Рыночное равновесие и государство

Рыночное ценообразование по законам спроса и предложения, формирование на этой основе равновесных рыночных цен лежат в основе саморегулирования рыночной экономики, ее способности эффективнее других систем решать экономические проблемы.

Формы

государственного вмешательства в ценообразование

Реальности современной рыночной экономики таковы, что практически нет стран, где бы не осуществлялась та или иная форма вмешательства государства в процесс ценообразования. Наиболее распространенными вариантами такого вмешательства в действие рыночных конкурентных сил можно считать государственный контроль над ценами, а также введение налогов и предоставление субсидий. В первом случае нарушения механизма конкурентного ценообразования достаточно очевидны. Во втором случае косвенное воздействие через налогообложение и субсидии внешне не нарушает действие рыночного ценообразования, но обычно существенно его деформирует. Нужно ли такое вмешательство рынку? И если да, то зачем и в каких пределах?

Рассмотрим оба направления государственного вмешательства подробнее.

4.3.1. Государственный контроль над ценами

Установившиеся равновесные цены, в силу разных обстоятельств, не всегда устраивают общество. Государственное вмешательство в этом случае может принимать форму принудительного (законодательного) установления фиксированных цен.

Такие фиксированные цены могут быть двух типов:

  • 1) когда равновесные цены представляются обществу слишком высокими, государство устанавливает цены ниже равновесных (максимальные цены, или потолок цены);
  • 2) когда равновесная цена представляется слишком низкой, тогда законодательно устанавливаются цены выше равновесной (минимальные цены, или нижний уровень цены).

Последствия фиксации цен

Решая с той или иной степенью успешности поставленные перед ними задачи, фиксированные цены одновременно приводят к уже известным нарушениям рыночного равновесия (см. рис. 4.6):

  • • если фиксированная цена ниже равновесной, возникает дефицит товара;
  • • если принудительно установленная цена выше равновесной, следствием будет излишек товара.

И в первом и во втором случаях при свободном ценообразовании рынок мог бы выработать механизм выхода из неравновесного состояния. Когда же цена законодательно зафиксирована, это блокирует действия конкурентных рыночных сил и для решения возникающих проблем вновь необходимо вмешательство государства.

Установление фиксированной цены

Рис. 4.20. Установление фиксированной цены

На рис. 4.20 дана подробная графическая интерпретация случая установления потолка цен. На основе фиксированных цен в условиях рыночной экономики государство, как правило, пытается решить те или иные социальные вопросы. Так, к установлению максимальной цены (потолка цены — Р х) государство вынуждено прибегать, когда равновесная цена (Р0) столь высока, что исключает данный товар из потребления большей части населения, а товар относится к предметам первой необходимости (хлеб, сахар, молоко). Чаще всего подобная ситуация вероятна в периоды войн, кризисов, неурожая и т.п.

Вследствие введения фиксированных цен возникает устойчивый дефицит (Qa-Qb). Это означает, что устанавливая ради блага населения низкую цену, государство вместе с тем не гарантирует всем своим гражданам возможности получения данного товара. Если речь идет о социально значимом товаре, то последствия могут быть не менее негативными, чем при высоких ценах. В конце концов людям все равно, по какой причине они не будут потреблять хлеб: из-за высокой цены или вследствие отсутствия его в магазине. В обоих случаях вину возложат на правительство, не умеющее управлять экономикой.

Черный рынок

Другое негативное последствие установления потолка цены — черный рынок, который является спутником дефицита. Причины его существования понятны — часть граждан готова переплачивать сверх установленной государством цены за отсутствующий в официальной торговле товар. К этому могут толкнуть разные обстоятельства — от высоких доходов, когда реальностью становится жизнь по принципу « время — деньги », до экстренных событий, случающихся в жизни каждого (болезни, праздники и др.), когда люди с относительно небольшими доходами готовы платить за дефицитный товар большие деньги.

А дальше возникает неизбежная цепочка последствий. Допустим, что контролируемые государством производители не решатся превысить предельную цену Рд , но тогда они ограничат объем производства уровнем QB, соответствующим кривой предложения S.

Именно этот фиксированный объем продукции попадет в руки теневиков, обеспечивающих «добывание» дефицитного товара. Соответственно на смену кривой предложения S придет новая вертикальная кривая предложения S1, которая отражает поведение посредников. А ее пересечение с кривой спроса задаст цену и количество, характеризующие равновесие на «черном» рынке. Хорошо видно, что итоговая точка равновесия на черном рынке достигается при значительно большей цене, чем равновесная цена свободного рынка (Р20). А ведь целью государственного вмешательства была именно завышенно сть равновесной цены. Другими словами, черный рынок — это верный признак провала государственной политики ограничения цен.

Черный рынок в СССР

Только тот, кто не жил в России в дореформенные времена, не сталкивался с черным рынком. Покупка мяса, обуви, одежды, стройматериалов «с рук» была обычным явлением в советской экономике. Подавляющая часть дефицитных товаров никогда не попадала в открытую продажу, а немедленно распределялась по «своим людям», которые в дальнейшем и перепродавали их по завышенным ценам.

Разумеется, со «спекуляцией» боролась армия контролеров, но их усилия давали почти нулевой результат. Работники торговли принимали просто больше мер предосторожности. К тому же контролеры — тоже люди, их постоянно пытались (и часто с успехом) подкупить.

Наказуемость спекуляции заставляла осторожничать и людей, пытавшихся купить дефицитный товар. Было очевидно, что в прямой форме от неизвестного лица продавец взятку не возьмет. Поэтому, чтобы иметь мясо, приходилось «дружить» с мясником (т.е. не просто давать деньги, а дарить подарки, всячески выражать свое уважение и т.д.), чтобы ездить на исправной машине — «дружить» с автомастером.

Количественные оценки распространенности черного рынка в СССР весьма ненадежны, однако, по мнению экспертов, в 1970-е годы через него проходило 20—30% всех потребительских товаров.

Способы противодействия дефициту

Государство может ликвидировать дефицит и в условиях фиксированных цен

Оба этих способа широко использовались в нашей стране в период существования директивных, устанавливаемых государством цен.

Для ликвидации дефицита государство использовало товарные интервенции. Так, на закупку импортной продукции тратились значительные финансовые средства, оплачивавшиеся за счет экспорта нефти и газа.

Что касается рационирования, то оно в нашей стране в виде жесткой карточной системы использовалось в годы индустриализации (1929-1935), в период Великой Отечественной войны (1941-1945) и послевоенного восстановления (до 1947). В более спокойные периоды жизни страны дефицитные товары распределялись по спискам и предварительной записи, а главное — с помощью бесконечных очередей и установления норм отпуска товара. Фактически покупателя заставляли заплатить за товар две цены: деньгами и затратами времени и сил. Длиннющая очередь за колбасой была своеобразным механизмом ограничения спроса. Купить ее за один раз сверх установленной нормы отпуска было нельзя, а отстоять очередь дважды — не было сил.

Устанавливались приоритеты и льготы, когда товар доставался вне очереди определенным категориям населения, например, участникам Великой Отечественной войны или многодетным матерям. В конце 1980 — начале 1990-х годов получило широкое распространение использование талонов на отдельные виды товаров, например, сахар, масло, водку, мясо, моющие средства и др.

Фиксация цен как экстренная мера

Может сложиться неверное впечатление, что любое вмешательство государства в [1]

2. В случае природных или социальных катаклизмов, принявших размах общенационального бедствия. Например, введение карточек во время войн или катастрофических неурожаев. В подобных ситуациях только эта мера способна принудительно ограничить спрос всех социальных слоев на уровне необходимого минимума и, таким образом, сохранить жизнь максимальному числу людей. Решая ту же задачу распределения ограниченного объема продовольствия, рыночная система неизбежно создала бы льготы для богатых и, следовательно, могла бы вызвать массовую гибель менее обеспеченных слоев населения. Кстати, действовавшая в нашей стране во время войны карточная система бесспорно принадлежала к числу весьма эффективных. Так,даже в нечеловеческих условиях блокадного Ленинграда она оставалась работоспособной и хоть как-то обеспечивала потребности каждого.

Фиксация цен на несовершенном рынке

Государственная фиксация цен в менее критической обстановке обычно бывает ориентирована на устранения перекосов в рыночном ценообразовании, возникших в результате несовершенства рынка, скажем, отсутствия на данном конкретном рынке конкуренции. Подробнее принципы государственного ценообразования в таких условиях рассмотрены в связи с проблемами монополизма (см. 10.2.1), здесь же важно уяснить общий принцип.

Борясь с несовершенствами рыночного механизма, государство устанавливает обязательную цену, максимально близкую к равновесной. Другими словами, государство имитирует действие рыночных сил в тех условиях, где их естественное функционирование блокировано какой-либо силой. При этом государственное вмешательство не только не создает дополнительных диспропорций в экономике (вроде дефицита), но сглаживает уже существующие. И это понятно: государственные меры не отклоняют рынок от точки равновесия, а приближают к ней.

4.3.2. Введение налогов и предоставление субсидий

Другой формой действия государства, влияющего на цену равновесия, можно считать налоги. Они являются традиционным орудием государственного вмешательства и не нарушают условий протекания рыночных процессов, поскольку прямо не диктуют цены и физические объемы сделок. Тем не менее налоги включаются в цену продаваемого товара, а следовательно, влияют на равновесную цену. Последствия введения налогов для рынка могут быть значительными.

Рыночное равновесие и косвенные налоги

Именно таково влияние косвенных (по- товарных) налогов, к которым в России относятся, в частности, налог на добавленную стоимость (НДС), таможенные

Распределение налогового бремени

Рис. 4.21. Распределение налогового бремени

пошлины и акцизы на некоторые виды товаров (бензин, табак, алкогольная продукция и др.). Механизм уплаты этих налогов предполагает, что покупатель платит за товар цену с надбавкой в виде косвенного налога, а продавец перечисляет сумму, равную величине налога, в бюджет государства.

В качестве примера допустим, что государство ввело акцизный налог (Т) в виде фиксированной суммы платежа на каждую единицу товара (рис. 4.21).

Продавец вынужден будет запрашивать за любое количество товара цену большую прежней на величину налога. График отражает эту ситуацию сдвигом кривой предложения вверх на величину Т. При взаимодействии этой кривой со спросом установится точка равновесия О j, которой будет соответствовать новое, уменьшенное равновесное количество и новая, повышенная равновесная цена^).

Это значит, что покупателю придется платить больше, чем до введения налога. Но не выиграет и продавец. Ведь из продажной цены каждого товара ему придется отдать государству сумму, равную величине налога. В результате «цена за вычетом налога», т.е. то, что реально достанется продавцу, составит только Pg, что явно меньше Р0.

Сумма налоговых поступлений государства будет равна ставке налога, помноженной на число проданных товаров (TxQj). На графике они составят прямоугольник PgP^A. При этом произойдет распределение налогового бремени: часть налога будут платить покупатели, часть — продавцы. Соответствующие части упомянутого прямоугольника мы пометили словами «покупатель» и «продавец».

Обратим внимание на то, что налоговые платежи располагаются точно в той части графика рыночного равновесия, где прежде располагались излишки потребителя и производителя (ср. рис. 4.7). Другими словами, государство с помощью налогов изымает в свою пользу часть тех и других. При этом заштрихованный на рис. 4.21

1

треугольник АООр отражающий еще одну часть сокращения объема излишков потребителя и производителя, не войдет и в доходы государства, т.е. просто пропадет, не доставшись никому. Поэтому его можно определить как чистые потери общества, связанные с налогообложением.

Рыночное равновесие и субсидии

Своего рода антиподом налогов являются государственные субсидии, или дота

Последствия введения субсидии

Рис. 4.22. Последствия введения субсидии

точки равновесия от естественного уровня приходится платить — часть суммы дотации пропадает зря.

Распределение налогового бремени

Распределение налогового бремени, его воздействие на производство и потребление зависит в первую очередь от эластичности производства и предложения. Воспользуемся полученными знаниями об эластичности и проследим последствия этой зависимости.

Налоги

и эластичность спроса

Например, при неизменной эластичности предложения налоги вводятся на двух рынках с различной эластичностью спроса (рис. 4.23). При этом, чтобы сделать ситуацию особенно наглядной, предположим, что в первом случае спрос абсолютно эластичен, а во втором — абсолютно неэластичен.

В случае абсолютно эластичного спроса (рис. 4.23 а) при введении налога равновесная цена не изменяется, зато заметно падает объем продаж. Действительно, именно к таким последствиям приводит сдвиг кривой предложения вверх при горизонтальной кривой спроса. Схожей (малый подъем цен, большое падение производства) ситуация будет и при просто высоко эластичном (а не абсолютно эластичном спросе), когда его кривая пройдет с небольшим наклоном.

И это понятно, если вспомнить, что эластичный спрос, как правило, предполагает наличие товаров-субститутов, т.е. товаров, замещающих данный товар в потреблении. Если чуть повысишь цену на такой товар, то спрос резко упадет, переключившись на товары-заменители.

В силу равенства старой и новой цен в изображенном на рис. 4.23 а экстремальном случае с абсолютно эластичным спро-

Рис. 4.23. Распределение налогов с продаж в условиях различной эластичности спроса

сом потери потребителей отсутствуют. В более реалистичном случае эластичного спроса они возникнут, но будут невелики из-за близости цен без налогообложения и с налогообложением. За Qt единиц продукции потребителям придется заплатить немногим больше, чем до введения налога.

В то же время резкое падение производства после увеличения акцизного сбора способно разорить производителя, поскольку налоговое бремя ему придется нести в одиночку. Ведь цена не изменилась (или почти не изменилась в более реалистическом случае), а налог государству платить надо.

В случае абсолютно неэластичного спроса (рис. 4.23 б), т.е. в ситуации, когда у потребителя нет возможности ни перейти от подорожавшего вследствие введения налогов товара к более дешевому, ни отказаться от него вовсе, равновесная цена поднимется сильно, а объем реализуемой продукции не сократится. Рост налоговых поступлений в этих условиях будет велик (заштрихованный прямоугольник). Ведь Q0 не сократилось и налог уплачивается со всей этой товарной массы.

Распределение налогового бремени будет следующим: потери производителя равны нулю, а потребитель оплатит весь прирост цены. Все это хорошо видно на рисунке: цена Р, больше Р0 на Т. Это значит, что за вычетом налогов производитель получит столько же, сколько получал (Pt - Т = Р0, или, что то же самое, Р3= Р0). Зато всё повышение налогов Т отразится на повышении цены, т.е. его придется полностью оплатить потребителю.

При более реалистичных допущениях — неэластичном, но не абсолютно неэластичном спросе — на потребителя ляжет большая часть налогового бремени, но небольшая доля ляжет и на производителя.

Налоги

и эластичность предложения

Посмотрим теперь, что происходит при введении налогов на рынках с разной эластичностью предложения (рис. 4.24 а, б).

Повторяя уже знакомый нам ход рассуждений, можно установить, что:

  • • объем налоговых сборов значительно выше при неэластичном, чем при эластичном предложении;
  • • при неэластичном предложении их бремя ложиться на производителя, а при эластичном — на потребителя.

Графическая иллюстрация ситуации станет понятной, если вспомнить, что для производителя высокая эластичность предложения означает, в частности, возможность маневрировать условиями и результатами своей деятельности. Например, изменять ассортимент, технологию и объем выпускаемой продукции. Закономерно, что все это позволяет, приспосабливаясь к рыночной конъюнктуре, перекладывать большую долю налога на потребителя. И наоборот, производители с неэластичным, «негибким» предложением вряд ли смогут переложить налоговое бремя на потребителей, что и отразила наша модель на рис. 4.24 а.

В целом результаты введения новых налогов при разной степени эластичности спроса и предложения сведены вместе в табл. 4.5.

Распределение налога с продаж в условиях различной эластичности предложения

Рис. 4.24. Распределение налога с продаж в условиях различной эластичности предложения

Таблица 4.5. Последствия повышения налогов при разной эластичности спроса и предложения

Чем выше эластичность предложения, тем:

Чем выше эластичность спроса, тем:

Выше рост цен

Ниже рост цен

Сильнее падение объема

Сильнее падение объема

Меньше

налоговые поступления

Меньше

налоговые поступления

Меньше

потери производителя

Больше

потери производителя

Больше

потери потребителя

Меньше

потери потребителя

ИЗ РОССИЙСКОЙ ПРАКТИКИ: Почему акциз на водку не обогатил

Российское государство, а пошлины на нефть принесли казне доходы?

Казалось бы, сугубо абстрактные понятия эластичности спроса и предложения играют в нашей жизни огромную роль. Нередко именно из-за разной степени эластичности одни государственные меры завершаются полным успехом, а другие — оборачиваются провалом.

Классическим примером введения налогов на рынке с эластичным спросом в условиях российского рынка можно считать ситуацию с акцизом на водку. Вообще спрос на водку далеко не эластичен. Не зря говорят: Веселие Руси питие есть. Изюминкой ситуации, однако, является одновременное присутствие на рынке легальных производителей, например, лучшей в мире водки завода «Кристалл», и нелегальных спиртных напитков, например, фальсифицированной водки, производимой из непищевого спирта. Алкогольные изделия контрабандного и подпольного происхождения, с производителей которых никаких налогов, разумеется, собрать не удается, являются в данном случае товарами-субститутами для легальной водки. А значит, спрос на нее становится весьма эластичным.

Введение акциза резко снижает объем продаж легальной водки, многие просто стремятся выпить и потому легко переключаются на более дешевый продукт. В таких условиях результатом увеличения налогообложения водки становится подлинная катастрофа для ее легальных производителей. По ним в этой ситуации бьют сразу два фактора: резкое падение спроса и налоговые выплаты. Самое печальное, что столь дорогой ценой приходится оплачивать весьма скромный прирост доходов государства. Да и откуда им взяться? Налог ведь собирается с каждой легально проданной бутылки, а продажи именно такой водки как раз и становятся ничтожными. Увеличение акциза на водку, к удивлению всего мира, поставило в 1994 г. завод «Кристалл» на край банкротства. Так, неумные налоговые меры способны разорить даже мирового лидера производства высококачественной водки. Причем без всякой пользы для бюджета.

Положение на винно-водочных заводах улучшилось лишь после снижения налога. А когда в 1998 г. правительство Москвы наладило контроль за поддельной водкой, что резко уменьшило эластичность спроса, производство на «Кристалле» выросло почти в 2 раза.

А вот введение налогов при неэластичном предложении вызывает совсем другие последствия. Особенно хорошо это видно на примере налога на экспорт нефти. В России экспорт нефти для нефтяных фирм много выгоднее ее продажи на внутреннем рынке: 1) цена на нее за границей значительно выше, чем на внутреннем рынке; 2) иностранцы платят аккуратно и «живыми» деньгами, чего не скажешь о российских покупателях, увязших в трясине неплатежей и бартера. Поэтому предложение нефти на экспорт фактически абсолютно неэластично и ограничено только пропускной мощностью нефтепроводов.

Как следует из теории, неэластичность предложения позволяет государству собирать максимальный объем налоговых платежей. Так и было в 1993— 1995 гг., когда экспортные пошлины составляли почти половину всех поступлений бюджета от внешнеэкономической деятельности. В 1996 г., однако, под давлением Международного валютного фонда российскому правительству пришлось отменить пошлины. Кто знает, не пойди страна на этот шаг и ей, возможно, не пришлось бы строить пирамиду займов ГКО, чтобы залатать дыры в бюджете. А значит, не было бы и августовского краха 1998 г. Так что плачевными бывают не только последствия введения налогов, но и их отмены.

Но что сделано, то сделано. От пошлин на нефть отказались ... и вспомнили о них только после краха 1998 г., когда другие источники пополнения бюджета почти полностью иссякли. Размер пошлины был установлен в 1999 г. на уровне

2,5 Евро за 1 т нефти, а в 2003 г. доходили до 40 Евро за 1 т. Неэластичность предложения оказалась лучшим налоговым полицейским. Ни одна нефтяная компания не отказалась от экспорта. Результаты превзошли все ожидания. В 2000-2003 гг. в основном благодаря пошлинам на нефть в России появился профицит бюджета — невиданное раньше превышение доходов над расходами.

Проблема государственного вмешательства в целом

Оба рассмотренных нами направления вмешательства государства в рыночный механизм ценообразования исходят из предпосылки, что государство заботится о благосостоянии общества. Однако на деле последствия такого вмешательства противоречивы.

Вмешиваясь в рыночное ценообразование, государство меняет размеры и направления денежных потоков, идущих от потребителей к производителям, т.е., по сути, ограничивает свободу потребительского выбора и берет на себя те функции, которые в идеальной рыночной модели должен выполнять потребитель. В результате снижается экономическая эффективность, возрастают административные затраты и бюрократическая опека. Рынок сопротивляется вмешательству извне и мстит за него. Рост бюрократии в свою очередь тянет за собой ряд очевидных, особенно в условиях России, последствий от искажения информации о реальных экономических процессах до возрастания коррупции.

Тем не менее без государственного вмешательства не существует современный рынок. Вмешательство в экстремальные экономические ситуации, угрожающие обществу; устранение нарушений, вносимых несовершенством рынка; поддержка отдельных субъектов экономики; наконец, сбор налогов, необходимых для нормального функционирования современного общества, — вот далеко не полный перечень основных мотивов вмешательства государства в установление рыночного равновесия. И задача общества — не устранить это вмешательство, а свести к минимуму его негативные последствия.

  • [1] При существовании прямой угрозы жизни человека. Принципыгуманности не позволяют, например, отказывать в неотложноймедицинской помощи человеку лишь потому, что он неплатежеспособен. В большинстве развитых стран даже частнопрактикующие врачи (не говоря уже о государственных клиниках) в случае неоказания экстренной помощи подлежатуголовной ответственности. По этой же причине тяжелобольным бесплатно или с большимискидками отпускаются жизненно важные лекарства. В современной России, в частности, существует система льготных рецептов, позволяющая приобретать их со 100% или 50% скидкой. Льготными цены на такие лекарства являются только дляпациентов, производителям же полная стоимость выплачивается за счет бюджета, для которого это может быть серьезнойфинансовой нагрузкой.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >