Социокультурный кризис как девиантогенный фактор транзитивного общества

Правокультурный кризис как результат трансформации социальных ценностей

Рассматривая систему духовных ценностей, определяющую культурную основу жизнедеятельности общества, как основной детерминант норм и стереотипов поведения личности, следует отметить, что она (система ценностей), а точнее, ее качественное содержание, напрямую определяет отношение индивида к целям его деятельности в социальной системе и средствам их достижения.

Ценности представляют собой разделяемые в обществе убеждения относительно целей, к которым люди должны стремиться[1].

Данное утверждение созвучно с высказыванием известного американского социолога Т. Парсонса, который, рассматривая ценности как составные части социальной системы, соответственно, определял их как общепринятые представления о желательном типе общества - прежде всего о нем в представлении его собственных членов.[2]

Современные исследователи в области социальных явлений Денисова Г.С. и Радовель М.Р. разделяют ценности на осознаваемые и неосознаваемые, и характеризуют их как систему норм, определяющую поведенческую сторону культуры.[3]

Представляет интерес предложенная выше упомянутыми авторами классификация ценностных ориентировок. Они пишут: « Одним из вариантов классификации ценностных ориентиров представляется следующий: витальные ценности (жизнь, здоровье, благосостояние, квалификация); партикулярные ценности (Родина, народ, семья, друзья); общественное признание (успех, престиж, слава, честь, социальное положение); политико-правовые ценности (национальный суверенитет, свобода слова, печати); нравственные ценности (доброта, справедливость, совесть, долг, счастье); эстетические ценности (красота, гармония, совершенство, возвышенное); познавательные ценности

(новизна, истина, достоверность); религиозные ценности (Бог, мировой разум, абсолют)[4] [5] [6].

Социальный процесс определяется как последовательное изменение состояний социальной системы или ее подсистем, а индикатором, с помощью которого можно определить эти новации, выступает изменение ценностей и закрепляющих их на поведенческом уровне норм. Этот подход последовательно развивался в социологической теории Ф.Теннисом, М.Вебером, Э.Дюркгеймом, Т. Парсонсом, Р.Мертоном . Однако, следует отметить, что качественное содержание системы культурных ценностей, в свою очередь, трансформируется под воздействием условий социальной среды, определяющей так называемые «культурные универсалии» . Стабильное общество, планомерно развивающее культурную и экономическую сферу, имеет устойчивую, традиционную систему ценностей, образцов и эталонов поведения.

Так, в эпоху социалистического строя в СССР, процесс социализации в жестких формах обуславливался идеологической и культурной доктриной, носившей доминирующий, всеобъемлющий характер. При всех неизбежных вариациях, социалистическая культура формировала тип «советского человека» с вполне определенной системой ценностей, целей социального существования, ориентированного на конкретные нормы и образцы поведения, находящиеся в поле социального контроля.

Крупномасштабные общественные преобразования начала 1990- х годов качественно изменили ситуацию. Начался переход от советского социалистического строя к отношениям либеральной демократии и рыночной экономики, причем если в сфере политики и экономики реформы произошли необычайно быстро, то в гораздо более инерционной сфере культуры изменения не завершены до сих пор. Социокультурная сфера общественной жизни находится в неопределенном, аномическом состоянии, что вызывает растерянность, фрустрацию и апатию массовых слоев населения.

Каждый человек должен заново переосмыслить для себя базовые жизненные ценности и нормы поведения, определять свое желаемое и реальное место в обществе, формировать и осуществлять стратегии адаптации, позволяющие приспособиться к новым условиям жизнедеятельности[7] [8] [9].

Современные социологи характеризуют ценности как относительно общие, стабильные характеристики людей, изменяющиеся под воздействием экономических, социальных и других факторов, и направляющие своих носителей к определенным целям. Люди, следовательно, в своей деятельности стремятся к удовлетворению своих потребностей, реализации своих интересов руководствуясь ценностными представлениями о том, что для них приоритетно, а что нет .

Соответственно, в данных социальных условиях общества переходного периода процесс влияния на лиц с признаками девиации поведения еще более затруднен.

Социальные изменения, происходящие в транзитивном обществе в значительной степени провоцируют девиантные проявления, поскольку они не находят должного противодействия со стороны ослабленных, не функционирующих эффективно институтов социального контроля. Происходящие изменения в транзитивном обществе воздействуют и на культуру, понижая качественное значение раннее устоявшейся системы ценностей, создавая благоприятные условия для развития и усиления субкультурных тенденций, в том числе и негативного толка и, следовательно, формируя комплекс глубоких культурных противоречий.

Известный ученый, конфликтолог, профессор А.В. Дмитриев, характеризуя особенности социального развития общества переходного периода, использует понятие конфликт ценностей. Многие свойства конфликта, по мнению автора, его амбивалетность, в частности, характерны и для конфликта ценностей, которые представляют собой обобщенные представления людей относительно целей и норм своего поведения. В ценностях воплощаются исторический опыт и культура отдельных групп (этносов, классов и т.д.), т.е. они служат своеобразным ориентиром, с которым люди соотносят свои действия.

Экономические, культурные и политические перемены присущие транзитивному обществу, по мнению автора, связаны между собой и в известной мере предсказуемы. Эмпирические исследования в восточно-европейских странах изобилуют выводами о кризисе модернизма и трудностях в обновлении традиций, но в России эти процессы воспринимаются особенно остро. Здесь возникло организованное сопротивление переменам, в котором приняли участие и правящие политические и культурные группы, опираясь на массовую поддержку обнищавшего населения. Другие слои, в какой то мере, сохранили модернистский потенциал, а в рядах образованной молодежи действуют даже постмодернистские тенденции. Однако, трудно определить насколько они самобытны, а в какой степени являются заимствованием и подражанием западным стандартам. Этот конгломерат ценностей сказывается и на позициях политических партий. Исследования выявляют значительные ценностные наложения, смешивание и комбинирование на первый взгляд несовместимых систем[10].

Таким образом, можно утверждать, что социокультурный кризис, вызванный коренными изменениями в обществе переходного периода, является фактором трансформирующим систему нравственноценностных ориентаций личности, и, следовательно, оказывающим влияние на уровень правовой культуры, как содержательной основы механизма правопослушного поведения.

Современные исследователи социальной проблематики транзитивного общества отмечают, что наиболее рискогенной категорией в данный период является молодежь. Так, Стурова М.П. отмечает: «Политический, экономический, духовно-нравственный и другие кризисы в России, которые сопровождаются ростом безработицы, алкоголизма, наркомании, распадом семейных отношений, утратой позитивных институтов социального воспитания, в первую очередь отражаются на подростковом (12-15 лет) и юношеском (16-17 лет) возрасте в силу особенностей их биологического, психологического и педагогического развития. Для несовершеннолетних являются характерными такие преступления, как кражи, грабежи, разбои, изнасилования, убийства, телесные повреждения, вымогательства, угоны автотранспорта, употребление наркотиков.

Повышенная рискогенность молодежи объясняется тем, что процесс ее социализации, т.е. интернализации определенного комплекса общественно значимых и одобряемых ценностей, не гарантирован наличием в современном обществе устойчивой, всеобъемлющей культурной доктрины, определяющей, в свою очередь, ценностные ориентиры и цели жизнедеятельности в социальной системе.

Процесс воспитательно-формирующего воздействия государства лишенный идеологической основы и не ориентированный на определенные культурные нормы, образцы и эталоны поведения объективно не может противостоять адаптировавшимся в обществе субкультурным тенденциям, культивирующим иную систему ценностей

Многочисленные проводимые исследования проблем социального риска в переходном обществе позволяют определить основные направления в деятельности государства по профилактике девиантного поведения личности. Сегодня в Российской Федерации не только социологи, педагоги и психологи говорят о необходимости формирования основ правовой культуры, духовных и нравственных ценностей. Ведущие криминологи из всего спектра превентивных мер основной задачей обозначают необходимость воспитания нравственности, ориентированности на социально-одобряемые культурные нормы. Так, известный криминолог, заслуженный деятель науки России Антонян Ю.М. отмечает: «Причины преступности следует искать в нравственном состоянии общества, в наличии или отсутствии тех или иных моральных ценностей и установок. Воспитание нравственности - составная часть воспитательной работы с населением вообще, включающей и получение образования, специальности, и привитие культуры, нравственных ценностей и установок, выработанных человечеством за всю историю его развития. Воспитание - это не нудное вдалбливание в голову человека прописных истин, а творческое осмысление всего того, что делает его Человеком. Ни экономическая жизнь общества, ни его правовые установления, ни многообразие социальной сферы, ни политика не могут быть свободны от нравственности.»[11]

Таким образом, исследование культурологической составляющей в определении факторов социального риска в молодежной среде позволяет сделать нам следующий вывод:

- ценности как убеждения людей относительно целей , к которым они стремятся в процессе жизнедеятельности, определяют поведенческую сторону культуры.

Исходя из вышеизложенного, нам представляется необходимым исследовать влияние последствий социокультурного кризиса на уровень правосознания подрастающего поколения, на степень рискогенно- сти личностно-поведенческой модели социальных действий молодежи, на формирование факторов, определяющих тяготение личности к со- циально-порицаемым образцам поведения.

  • [1] Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная социология. С.-Пб, 1997, С. 366
  • [2] Парсонс Т. Заключение// Американская социология. Перспективы, проблемы,методы. М., 1972. с.368.
  • [3] Денисова Г.С. , Радовель М.Р. Этносоциология: Учеб, пособие для студентов ин-тов и пед.вузов,- Ростов-н/Д: Изд-во ООО « ЦВВР», 2000.-280 с.
  • [4] Там же.
  • [5] См.: Артюхов А.В. Криминальные практики России сквозь призму культуры.
  • [6] Известные исследователи М. Мид и К. Клакхон относили к универсалиям культуры следующее: язык как символическую систему, ценностную систему (как совокупность жизненных целей, идеалов и т.п.), образцов поведения, типичные связи ивзаимодействия
  • [7] См. Шевченко А.М. Ресоциализация в России (Социокультурные модели).
  • [8] Дмитриев А.В. Конфликтология : Учеб.пособие,- М. : Гардарики, 2002,- С. 320
  • [9] Там же
  • [10] Там же.
  • [11] См. Криминология. Под ред. Кудрявцева В.Н. с. 139
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >