правовыми предписаниями. Подобное явление объяснимо. Педагогический процесс - процесс творческий и индивидуально ориентированный, а правовая норма явление довольно консервативное. Она не может отразить в себе всю индивидуальность и многообразие возникающих педагогических ситуаций, является обобщающим предписанием; педагогические же решения всегда персонифицированы и во многом определяются ситуацией, особенностями личностей осужденного и воспитателя. Разрешение этих противоречий идет не по линии игнорирования «мешающих» правовых норм, а по линии совершенствования самого законодательства, с одной стороны, и повышения профессионального уровня воспитателей - с другой».[2]

Следовательно, необходимо отметить, что эффективность процесса ресоциализации будет достигнута тогда, когда она будет переведена в самовоспитание личности, то есть в «сознательную целеустремленную деятельность, направленную на преодоление пороков и формирование новых и совершенствование имеющихся положительных качеств», - утверждают авторы книги «Основы исправления и перевоспитания, несовершеннолетних в воспитательно-трудовой колонии».

Однако, для достижения цели, определяемой в процессе социально-педагогической коррекции, требуется решение разных по отношению к воспитаннику задач, значительных усилий педагогического коллектива. Глубоко педагогически и социально запущенные осужденные требуют коренной переделки личностно-поведенческой модели в целом, их ошибочных представлений, взглядов, убеждений, отрицательных черт характера, вредных привычек, определяющих делинквентную направленность и воспитанию новых свойств личности, соответствующих морально-этическим нормам общества. Если же личность воспитанника менее социально запущена, имеет только отдельные отрицательные свойства, приведшие его к преступлению, она не нуждается в коренной переделке, в глубоком изменении, то требуется лишь частичное трансформирование черт личности и уровня правосознания.

Таким образом, данный процесс требует не только достижения его цели и выполнения задач, но и наличия фонда положительных и отрицательных свойств осужденного. Определение степени педагогической и социальной запущенности подростка позволяет выработать конкретную коррекционную систему для достижения этой цели.

Анализируя теоретические основы процесса ресоциализации в воспитательной колонии, изучая его различные методики , следует сделать вывод, что одним из обязательных принципов любой методической системы является принцип строгой последовательности и периодичности ее этапов. В книге И.П. Башкатова «Малые группы и межличностные отношения в колонии для несовершеннолетних» в разделе

0 периодизации процессов исправления и перевоспитания, они характеризуются следующим образом: «...Процесс перевоспитания несовершеннолетних правонарушителей требует построения четкой системы воспитательной работы в целом и с каждым осужденным в отдельности».[3] Традиционно сложилась следующая, в основном действующая и сегодня в большинстве колоний, система воспитательной работы осужденных.

В первом периоде - адаптации - изучается и анализируется положительное и отрицательное свойство коллектива воспитанников в целом и каждого его члена в отдельности, определяются пути нейтрализации отрицательных и усиления положительных сторон личности и коллектива, ставятся конкретные задачи с учетом их специфических особенностей. Исследование проблем трансформации личностной модели поведения несовершеннолетних с асоциальной направленностью, находящихся в изоляции, т.е. в местах лишения свободы, вызывает необходимость, на наш взгляд, отдельно изучить вопрос, связанный с таким понятием, как адаптация личности индивида в новых социальных условиях. Сущность данных условий деформируется, прежде всего, под влиянием криминальной субкультуры, формирующей их идейное содержание, системы стратификации, ярко выраженной статусно - ролевой обусловленностью принципов межличностных отношений. Н. А. Якушин отмечает: «Изоляция человека вообще, а принудительная в особенности, следствием которой является ограничение или полное лишение осужденных их прежнего окружения людей и вещей, блокирование сенсорных, двигательных и информационных процессов, а также многих потребностей и неумение адаптироваться в новых условиях, нередко приводит к возникновению у них отрицательных эмоций, неврозов, психических срывов, агрессивному поведению, иногда направленному на самого себя (аутоагрессия), а чаще всего вовне: нарушения режима содержания,

посягательство на жизнь, здоровье и личное достоинство другого осужденного и даже представителен администрации .»

Следует отметить, что социология, как наука, заимствовала понятие «адаптация» из биологии, наделив его значением, обозначающим процесс приспособления индивида к социально — психологическим условиям той или инои среды, и определенным личностно ролевым функциям и нормам.

Рассматривая историюисследовательской деятельности,

направленной на изучения процессов адаптации личности, следует отметить многообразие научных подходов. Так по теории Т. Парсонса, адаптация является одним из функциональных условий существования социальной системы.

В то же время Р. Мертон, разработал концепцию социальной адаптации личности к выработанным в обществе культурным нормам. Он выделил пять моделей адаптации: конформную, инновационную, ритуализм, эскейпизм и бунт[4]

Следует, так же отметить, что в социологии существуют иныя классификация: нормальная (защитная), девиантная отклоняющаяся и патологическая.

В современных социологических исследованиях усматривается как приспособление к изменению условий внешней среды. Необходимость в социальной адаптации возникает либо при различных вариантах мобильности, перемещающей отдельного индивида или социальную группу в новые условия жизнедеятельности, либо при вменениях общественного устройства, требующих пересмотра жизненных установок и стратегий всех без исключения членов общества.

Таким образом, адаптацию можно характеризовать как механизм, который способствует личности интегрироваться в систему существующей социальной взаимосвязи, целостных общественных отношений.

Однако процесс адаптирования в условиях пенитенциарных учреждений значительно усложнен рядом факторов. Это, во - первых, повышенная регламентация поведения осужденных, определяющаяся устойчивой системой традиций и ритуалов, во - вторых, четкое иерархическое местоположение каждого члена сообщества, а в - третьих, трансформированная в общественно - порицаемую, система личностных симпатий и стереотипов поведения, являющаяся доминирующей в межличностных отношений осужденных.

Таким образом, вышеизложенное требует наиболее принципиального подхода к выбору адаптационной стратегии, предлагаемой коллективом педагогов, и в свою очередь, принимаемой тем или иным воспитуемым в процессе коррекционных мероприятий.

При определении данной стратегии, следует учесть ряд субъективных качеств личности осужденного. К ним относятся:

  • 1) Статусно - ролевое положение в стратификационной системе; (наличие прежних судимостей; криминального опыта; наличие « влиятельных» земляков и подельников и т.д.)
  • 2) Мировозречческая структура личности (удовлетворенность, /неудовлетворенность/различнымикомпонентами жизнеобеспечения, раскаяние в содеянном и другое.)
  • 3) Личностно - ценностные качества (интеллектуальное развитие и физические данные; наличие лидерских качеств и другое).
  • 4) Уровень правосознания и стремление к правопослушному поведению.

Исходя из наличия вышеизложенных факторов, и учитывая общую микросреду в коллективе, типы адаптационных стратегий могут быть выбраны следующим образом:

  • 1) активно - инициативное воздействие на свое социальное окружение, введение в него новых элементов социального поведения;
  • 2) пассивно - конформистское отношение к происходящему, ограниченность в общении, строгая регламентация собственной защищенности, самоограничение в узком круге падельников или земляков;
  • 3) активное противодействие, предлагаемому администрацией, комплексу коррекционных методик и форм социализации личности, отторжение содержательных компонентов целостной системы право послушного поведения;
  • 4) криминальное использование идеологии и социальных стереотипов поведения, определяющихся наличием субкультуры преступного мира, низкой эффективностью функционирования институтов исправления и перевоспитания осужденных;

Представляет научный интерес классификация адаптационных стратегий М. Шабановой, в которой они подразделяются на добровольные и вынужденные. Добровольные адаптации, по мнению автора, возникают в том случае, когда предлагаемые новым обществом нормы и ценности согласуются с ценностными ориентациями, жизненными целями и возможностями индивидов. Здесь возможны разные степени согласования. Во-первых, субъект адаптации может с самого начала осознавать, что новые ценности соответствуют его представлениям и создают «благоприятные условия» для реализации жизненных программ. Во-вторых, благоприятное отношение к предлагаемым изменениям может вырабатываться постепенно путем собственных наблюдений или внешнего убеждения. В-третьих, субъект адаптации может первоначально быть активно настроенным против изменений, но затем признавать их необходимость и не перспективность борьбы с ними.

Соответственно вынужденные адаптации возникают в тех случаях, когда индивид не разделяет предлагаемой ему новой системы ценностей, но понимает необходимость приспособления к ней для реализации своих потребностей. Здесь также возможны разные варианты: 1) первоначальная попытка борьбы с последующим отказом от нее; 2) признание недостаточности своих сил для активной борьбы; 3) вынужденность использования новых способов социального действия для поддержания жизненно важных потребностей; 4) нейтральное отношение к новой

культурной системе, преимущества которой пока не осознаются, но установки не противоречат ценностями индивида.1

Следовательно, правильность определения адаптационной стратегии, избранной осужденным, попадающим в новую микросреду, является необходимым условием при организации процесса трансформации его правосознания и асоциальных стереотипов поведения.

В тоже время, организовывая работу по исправлению осужденных в колониях, следует трансформировать в целом и систему социальных симпатий в коллективе, так как наличие и влияние криминальной культуры, асоциальной идеологии порождает такое негативное явление, как формирование комплекса ложных ценностей и качеств личности. Это такие проявления, как криминальное поведение, наличие нескольких судимостей, сексуальные действия в отношении других осужденных и т.д., Они, во многом определяют доминирующий статус личности в системе взаимоотношений и в процессе ее социализации, привносят в механизм функционирования настоящей социальной системы критерии, определяющие эту самую систему, как общественно - порицаемую и деструктивную.

Проблемы адаптации личности в пенитенциарных учреждениях представляются нам актуальными еще и в силу того, что неправильное избрание персонифицированной адаптационной стратегии приводит, как правило, к внутренним конфликтам в коллективе, значительно затрудняющим задачу по трансформированию правосознани, вызванных несоответствием уровня самооценки воспитуемого и реальным статусом. В данном статусе он воспринимается в ходе естественной адаптации, в соответствии с критериями оценки личности, избранными в данном коллективе в силу наличия или отсутствия общественно - одобряемой структуры мировоззрения и модели социального поведения.

Таким образом, на основании вышеизложенного, нами предлагается следующий вывод: исследование условий и форм социальной адаптации личности несовершеннолетнего в микросреде с ярко выраженными асоциальными характеристиками, определение наиболее эффективной адаптационнойстратегииявляетсяпервоочередным, определяющим этапом в общей системе коррекционного воздействия, исправления и перевоспитания подростков с делинквентной моделью поведения.

Далее следует отметить, что содержание коррекционной работы с осужденными определяется, прежде всего, на основе изучения их статусно-ролевых характеристик, всего спектра социальных девиаций. Характеризуя тип личность осужденных М.П. Стурова определяет ее как личность, обладающую особыми типообразующими признаками, которых нет у других социальных групп. К ним, прежде всего, относится сам факт осуждения, причем не только государством в лице судебных органов, но и обществом. Следующий признак - это применение к личности уголовно правовых санкций в виде лишения свободы, что ведет к изменению социального статуса, социальных ролей. Именно эти внешние по отношению к личности факторы, а так же ее криминальная зараженность и педагогическая запущенность определяют особенности осужденного как объекта воспитательных воздействий.[5]. Большинство исследователей личности осужденного (причем не только педагоги и психологи, но и юристы) отмечают узко эгоистичные мотивы их поведения, недостаточно развитые духовные потребности, неспособность к сопереживанию и др. Им, особенно рецидивистам, свойственны злобность, мстительность, лживость, вовлечение к аморальным, порочным страстям: алкоголизму, наркомании, половой распущенности.

На этом же этапе начинается вовлечение осужденных в различные виды деятельности с учетом их статуса, интересов и склонностей, определяется персонифицированная методика воздействия на личность.

Во втором периоде - периоде коррегирования - начинается реализация намеченной программы трансформирования асоциального стереотипа поведения. В ходе ее осуществления постепенно меняются отрицательные взгляды и убеждения, искусственно провоцируется конфликт между культурными нормами и субкультурой. При этом используется личный фонд положительных качеств у каждого воспитанника в коллективе, систем доминирующих в позитивном обществе ценностей.[6]

В тоже время, некоторые осужденные не демонстрируют потребности в перестройке собственного сознания, считают, что их не нужно перевоспитывать, не видя своей вины в совершенном преступлении. Поэтому работа, в первую очередь, направляется на преодоление этого психологического барьера, трансформацию самосознания и самооценки объекта ресоциализации, формирования у него готовности к исправлению и восприятию культурных ценностей общества. С этой целью подростков побуждают к переосмыслению и переоценке своего поведения в прошлом, пробуждают неудовлетворенность собой, убеждают в возможности исправления..

Воспитатели не только дают положительную информацию осужденным, но организовывают накопление положительного опыта на основании выполнения разнообразных поручений, основанного на взаимной требовательности, доверии, внимании друг к другу и взаимопомощи. Проводится работа по организации самовоспитания подростков, вооружение их методикой работы над собой, организуется контроль над ходом самовоспитания (досрочному погашению исков, написанию извинительных писем потерпевшим).

В третий период - период реадаптации - осуществляется подготовка воспитанников к жизни после освобождения, проверяется устойчивость нравственных и других качеств его личности, сформированных в колонии. Специальная социально-воспитательная работа по психологической, нравственной и практической подготовке к дальнейшей жизни проводится с предлагаемыми к освобождению осужденными. Немаловажное значение при этом имеет сама процедура освобождения, способствующая воспитанию чувства ответственности у подростка за свое поведение в будущем.

На этом этапе определяется степень социализации осужденного, устанавливаются связи с общественными, в том числе с религиозными организациями, нормализуются его отношения с родителями, здесь же оказывается при необходимости материальная помощь, организуется педагогическое наставничество, контроль за поведением воспитанников в школе, на работе, в быту, помощь в преодолении разного рода трудностей.

Совершенно очевидно, что все этапы данной деятельности по исправлению несовершеннолетнего правонарушителя взаимосвязаны лишь условно, между ними нет четкой границы. Мастерство педагога заключается в том, чтобы формировать возможности коллектива и каждого его члена, своевременно скорректировать программу воспитательной работы, поставить и решить новые задачи, изменить методику формирующего воздействия.

Данная периодизация рассматриваемых процессов представляется нам в основном теоретически обоснованной. Однако, нам хотелось бы внести несколько корректировок, в третий период - реадаптации. На этой стадии, на наш взгляд, необходимо использовать для усиления качества воздействия предоставленные законом права осужденных на отпуска и долгосрочные свидания за пределами колоний. Очень важным является при подготовке воспитанника к освобождению, для интернализации им культурных норм и образцов поведения, предоставление ему возможности адаптироваться на свободе путем посещения культурно-эстетических учреждений, мест проведения массовых мероприятий, подготовить его к той резкой смене обстановки, которая произойдет при его освобождении из колонии.

Так же следует отметить, что существенным недостатком в существующей сегодня пенитенциарной системе является отсутствие персонифицированного подхода к личности осужденного при попадании его в новый коллектив, новую социальную среду.

Данный просчет, на наш взгляд, приводит к тому, что подростки, которые до прибытия в колонию не осознали свою вину, не раскаялись, начинают искать себе «единомышленников», существующих в колониях, строить замыслы по дестабилизации режима содержания, порядка в колонии. То есть они укореняются в своей преступной направленности, а иногда и вовлекают других колеблющихся сверстников. Таким образом, они, с одной стороны, конфликтуют с той группой осужденных, которые твердо встали на путь исправления, и, как правило, с администрацией, видящей в них нарушителей режима содержания. Это приводит к тому, что первоначально зарекомендовав себя отрицательно, они в дальнейшем не находят понимания в коллективе, исключая, для себя возможность исправления.

Далее необходимо отметить, что, в процессе ресоциализации личности подростка, независимо от условий, в которых оно происходит, прежде всего, необходимо четко определиться в том, что принять критерием его исправления.

В данной ситуации, учитывая специфику проблемы, на наш взгляд, основным подтверждением действительного перевоспитания личности, все же необходимо принять факт не совершения подростком преступлений в дальнейшей жизни, возможность честно трудиться, гарантируя, тем самым, наличие средств существования.

Поэтому, одним из основных направлений деятельности в процессе ресоциализации личности подростков с девиантным поведением нам представляется комплекс мер, включающий в себя, во-первых, повышение образовательного уровня несовершеннолетнего, и, во-вторых, привитие ему определенных умений и навыков, гарантирующих после освобождения возможность материально обеспечить свою жизнь. Этот комплекс мер, прежде всего, разрешает, хотя бы частично, проблему социальной неустроенности лиц, освобождающихся из мест лишения свободы, которая является основной из причин, провоцирующих личность на новые преступления. Представляет интерес классификация методов воспитания осужденных представленная в доктрине пенитенциарной политики. Каждый метод объединяет целую группу приемов:

  • - метод убеждения - объяснение, изложение, разъяснение, поучение, наставление, внушение;
  • - метод организации поведения - требование, показ, инструктаж, поручение, приучение, упражнение;
  • - метод стимулирования (поведения) - одобрение, похвалу, доверие, благодарность (устная и письменная), организацию перспектив, отсрочку наказания, замену не отбытой части наказания более мягким, выход за пределы колонии на оплачиваемые работы без конвоя, условное и условно-досрочное освобождение от наказания, помилование;
  • - метод торможения (наказания) - замечание, внушение, осуждение, порицание, предупреждение о возможности дисциплинарного взыскания, перевод в учреждение с более строгим режимом содержания, тюрьму, лишение свидания с родственниками, ограничение в получении посылок и передач, помещение в штрафной изолятор и т.д.[7].

Необходимо обозначить вторую ошибку, существующую в работе многих воспитательных учреждений сегодня. При. решении вопроса об обучении подростков той или иной специальности не учитываются социальные условия в обществе. Так, например, ранее престижные и высокооплачиваемые профессии, такие как столяр, слесарь, каменщик, и другие, социально значимые виды деятельности, ввиду распада многих производств, спада в экономике, вышли из разряда специальностей, обеспечивающих комфортное существование и, следовательно, перестали быть популярными в молодежной среде, идейно переориентированной именно на материальную сферу жизни. Тем не менее, во многих воспитательных колониях подростков продолжают обучать этим профессиям, которые в силу своей не перспективности не являются для них гарантией будущего, сферой личностной, творческой самореализации.

Таким образом, можно констатировать отсутствие эффективности системы профтехобразования в воспитательных колониях.

Третьим существенным просчетом имеющейся модели воспитательного воздействия, на наш взгляд, является значительная оторванность процесса образования от воспитательной работы, обязательных, взаимосвязанных элементов ресоциализации. В воспитательных колониях учебные классы формируются только по возрастным признакам, и, естественно, что в них набираются подростки с различным уровнем образованности, причем этот уровень иногда колеблется от незначительных пробелов в знаниях до абсолютного отсутствия какого-либо их объема. И в результате этого педагоги стремятся довести хотя бы до среднего уровня именно таких осужденных, не уделяя должного внимания первой категории воспитанников, которые в силу своего более высокого уровня образованности более предрасположены к исправлению. А эта предрасположенность не получает дальнейшего развития из-за того, что объем знаний по преподаваемому предмету не увеличивается, и сам учебный процесс для этой категории становится схоластичным.

Безусловно, у практиков может появиться возражение по поводу того, что повышение уровня образованности всегда прямо пропорционально процессу исправления. Действительно, весьма возможно обратное. Но это, как правило, свойственно не подростковой среде, а взрослым рецидивным группам, члены которых, умышленно повышают свой образовательный уровень для увеличения гарантий безнаказанности. Если же говорить о рассматриваемой нами категории, то здесь, в большинстве случаев, уровень образования в основном влияет на рост самосознания, который в комплексе с другими формами воспитательной работы все-таки приводит к исправлению. Именно поэтому, на наш взгляд, необходимо, хотя бы на уровне факультативных занятий, развивать тот, ранее заложенный потенциал, имеющийся у определенной категории подростков, ориентируя их тем самым на возможность продолжать учебу и в дальнейшем, после освобождения, гарантируя, таким образом, их социальную реабилитацию. Ведь именно качество и степень образования сможет помочь преодолеть молодому человеку, только что освободившемуся из мест лишения свободы, комплекс неполноценности, гарантировать ему социально позитивное место в обществе, а значит предостеречь от повторного вовлечения в криминальную среду.

  • [1] См. указ. соч. И.П. Бошкатова, М.Н. Фицула.
  • [2] См. Юридическая педагогика
  • [3] Башкатов И.П. Малые группы и межличностные отношения в колонии для несовершеннолетних. - М.: ОВТК ‘ Дорога дальняя, казенный дом...Сост.М.В.Маймистов.-М: Молодая Гвардия,1990
  • [4] Смелзер н.Социология. - М, 1998. С. 126.
  • [5] См. Юридическая педагогика. Подред. Кикотя В.Я., Столяренко А.М.
  • [6] Башкатов И.П. Психология групп несовершеннолетних правонарушителей. Социально-психологические особенности (Монография ).- М.: Прометей, 1993. - 312 с
  • [7] Исправительная (пенитенциарная) педагогика. - Рязань, 1993. - Гл.6.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >