Кризисы перенакопления капитала и финансовые пузыри

Циклы накопления капитала: теория, история и практика

Одной из форм цикличности мирового хозяйства принято считать предложенные Дж. Арриги системные циклы накопления капитала. В работе «долгий двадцатый век» данный автор автор описывает четыре условных цикла накопления, названных в соответствии с географическим положением центра притяжения капиталов (или центров его распределения). К таким циклам относят: Генуэзский (XV- XVI вв.), Голландский (XVII - XVIII вв.), Британский (XIX в.) и Американ- ский, действующий со второй половины XX в. по настоящее время В каждом вековом цикле накопления Арриги выделяет модель воспроизводства торгового капитала, которая позволяла центрам удерживать финансовую власть. Указанные процессы в каждом цикле протекают через два кризиса - сигнальный кризис, означающий начало трансформации торгового капитала в денежный, и терминальный кризис, которым заканчивается период финансовой экспансии, и за которым следует смена центра накопления капитала и возникновение нового мирового финансового гегемона [1] [2].

С. Ю. Глазьев дополняет анализ Дж. Арриги включением в него динамики смены технологических укладов, приходит к понятию мирохозяйственного уклада, которое определяется как «система взаимосвязанных международных и национальных институтов, обеспечивающих расширенное воспроизводство экономики и определяющих механизм глобальных экономических отношений. Ведущее значение имеют институты страны-лидера, которые оказывают доминирующее влияние на международные институты, регулирующие мировой рынок и международные торгово-экономические и финансовые отношения» [3]. В таблице 4.1 представлена сравнительная характеристика системных циклов Дж. Арриги и мирохозяйственных укладов С.Ю. Глазьева.

Вековые циклы накопления капитала и мирохозяйственные уклады

Таблица 4.1

Системный цикл накопления капитала Дж. Ар- риги

Инструмент накопления капитала

Мирохозяйственный уклад С.Ю. Глазьева

Механизм формирования уклада

Генуэзский

Экстернализация издержек защиты через взаимодействие с Испанской империей

Торговый

Торговля на дальние расстояния грубо обработанными дарами природы

Голландский

Интернализация издержек защиты через голландскую Ост-Индскую компанию

Торгово-мануфактурный

Объединенная Ост-Индская компания, Амстердамский обменный банк, фондовая биржа для обеспечения монополии на технологии производства и строительства

Британский

Интернализация издержек производства. Промышленная революция

Колониальный

Формирование рабочего класса из крестьян и ремесленников в результате огораживаний и

обширная колониальная торговля рабами в совокупности привели к формированию рынка наемного труда, который предоставил ресурсы для распространения достижений промышленной революции.

Развитие институтов частного, акционерного и государственного капитализма

Американский

Интернализация операционных издержек через транснациональные компании

Имперский

Участие в послевоенном разделе мира на стороне победителей во Второй Мировой Войне. Сеньораж от эмиссии мировых денег и развитие транснациональных компаний и глобальных институтов имперского влияния

Модель цикличности Дж. Арриги основана на том, что торговая экспансия через указанные выше центры накопления торгового капитала неизбежно приводит к перенакоплению, что означает невозможность прибыльного реинвестирования капитала в торговлю (или промышленность, которой в данной модели отведено крайне незначительное место). В результате капитал устремляется в финансы, а накопители капитала формируют класс рантье в соответствующей области [4]. В свою очередь, модель, предлагаемая С.Ю. Глазьевым, основана на том, что смена мирохозяйственных укладов происходит в тот момент, когда одновременно наступает и новый технологический уклад, и новый вековой цикл накопления капитала через механизм взаимодействия производительных сил и производственных отношений: «...в чередовании длительных периодов устойчивого роста (когда существующая система институтов благоприятствует расширенному воспроизводству мировой экономики) и турбулентных периодов войн и революций (когда мировая экономика погружается в кризис и формируется новая система институтов, адекватная повысившемуся уровню развития производительных сил), в ходе которых осуществляется переход к новому мирохозяйственному укладу и формируется новый мировой порядок с новым геоэкономическим центром и геополитическим лидером»[5] .

Основываясь на симбиозе идей Дж. Арриги (восходящих к К. Марксу) и Дж. М. Кейнса (перенакопление капитала означает падение предельной нормы прибыльности капитала), другие авторы также указывают на наличие циклов накопления капитала, которые неизбежно заканчиваются кризисами перенакопления. В частности, Д. Харви указывает на то, что «перенакопление в пределах некоторой территориальной системы означает условие избытка рабочей силы (возрастающая безработица) и излишка капитала (отмечаемого как избыточное количество товаров на рынке, которые не могут быть распределены без убытка - как неиспользуемая производственная мощность, и/или как излишки денежного капитала, не имеющие возможностей для продуктивного и прибыльного инвестирования). Подобные избытки могут быть поглощены (а) временным сдвигом через инвестирование в долгосрочные капиталоемкие проекты или расходы социального характера (такие как образование и исследования), которые отсрочивают в будущее возвращение текущего излишка капитала в обращение, (Ь) пространственным сдвигом через доступ к новым рынкам, новым производственным возможностям и новым ресурсам, социальным и рабочим возможностям где-то в другом месте, или (с) - некоторой комбинацией из (а) и (Ь)» [6].

Кроме перечисленных способов в качестве средств борьбы с кризисом перенакопления капитала выделяют развитие инноваций, внешний рост или революции, политические или военные противостояния, развитие «иррациональной экономики», основанной не на максимизации полезности потребителями, а на следовании общим тенденциям, финансовые спекуляции и финансовые пирамиды, строительные бумы и т.д. [7].

Все перечисленные способы так или иначе уводят капитал из перегретой промышленности и торговли и в идеальной модели должны в конечном счете приводить к возврату этих средств в расширенных масштабах в качественно изменившиеся промышленность и торговлю.

Таким образом выглядит классическая схема накопления капитала с момента начала цикла (формирования механизма управления издержками воспроизводства капитала - табл. 1.4) и до кризиса перенакопления, когда дальнейшие инвестиции в торговлю (и промышленность) становятся неэффективными, что приводит к выталкиванию капитала в непроизводительную финансовую сферу.

Во всех работах, затрагивающих кризисы перенакопления, мы находим свидетельства того, что в настоящее время происходит смена центра притяжения капитала в результате терминального кризиса перенакопления, начавшегося в США в 70-е годы прошлого века. Иными словами, ожидается падение гегемонии США и доллара на мировых рынках по мере снятия системных противоречий действующего кризиса накопления. Нами предпринята попытка обобщения причин невозможности продолжения эксплуатации Соединенными штатами мировой финансово-экономической системы. Весьма условно мы сгруппировали эти причины следующим образом:

  • 1. Финансовые и геополитические причины.
  • 2. Технологические причины.
  • 3. Рыночные причины.

Предложенная группировка не является строгим перечнем, поскольку причины различного рода взаимодополняют и усиливают друг друга, тем не менее, она представляется необходимой для построения доказательной базы нашего исследования.

Во-первых, финансовые и геополитические причины объединены, поскольку финансовая система США без поддержки со стороны остального мира (особенно, уступающего в развитии Соединенным штатам) принципиально нежизнеспособна. В этом контексте обратимся к методологии, используемой Д. Харви для определения причинно- следственных связей между перенакоплением капитала и глобальным развитием неолиберализма. Позиция автора состоит в том, что в конце 70-х годов XX века, кризис перенакопления капитала стал причиной прихода к власти Р. Рейгана и М. Тэтчер и перехода экономик США и Великобритании на неолиберальные рельсы 4 .

Вслед за Дж. Арриги, Харви говорит о том, что неолиберализм в своей сути отменяет рыночную свободу и рынок, как таковой, нормы международного права, требования эгалитарного общества, социальную справедливость и прочие блага социального государства в пользу гегемонии монопольного капитала. В глобальном масштабе неолиберализм в сочетании с Вашингтонским консенсусом и при активном участии МВФ приводит к высочайшей степени концентрации капитала в мировом финансовом центре. Это происходит по той причине, что международное кредитование претерпело системные искажения: если ранее риски непо- гашения международного долга несла страна-кредитор, то в действующей системе они перекладываются на страну-заемщика.

Механизм отлажен посредством шантажа МВФ: если страна- заемщик терпит финансовые трудности, то доступ к рефинансированию долга любым способом открывается для этой страны только путем включения в Вашингтонский консенсус, то есть, через приватизацию и либерализацию финансовых рынков. Исход такого внешне управляемого кризиса хорошо известен и многократно повторен: после приватизации капитал страны переходил в частные руки, а затем выводился через обрушение открытого финансового рынка американскими спекулянтами [7] [2].

В нашем исследовании мы упускаем ту часть анализа, которая свидетельствует о том, что неолиберальная политика противоречит демократическим нормам, отчуждая финансовую власть от избранного парламента и передавая ее «независимым экспертам», нормам международного права, в том числе, в части военных конфликтов, а также нормам здравого смысла и простого экономического расчета. Задача данного исследования состоит в выявлении причин утери жизнеспособности действующей системы, а в данном случае, глобальной неолиберальной доктрины капитализма США.

Для решения поставленной задачи составим балансовое отношение американской экономики, заведомо исключив из него долги и денежную эмиссию. То есть, рассмотрим, насколько достаточен капитал американской экономики. Предлагаем следующую форму баланса средств (табл. 4.2)

Таблица 4.2

Способ группировки вложений в экономику и источников капитала для осуществления вложений

Направления вложения средств

Источники средств

Потребление и внутренние инвестиции

Сбережения и доходы

Банковские активы

Банковский капитал

Государственные расходы

Г осударственные доходы

Иностранные инвестиции (отток)

Иностранные инвестиции (приток)

Результаты проведенных расчетов можно увидеть на рисунке 4.1

Динамика потребности в дополнительных источниках финансирования американской экономики

Рис. 4.1. Динамика потребности в дополнительных источниках финансирования американской экономики

Очевидно, что дефицит собственных финансовых ресурсов США с 2000 года растет огромными темпами, дополнительно увеличиваясь в периоды кризисов. Для финансирования постоянно возрастающего дефицита, разумеется, используется долговое финансирование. Динамика внешнего долга США опережает динамику рассчитанного нами дефицита, но обращает на себя внимание тот факт, что одновременно с внешним долгом растет и денежная масса.

Можно предположить, что долговое финансирование, отягощенное процентами, отчасти компенсируется получением инфляционного налога с тех стран, которые финансируют избыточное американское потребление и финансовые спекуляции. Однако мировая инфляция, в том числе долларовая, имеет тенденцию к снижению во время рецессии, в результате чего выгоды от долларовой экспансии постепенно сокращаются относительно платежей по долгам.

Внешний долг превышает потребности в финансировании, рассчитанные в данной работе. Не вызывает сомнения то, что избыточные долги используются в финансовом секторе для получения спекулятивной прибыли от фиктивного капитала. Сопоставим динамику избыточных долгов и рыночной капитализации американского рынка (рис. 4.2)

Сопоставление динамики избыточного долга и рыночной капитализации

Рис. 4.2. Сопоставление динамики избыточного долга и рыночной капитализации

американского рынка

В целом динамика не противоречива, исключение составляет период с 1998 по 2007 год. При этом все мы помним о том, что в 1998 году на американском рынке началась экспансия производных финансовых инструментов. Для объяснения «выпадающего» периода обратимся к статистике рыночной стоимости деривативов в указанный период (рис. 4.3)

Динамика рыночной стоимости деривативов

Рис. 4.3. Динамика рыночной стоимости деривативов

Действительно, динамика рынка деривативов объясняет чрезмерные внешние заимствования в период их широчайшей экспансии вплоть до коллапса в 2008 году. Мы полагаем, что рост капитализации вне зависимости от привлечения избыточных кредитов определяется именно динамикой производных финансовых инструментов, в период широкого применения которых создавалась иллюзия финансирования вложений в фондовые инструменты за счет самого рынка. То обстоятельство, что после 2008 года, когда иллюзия пропала, избыточные долги стали возрастать повышенными темпами, а Федрезерв увеличил номинальную стоимость хранимых резервов, является однозначным свидетельством того, что вместе с иллюзией о финансировании с крахом пузыря производных финансовых инструментов исчезли и какие бы то ни было источники финансирования американского фондового рынка.

Характерно и то, что именно с 1998 года национальный доход в расчете на душу населения впервые превысил потребление (рис. 4.4)

Динамика национального дохода и потребления на душу населения США

Рис. 4.4. Динамика национального дохода и потребления на душу населения США

Мы полагаем, что прирост национального дохода объясняется ростом спекулятивных доходов от развития рынка деривативов, а не от роста эффективности американской экономики, поскольку в противном случае долг на душу населения начал бы снижаться с начала нового тысячелетия, чего фактически не произошло (рис. 4.5)

Динамика долга в расчете на душу населения США

Рис. 4.5. Динамика долга в расчете на душу населения США

Возвращаясь к работе Д. Харви, можно сказать, что неолиберализация стала не только средством аккумуляции капитала, но и привела к его огромным потерям. В неолиберальной доктрине считается, что абсолютно все есть товар, предмет купли-продажи[10]. В тот момент, когда американские инвесторы стали торговать риском, они обеспечили очередной серьезный провал «невидимой руки рынка».

Результат таков: коллапс производных способен вывести с американского рынка такие средства, которых на нем просто нет (совокупный долг в 67 трлн. долл, меркнет по сравнению с непогашенными обязательствами по деривативам в 482 трлн. долл.). Процесс необратим, рынки полностью дерегулированы, долг всех секторов возрастает, рыночная стоимость обращающихся производных финансовых инструментов приближается к совокупной стоимости активов всей банковской системы США.

Единственная сила, удерживающая эту пирамиду, в том, что доллар является резервной валютой, и множество стран кредитует американский торговый баланс и финансовые спекуляции, соответственно, весь финансовый мир проиграет от обрушения долларовой системы. Более того, если мировое сообщество не позволит ФРС далее погашать долги за счет эмиссии, то источников для выплат может попросту не оказаться, а значит, сам процесс капиталистического накопления капитала в американском цикле накопления под большим вопросом. Тем более, нельзя говорить о кризисе перенакопления, ведь рынок производных абсорбирует ликвидность в размерах, намного превышающих все монетарные активы Соединенных штатов. А, следовательно, происходит постоянный процесс трансформации материальных активов в финансовые. О перенакоплении говорить не приходится.

Действительно, активы Федрезерва на 95% состоят из облигаций, выкупленных в процессе спасения банков после кризиса, они неликвидны. Падение рынка производных сократит капитализацию компаний, большинство из них окажется в результате неплатежеспособными, что приведет к коллапсу банковской системы. Накопленных за рубежом инвестиций недостаточно для погашения обязательств, кроме того, промышленные комплексы прямых инвестиционных программ потеряют большую часть своей стоимости в результате смены технологических укладов.

Вторая группа причин трудностей с поддержанием статуса гегемона в целом связана с первой, но имеет свою специфику. Еще одной отличительной характеристикой американского неолиберализма является гипотеза об американском технологическом первенстве в области высоких технологий. Однако мир стоит на пороге нового уклада, старые технологии неизбежно пробуксовывают, на что американский сектор НИОКР ответил весьма однозначно, что очень точно подметил Д. Харви - на сегодняшний день любая потребность, независимо от ее полезности, решается путем патентования новой технологии . Далее все идет по замкнутому кругу: вкладываются средства, технология разрабатывается, патентуется, начинается ее коммерческое использование, потребность частично модифицируется, что требует уже новых технологий, число таких технологий множится, цикл многократно повторяется. Недаром стала популярной шутка одного из пользователей социальных сетей о том, что впредь он отказывается от смартфонов, поскольку за то время, что он тратит на путь из магазина до дома, новый гаджет уже успевает устареть.

Кроме того, само выражение «технологические инновации» воспринимается на сегодняшний день весьма искаженно. Для доказательства рассмотрим рейтинг Forbes самых инновационных компаний 2017 года:

  • 10. Regeneron Pharmaceuticals (США) - фармацевтика,
  • 9. Naver (Южная Корея) - программное обеспечение,
  • 8. AsiaPaints (Индонезия) - химическая промышленность,
  • 7. Unilever (Индонезия) - товары для дома,
  • 6. Incyte (США) - биотехнологии,
  • 5. Netflix (США) - интернет-торговля,
  • 4. Shanghai RAAS Blood Products (Китай) - биотехнологии,
  • 3. Amason.com (США) - интернет-торговля,
  • 2. Tesla Motors (США) - автомобильная промышленность,
  • 1. SalesForce (США) - программное обеспечение для приложений. На наш взгляд, компании в этом списке определяет то, что они способны завышать цены на свою продукцию вне связи с реальностью и законами ценообразования, даже монопольного, а не реальная инновационная активность в общепринятом смысле.

Трудность в том, что большинство новых технологий устарели еще на стадии разработки, так как они являются продуктом старого уклада, они выкачивают финансовые ресурсы, которые оседают на офшорных счетах, и оставляют американскую экономику с избыточными устаревшими активами, которые мгновенно могут обесцениться

146 [7] [12]

Третий блок причин мы назвали рыночным. В данном случае мы говорим о последствиях монополистической власти над мировым рынком американских транснациональных корпораций. Исследуя циклы накопления, Дж. Арриги говорит о том, что транснациональные корпорации - это инструмент борьбы против рынка 147. Такие корпорации заменяют рыночный обмен на внутренние логистические сети, тем самым сокращая объемы потребительского рынка. Представляется, что в течение определенного периода времени транснациональные компании служили инструментом перевода внутренней американской инфляции во внешний мир и искажения реальной ситуации с торговым балансом США.

Однако рассмотрим ситуацию под другим углом. Систематический дефицит бюджета грозит постоянным ростом внешнего долга, а долларовая эмиссия не может вечно оставаться способом его погашения. Возможность сокращения дефицита состоит в росте потребления товаров, произведенных в США. Однако на сегодняшний день среди потребительских товаров практически нет таких, которые полностью произведены в США. Изменение этой ситуации невозможно ввиду лобби транснациональных компаний, которые не смогут покрывать свои затраты в случае передислокации производства на родину.

С другой стороны, американская налоговая система базируется на прямых, а не косвенных налогах. Например, структура налоговых доходов 2016 года представлена на рисунке 4.6. [13]

Структура налоговых доходов США (2016 год)

Рис. 4.6. Структура налоговых доходов США (2016 год)

Таким образом, безграничная монопольная власть транснациональных компаний не даст возможности маневра для сокращения американского дефицита бюджета.

Общий вывод нашего исследования сводится к тому, что то, что начиналось как кризис перенакопления в 70-х годах прошлого века впоследствии пошло далеко не по классическому сценарию развития, описанному в трудах Арриги. Перенакопление капитала в США не создает базу для первоначального накопления капитала нового системного векового цикла, а в сочетании со сменой технологических укладов накладывает дополнительные ограничения на возможности расширенного воспроизводства.

Нетипичный выход из кризиса перенакопления в виде формирования стратегии неолиберализма и подчинения всего финансового мира инфляционной эмиссии доллара и строительству перевернутых финансовых пирамид с отрицательной ценностью (сумма требований по деривативам приближается к 500 триллионам долларов, эта ценность для американской экономики однозначно должна учитываться со знаком «минус») в конечном счете приведут к колоссальному краху, если мировое сообщество не договорится о цивилизованном способе рефинансирования долларовых активов. При этом глобальные институты и технологии только усугубляют ситуацию. Полагаем, что грядущий кризис можно назвать кризисом потери капитала, а не кризисом перенакопления.

  • [1] Арриги Дж. Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего времени / Пер. с англ.А. Смирнова и Н. Эдельмана. - М.: Изда- тельский дом «Территория будущего», 2006. (Серия«Университетская библиотека Александра Погорельского»). - 472 с.
  • [2] Там же
  • [3] 13 Глазьев С.Ю. Закономерность смены мирохозяйственных укладов в развитии мировойэкономической системы и связанных с ними политических изменений // Наука. Культура.Общество, издательство ИСПИ РАН (М.), № 3, с. 5 - 45
  • [4] Арриги Дж. Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего време-ни / Пер. с англ.А. Смирнова и Н. Эдельмана. - М.: Изда- тельский дом «Территория будущего», 2006. (Серия«Университетская библиотека Александра Погорельского»). - 472 с.
  • [5] Глазьев С.Ю. Закономерность смены мирохозяйственных укладов в разви-тии мировойэкономической системы и связанных с ними политических изменений // Наука. Культура.Общество, издательство ИСПИ РАН (М.), № 3, с. 5 - 45
  • [6] Шевченко И.В., Бондарев Д.Г. Феномен иррациональной экономики: ее трактовки, признаки, противоречия // Финансы и кредит. - № 22 (406), 2010 г. - С. 60 -67.
  • [7] Харви Д. Краткая история неолиберализма. - М. : Поколение, 2007. - 288 с.
  • [8] Харви Д. Краткая история неолиберализма. - М. : Поколение, 2007. - 288 с.
  • [9] Там же
  • [10] Харви Д. Краткая история неолиберализма. - М. : Поколение, 2007. - 288 с.
  • [11] Харви Д. Краткая история неолиберализма. - М. : Поколение, 2007. - 288 с.
  • [12] Глазьев С.Ю. Закономерность смены мирохозяйственных укладов в развитии мировойэкономической системы и связанных с ними политических изменений // Наука. Культура.Общество, издательство ИСПИ РАН (М.), № 3, с. 5 - 45
  • [13] Арриги Дж. Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего времени / Пер. с англ.А. Смирнова и Н. Эдельмана. - М.: Изда- тельский дом «Территория будущего», 2006. (Серия«Университетская библиотека Александра Погорельского»). - 472 с.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >