Криминологические детерминанты отклоняющегося поведения

Подробное изучение полного спектра социальных девиаций несовершеннолетних, в том числе и крайних форм делинквентного поведения, а так же формирующих ценностей и социокультурных симпатий современной молодежи, позволяет нам утверждать, что система психо- лого-поведенческих особенностей подростков-делинквентов, в сравнении со взрослой категории правонарушителей, значительно усложнена многообразием личностно-ценностных и статусно-ролевых «индикаторов», влияющих на формирование деструктивного стереотипа поведения и определяющих их местоположение вне социально-позитивного слоя общества.

Наиболее сложными, с точки зрения социологического анализа, являются принципы формирования девиантных групп, система межличностных отношений, которая характеризуется, во-первых, ярко выраженными признаками стратификационной системы, отягощенной влиянием криминальной субкультуры, а во-вторых, большим спектром мотивационных особенностей, определяющих вектор преступной направленности и общественной опасности.

Следовательно, для правильного понимания современного социального значения проблем подростковой преступности и определения форм влияния на ее уровень, необходимо тщательно исследовать социальные детерминанты и культурно-нравственные особенности поведенческой модели несовершеннолетних, склонных к противоправным действиям.

В чем же обусловленность, в чем отличие и специфика противоправного и асоциального поведения именно несовершеннолетних?

Необходимость специального изучения данного явления современными исследователями доказывается, со ссылкой на следующие факторы:

  • 1) многие криминогенные факторы, оказывающие решающее негативное воздействие на взрослых преступников, зарождаются в среде несовершеннолетних преступников;
  • 2) значительная часть преступлений совершается несовершеннолетними в соучастии с взрослыми преступниками;
  • 3) рост преступности несовершеннолетних происходит в период сокращения общей численности этой возрастной группы населения;
  • 4) преступность несовершеннолетних имеет более интенсивную негативную динамику по сравнению с преступностью в целом;
  • 5) несовершеннолетние склонны к отклоняющемуся поведению, поскольку принадлежат к так называемой криминогенно активной части населения;
  • 6) криминально активные несовершеннолетние продолжают преступную деятельность после достижения возраста уголовной ответственности, и именно благодаря данной категории правонарушителей преступность постоянно возрождается.[1]

Мы выделим пять основных признаков, характеризующих противоправное поведение именно данной социальной категории.

  • 1. Латентность.
  • 2. Многовидовая мотивация девиантного и делинквентного поведения.
  • 3. Повышенная рецидивность.
  • 4. Групповой характер деструктивного поведения.
  • 5. Устойчивость межличностных связей в группе.

Следует раскрыть сущность каждого из признаков.

Латентность (от лат. Latens - скрытый, внешне не проявляющийся)[2] - речь идет о тех деяниях, которые совершаются, имеют общественно опасные последствия, но, в силу определенных причин, остаются не выявленными и, следовательно, не пресеченными, либо, если речь идет о девиантности поведения, то общественно не порицаемыми.

Криминологи, характеризуя латентность, определяют следующий механизм ее образования:

  • - незарегистрированные в установленном порядке преступления — те, которые были совершены, но потерпевшие, свидетели, должностные лица и другие граждане, в отношении которых они совершены, не сообщили об этом в правоохранительные органы;
  • - неучтенные преступления — те, о которых правоохранительные органы были осведомлены (имели поводы и основания к регистрации преступления и возбуждения уголовного дела), но они их не расследовали;
  • - неустановленные преступления — те, которые были заявлены, зарегистрированы, их расследовали, но ввиду халатности или недостаточного желания оперативных и следственных работников, их слабой профессиональной подготовки, ошибочной уголовно-правовой квалификации и иных причин в фактически содеянном деянии не было установлено события или состава преступления[3]

В качестве примера, можно привести незначительные кражи, о которых потерпевшие не сообщают в органы внутренних дел, употребление наркотиков, психотропных веществ, алкоголя, проституция и т.д.

Отсутствие последствий и официальная неучтенность данных факторов, требующих общественных санкций, положительно влияет лишь на государственную статистику, но крайне отрицательно на формирование личности, т.к. общеизвестно, что безнаказанность обязательно порождает новые социальные патологии.

Следует констатировать, что подростки формируют значительную часть преступности, т.к. в силу еще недостаточного преступного опыта, именно они совершают мелкие кражи, например, из дачных домиков, машин и т.д., которые ввиду малозначительности ущерба, как правило, остаются не учтенными.

Необходимо отметить, что если с точки зрения криминологии латентность может иметь условно-статистическое обозначение, т.е., состоять в той или иной пропорции с официальным уровнем преступности, то в социологической науке, на наш взгляд, латентность правонарушений не имеет условно-статистического определения, так как данное явление определяет показатель норм регулирования поведения индивидов.

Латентную девиацию можно назвать «вирусом», провоцирующим будущую «болезнь», которая ввиду своей скрытости не может быть диагностирована, а следовательно, подвержена воздействию.

Влияние на девиантные проявления, имеющее латентный характер, бесспорно, значительно затруднено этим обстоятельством, и основным методом может стать, на наш взгляд, институциализированная система ранней профилактики асоциального поведения, призванная не только обучать индивидуума нормам поведения, но и формировать нравственно-ценностный стереотип.

Многовидовая мотивация.

Анализ мотивов преступного поведения дает возможность глубоко проанализировать его подлинные причины. Без анализа объективных мотивообразующих факторов содержание криминальных мотивов будет не полным, и, что хуже, субъективистским.'Мотивация преступного поведения - один из важнейших его элементов, выявление и изучение которого позволяет глубже понять причины этого поведения и особенности личности преступника, определить наиболее эффективные пути его исправления и перевоспитания, наметить и осущест- вить меры предупреждения преступлении .

По мнению представителей психологической науки, мотив- это то, что обуславливает стремление человека к данной, а не к какой- ни- будь иной цели.[4] [5] [6] Мотив означает побуждение человека к деятельности.[7] Более или менее адекватно осознанное побуждение выступает как мотив.[8] Так же следует отметить справедливое утверждение М.П. Якобсона отмечавшего, что мотивацию поведения отдельного человека следует всегда изучать в социальном контексте[9]. Первое звено механизма преступного поведения охватывает формирование мотивов преступления. Мотивы преступлений разнообразны. Есть множество различных классификаций преступных мотивов. Нам представляется наиболее убедительной классификация, которую предложил В.В. Лунеев. Этот автор выделил следующие шесть групп мотивов: 1) политические; 2) корыстные; 3) насильственно-эгоистические; 4) анархистско- индивидуалистические; 5) легкомысленно-безответственные и 6) трусливо-малодушные. [10]

Характеризуя мотивы противоправного поведения несовершеннолетних, следует обратить внимание, что они существенно отличаются от мотивации совершения преступлений взрослыми. Если при совершении имущественных преступлений у взрослого преступника в 90% случаев присутствует корыстный мотив, то у подростков все выглядит не так однозначно. Мы провели анкетирование 100 несовершеннолетних правонарушителей и выделили 6 основных видов мотивации:

1. Корыстная - она, бесспорно, присутствует у 43 подростков из 100;

Рассматривая категорию правонарушений, мотивом которых выступает корыстное стремление, следует отметить, что рост числа имущественных (корыстных) преступлений в последние 10-15 лет в Российской Федерации объясняется, прежде всего, интенсивностью процесса социального расслоения общества. Значительное увеличение количества населения, оказавшегося за «чертой бедности» определило рост числа рискогенной категории подростков - воспитывающихся в семьях с низкой социальной обеспеченностью. Как следствие - в этих семьях родители в поисках рынка труда не уделяют внимания организации воспитательного воздействия и, соответственно, ребенок наиболее подвержен тем или иным социальным «инфекциям». Так О.В. Пристанская пишет: «К основным причинам роста детской безнадзорности относятся: безработица, распространение в семьях пьянства, жестокое обращение с детьми и конфликтные ситуации. Социальными условиями появления и развития бродяжничества и

попрошайничества в постперестроечной России являются в первую очередь бедность и нищета» .

2

Особенно важно отметить, что, будучи ограниченным в средствах в семье, и социально не защищенным государственными институтами, подросток в достаточно раннем возрасте начинает предпринимать попытки самостоятельно приобрести материальные средства. Одной из форм может быть попрошайничество, как начальная стадия делинквентного поведения.

Безнадзорность и отсутствие средств, необходимых подростку не только для физического существования, но и для обретения определенного статуса в социуме сверстников - наиболее характерные причины, влияющие на формирование в личности склонности к совершению корыстных преступлений.

Необходимо отметить, что корыстный мотив встречается наиболее часто в сравнении с другими мотивационными формами.

Характеризуя тип личности подростка, совершающего корыстные преступления, следует отметить, что к этому типу относятся лица, смыслом преступного поведения которых является утверждение своего «Я». В основе лежит обретение определенного статуса, материального уровня, позволяющего играть определенный набор социальных ролей (бизнесмена, просто очень богатого человека, мецената и т. и.). Конечно, этот тип преступников напрямую связан с теми социальными предпосылками, которые существуют в обществе. В тоже время, можно утверждать, что в основе корыстных преступлений, часто лежит внутренняя неуверенность в себе как личности, достойной признания со стороны других.

2. Гедонизская от слова гедонизм (от греч. hedone - наслаждение)1- т.е. поиск подростком немедленного наслаждения, которое доставит совершение правонарушения. Но этот мотив, присутствующий редко, лишь в семи случаях из 100.

Явление гедонизской мотивации так же обусловлено резким социальным расслоением общества в начале 90-х годов прошлого века. Следует особо отметить, что вместе с процессом легализации супердоходов у отдельной части населения, трансформировались общественные симпатии и культурные ценности. Одними из наиболее важных девиантогенных факторов, наряду с деструктивными явлениями социально-экономического и идеологического порядка, выступает социально-культурный кризис на уровне общественного сознания. Ценностный вакуум образовался на «обломках» противостояния традиционной исконно российской системы ценностей, включающей духовность, взаимопомощь, любовь, коллективизм, самопожертвование как основы человеческого образа жизни, и искусственно привнесенной западной ценностной системы, провозглашающей культ денег, потребительства, психологию вещизма, крайнего индивидуализма и эгоизма, коммерциализации всех сфер человеческой жизнедеятельности вплоть до самых интимных ее сторон.[11]

Если в коммунистическую эпоху идеологического патернализма как пример для подражания пропагандировался рабочий человек со средним достатком, добивающийся успехов в жизни трудом, то, в результате смены идеологической доктрины, наиболее популярным становится «герой» из, так называемых, «новых русских», культивирующий новые идеалы посткоммунистической России. Вследствие этого, некоторые представители молодежи, в основном из экономически обеспеченных семей, будучи уверенными в своем будущем, гарантированном финансовым благополучием родителей, заняли позицию так называемого «фатального эгоизма». Их устремление к жизненной обеспеченности через позитивные, общественно одобряемые механизмы (приобретение знаний, профессии и т.п.), сменила уверенность в неотвратимости жизненного комфорта, гарантированного принадлежностью к определенной социальной группе.

Данное обстоятельство, как правило, является причиной того, что высвободившаяся жизненная энергия направляется подростком на поиск и испытание новых, ранее не знакомых и, зачастую, запретных ощущений (наслаждений). Это может быть употребление алкоголя, наркотиков, грубое невыполнение норм при участии в дорожном движении, а также впоследствии и делинквентное поведение. Как правило, это могут быть преступления против личности (нанесение телесных повреждений, изнасилования и т.п.), то есть те, при совершении которых, подросток, доказывая свое «Я» получает новые удовольствия. Так же необходимо отметить, что если общественно-адекватные усилия по достижению социально значимых ценностей для индивида не имеют быстрого ожидаемого эффекта и это ожидание растягивается на длительный срок, то девиантные формы поведения, как правило, приносят почти немедленный результат.

С точки зрения криминалистов, преступления с гедонизской мотивацией наиболее сложны при расследовании, так как этот мотив менее распространен в сравнении с другими, например, с корыстным, и выявляется лишь при глубинном изучении социальных причин девиации поведения. С позиции психологической характеристики модели данного поведения следует отметить, что делинквенты данного типа обнаруживают потребность в агрессии, отвержении другого человека, стремление к автономии, доминантность, гиперсензитивность к унижению.

Следует также отметить, что «катализатором» процесса отклоняющегося поведения можно признать неразвитость системы правового воспитания в рамках системы среднего образования, т.е. подросток не всегда может дать адекватную, с правовой точки зрения, оценку своим действиям, и, соответственно, девиационные предпосылки трансформируются в делинквентные проявления.

Основной личностной характеристикой этих подростков является повышенная активность, проявляющаяся во всех сферах их жизни. Они стремятся к, любого рода, деятельности, в которой смогли бы реализовать эти качества. В то же время у них снижено чувство ответственности, ослаблен самоконтроль, ярко выражено постоянное влечение к переживаниям, к внешней возбуждающей ситуации. В своем большинстве это люди, которые хотят получить от жизни, прежде всего удовольствие; отсюда стремление удовлетворять свои прихоти и влечения. В поисках удовлетворения они теряют грани между дозволенным и недозволенным, что часто приводит к нарушению закона.

3. Подражание лидеру, подверженность влиянию.

Характеризуя личностно-поведенческие особенности лиц подросткового возраста, следует отметить сильное влияние на несовершеннолетнего, какого либо более значимого в стратификационной системе сверстника или старшего по возрасту. И если этот «авторитет» отрицательный, он способен вовлечь подростка в асоциальные, деструктивные действия и даже в преступление. При проведении исследования выяснилось, что под такое влияние попали 12 из 100 респондентов. Девиантам данного вида присуща психологическая модель поведения, называемая конформной, т.е. присутствие заниженной самооценки, высокая внушаемость, потребность поиска покровителя и избежания оппозиции, фрустрация потребности в признании, склонность к дистимии.

Эта мотивация так же присуща, как правило, подросткам с низким интеллектуальным уровнем, не подверженным социальному регулированию, морально и физически не адаптированным, для которых единственной возможностью чувствовать себя комфортно в том или ином социуме является поддержка кого-либо из авторитетных сверстников. То есть, опираясь в системе межличностных отношений на

«сильную» личность у него не остается ничего другого, как следовать за ней и принимать существующую нормативно-ценностную систему. По мнению В.П. Голубева, основной личностной характеристикой этих несовершеннолетних является недостаток волевых качеств. Они легко подпадают под влияние других осужденных. Тяга к удовольствию, бездумность, с одной стороны, и безволие - с дугой, приводят их к нарушениям правил поведения бытующих в среде осужденных, и часто являются причиной перехода в категорию «отвергаемых». Зараженные уголовной романтикой, они тяготеют к группам с отрицательной направленностью, но трусость, недостаток инициативы не позволяют им добиться авторитета в их среде. Поэтому лидеры отрицательных используют их для выполнения поручений.[12] [13] [14]

4. Самоутверждение в коллективе.

Следует отметить, что социализация, то есть усвоение идей, представлений, убеждений, взглядов и иных элементов современной культуры, которые определяют содержание деятельности человека, протекает в ходе его взаимодействия с окружающими людьми, объеди- ненными в социальные группы. Средствами, используемыми для самоутверждения личности в системе межличностных отношений, присущей коллективам подростков с асоциальной направленностью, является, прежде всего, физическая сила, личностный патернализм, а так же, при криминальном характере сообщества. Этим средством может быть какое-либо общественно не одобряемое действие, характер которого, для членов этого коллектива, представляет определенную доминирующую ценность и заслуживает уважения.

Поведение подростков в значительной степени определяется такими их личностными чертами, как честолюбие и целеустремленность. В зависимости от своих убеждений и взглядов они, любым путем, стремятся занять лидирующее положение в группах с отрицательной направленностью. В.Я. Рыбальская отмечает: «Стремление приобрести авторитет у товарищей, поиск приключений, подражание - такие мотивы чаще всего присутствуют у подростков. Характерно, что указанные мотивы чаще всего преобладают в импульсивных преступлениях . Как правило, несовершеннолетние, стремящиеся к самоутверждению в коллективе, имеют четко выбранную жизненную позицию, проявляют упорство в отстаивании своих взглядов, склонны к прямолинейности и завышенной оценки собственной личности. Они воспринимают окружающий мир по принципу «черного» и «белого», в суждениях категоричны, в поступках решительны. Как правило, придерживаются один раз выбранной линии поведения.

5. «Игровая» мотивация.

Некоторые несовершеннолетние индивидуумы при совершении асоциальных поступков не могут дать им нравственную или правовую оценку, т.е. воспринять их таковыми, и относятся к ним как к элементам игры. Такая мотивация особенно характерна при угонах автотранспорта без цели хищения, употребление психотропных веществ и алкоголя и т.д. Настоящая мотивация выявлена у 21 подростка из 100 и стоит на 2 месте после корыстного мотива.

По мнению Орлинковой Н.В. и Белоуса В.В. данный стиль поведения содержит потребности игры и поиска эротических связей, экстраверсию, истероидную акцентуацию, инфантильный эгоцентризм, манипулятивность, гипертимию.[15] [16] [17]

По мнению известного специалиста в области пенитенциарной психологии В.П. Голубева «игровой» тип личности несовершеннолетних преступников весьма сложен с психологической точки зрения. Как показывают эмпирические исследования, представителей этого типа среди лиц, совершающих хищения и кражи, достаточно много. Игровая мотивация относится к числу относительно распространенных стимулов преступного поведения.[18]

Американский психотерапевт Э. Берн считает, что среди обычных преступников можно выделить два отличительных типа личности: те, которые преступлениями занимаются ради выгоды, и те, которых преступления привлекает как игра. Между этими двумя классами существует большая группа людей, которая совершает преступления и с той, и с другой целью.

Попадаются в основном вторые, а первые в меньшей степени досягаемы. Профессиональными преступниками Э. Берн считает тех, для кого совершение преступлений является способом материального обеспечения; для них «игровая» мотивация нетипична. По- видимому, такая точка зрения является оправданной.

Подробный анализ мотивов девиантного поведения подростков нами произведен ввиду того, что он играет ключевое значение при определении причин ослабления социальных норм и поведения индивидов, форм и методов последующей коррекции личности несовершеннолетнего при организации системы институционального контроля молодежной девиантности.

Знание мотива, побуждающего подростка к асоциальному поступку позволит с наибольшей точностью определить те качества его личности, которые необходимо трансформировать.

Третьим признаком, характеризующим девиантность подростковой среды, является повышенная рецидивиость.

Данная проблема заключается в рассогласованности действий тех социальных институтов, которые призваны обеспечивать регуляцию и контроль за процессами девиации.

С одной стороны, в данном случае, правовые нормы безоговорочно устанавливают рамки уголовно-наказуемого возраста, рассматривают возраст несовершеннолетнего преступника, как смягчающее обстоятельство при определении наказания, а с другой стороны общество не выполняет воспитательные функции в отношении тех, кто реально не лишен свободы или в силу малолетня не осужден.

Реально получается, что делинквентный индивидуум , совершая в 10-12 лет правонарушение, не подвергаясь правильно организованному комплексу мер по личностно-ценностной коррекции и трансформации системы доминирующих ценностей, уверует в свою безнаказанность.

Совершая преступление в 14-15 лет, он приговаривается, как правило, к условной мере наказания. Т.е. общество лишь ограничивается предположением, что само по себе уголовное наказание, как нормативно- регулирующий метод контроля, уже несет в себе воспитательное значение.

Однако анализ практического использования данного нормативно-правового воздействия демонстрирует, что лишь 42 подростка из 100 осужденных условно не совершают преступления вновь. Это свидетельствует о неэффективности механизма регулирования поведения несовершеннолетних после применения к ним таковых санкций.

То есть, ощущая снисхождение на ранней стадии девиантного мировоззрения, подросток укореняется в правильности принятия доминирующей системы ценностей деструктивного содержания. Безнаказанное неоднократное нарушение социальных норм ведет к стабильному отклоняющемуся поведению, так же как и безнаказанное нарушение правовых норм - к рецидиву.[11]

Следует также отметить, что некоторые исследователи в качестве фактора, обуславливающего рецидивность, определяют культурный кризис в обществе переходного периода. Так, Коломытцев Н.А. пишет: «Социальные и культурные проблемы переходного периода, преобразование отношений собственности породили целые комплексы взаимодействующих объективных и субъективных факторов, влияющих на тенденции и характер всей и, в частности, рецидивной преступности.[20]

Четвертый признак это групповой характер преступной деятельности.

Как правило, формирование мотивов, в том числе имеющих криминологическое значение, в молодежной группе происходит путем усвоения личностно-групповых ценностей, начиная с самых ранних этапов онтогенеза.[21] Чаще всего делинквентная деятельность несовершеннолетних обусловлена системой межличностных отношений, образующих устойчивые коллективы (группы). Социальную группу как мотивообразующий фактор необходимо рассмотреть в следующих аспектах:

  • 1) общее влияние группы на возникновение и развитие ведущих мотивов личности в процессе ее формирования и социализации;
  • 2) влияние группы на конкретную мотивацию преступления ;
  • 3) влияние преступной группы на мотивацию индивида, ее члена - в зависимости от устойчивости и организованности группы, длительности преступной деятельности, а так же ролевого статуса в ней данного лица.[22]

П. Ханиган в своей книге «Молодежь, испытывающая трудности» справедливо отмечает: «Занятие преступной деятельностью в группе имеет свои преимущества, в группе молодые люди получают «психологическое и техническое обучение, а так же материальную прибыль и престиж».[23]

Психологическое обучение состоит в моральной подготовке, а техническое - в усвоении «секретов ремесла». По мнению профессора В.Е. Эминова объединение несовершеннолетних в неформальные группировки - это не только объективная реальность, но и необходимость, суть которой может быть понята, если рассмотреть три типа культуры:

  • 1) постфигуративный тип означает, что дети учатся у своих родителей;
  • 2) конфигуративный тип - дети и взрослые учатся у своих сверстников;
  • 3) префигуративный тип, в свою очередь, предполагает, что взрослые учатся также у своих детей.[24]

Следует отметить, что наличие преимущественно групповой преступности несовершеннолетних обусловлено и тем, что, совершая поступок, эмоционально одобряемый его окружением, подросток повышает свой статус в группе, во-первых, потому, что другие члены группы становятся свидетелями его действий, а во-вторых, он, тем самым, увеличивает свой криминальный опыт.

Еще одни существенным признаком, характеризующим девиацию в подростковой среде, является устойчивость межличностных связей в девиантной группе. Этот признак обусловлен тем, что основой создания групп являются не интерес в приобретении профессиональных сообщников, а наличие дружеских симпатий, которые в основном и объединяют группу. Эти связи, как правило, существуют на протяжении длительного времени и являются весьма устойчивыми.

Приведенная выше классификация мотивов противоправного поведения несовершеннолетних основана на личном опыте автора, однако существуют и другие, бесспорно заслуживающие внимание, классификации.

Так, вызывает интерес классификация мотивов преступного поведения М.В. Романенко: «...первый тип - если человек убежден, что может избежать наказания, то совершает преступление. Второй тип - если потенциальные выгоды от сознательного нарушения норм права и морали перевешивают потенциальное наказание, то он готов совершить преступление. Третий - если человек совершил преступление и не осужден, то он не чувствует себя преступником (не пойман - не вор) и никакие моральные нормы не удержат его от совершения нового преступления».[25]

Настоящий анализ детерминирующих признаков и особенностей девиантного и делинквентного поведения несовершеннолетних проведен нами с целью определения спектра социальных причин, влияющих на процесс криминализации подростковой среды.

Таким образом, преступность несовершеннолетних можно определить как самостоятельный вид преступности, обусловленный особенностями количественных и качественных показателей ее состояния и развития, а также, прежде всего, личность преступника, в основе поведения которого лежат эгоцентрические мотивы и условия социальной среды.

  • [1] Криминология: Учебник / Под. ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. - 3-е изд.,перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2004. - 734 с.
  • [2] Словарь иностранных слов. Под ред. А.Г. Спиркина. 9-е издание испр. - М.: Русский язык, 1982. - 608с.
  • [3] См. Криминология. Под ред. Кудрявцева В.Н.
  • [4] Криминальная мотивация. Под ред. Кудрявцева В.Н.,1986.
  • [5] Механизмы преступного поведения. М.: Наука, 1981
  • [6] Психология. Под ред. Костюка Г.С., Киев, 1968.
  • [7] Психология .Под ред. Ковалева А.Г.М., 1988.
  • [8] Рубенштейн С.Л. Основы общей психологии. М.,1946.
  • [9] Якобсон М.П. Психологические проблемы мотивации поведения человека. М.:Просвещение, 1969, с.212.
  • [10] Лунеев В.В. Криминальная мотивация. М., 1986. С. 40-41.
  • [11] Преступление и наказание: криминализация России как социально-политическоеявление: Материалы дискуссии. - М.: Альфа - М, 2004 (Серия: «Научные семинары Круглые столы Дискуссии»), Вып. 3.-192 с.
  • [12] Голубев В.П. Рабочая книга пенитенциарного психолога: Пособие. - М.: ВНИИМВД России, ГУИН МВД России, 1997. - 208 с.
  • [13] См. Криминальная мотивация. Под.ред. Кудрявцева В.Н.
  • [14] Рыбальская В.Я. Особенности мотивации разбойных нападений несовершенно-летних.Иркутск,1978.
  • [15] Орлинкова Н.В., Белоус В.В. Элементы псевдостиля у делинквентов //Мат-лы 1-йВсероссийской научной конференции по психологии РПО «Психология сегодня»(31.01.-25.02.1996. Москва. - Т.2, вып.4. - С. 65-66.
  • [16] См. Голубев В.П. Рабочая книга пенитенциарного психолога. С. 136-138.
  • [17] См. Голубев В.П. Рабочая книга пенитенциарного психолога; Пособие. С. 134.
  • [18] 5
  • [19] Преступление и наказание: криминализация России как социально-политическоеявление: Материалы дискуссии. - М.: Альфа - М, 2004 (Серия: «Научные семинары Круглые столы Дискуссии»), Вып. 3.-192 с.
  • [20] Криминология. Учебник для ВУЗов / Под общей ред. А.М. Долговой. - М. Изд-воНОРМА, 2001.-784 с.
  • [21] Божович Л.И. Изучение мотивации детей и подростков. М., 1972, с. 39-40.
  • [22] См.Криминальная мотивация. Под ред. Кудрявцева В.Н.
  • [23] П. Ханиган. Молодежь, испытывающая трудности. М.: Новый мир. 2003.
  • [24] См. Криминология. Под ред. Кудрявцева В.П. с. 484-485.
  • [25] Романенко М.В. Тенденции криминализации общественных отношений в современной России. Преступление и наказание: криминализация России как социально-политическое явление: Материалы дискуссии. - М.: Альфа-М, 2004 (Серия: «Научные семинары • Круглые столы • Дискуссии»), Вып. 3. - 192 с.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >