Социальная структура общества. Возможность социального неравенства

Как мы убедились, конкуренция служит противовесом индивидуализму рыночной экономики в том смысле, что заставляет предпринимателя направлять свои усилия на удовлетворение запросов общества. Но она отнюдь не препятствует обогащению, порой даже сверхобогащению удачливого капиталиста, если тот верно улавливает требования рынка. Это создает сильнейшую мотивацию предпринимательской деятельности, служит прогрессу экономики. Но одновременно тем самым рыночная система поощряет социальную поляризацию общества.

В руках собственников ресурсов и предпринимателей происходит сосредоточение экономической власти. Напротив, значительная часть населения лишена собственности на производственные ресурсы, что порождает его экономическую зависимость. Не случайно, первые выступают как работодатели, а вторые — как наемные рабочие (во многих европейских языках даже существуют слова работополучатель, работопроситель). Происходит дифференциация доходов, имущественное расслоение. Другими словами, автоматически, сама по себе рыночная система не обеспечивает социальной справедливости; напротив, многие ее механизмы имеют противоположную направленность.

Неравенство и нестабильность общества

Именно поэтому проблемы социального неравенства играли и играют огромную роль в судьбе государств, развивающихся в рамках рыночной цивилизации. Стоит превысить некоторую критическую меру социального неравенства, и в стране начинаются массовые забастовки, волнения, а в наиболее острых случаях происходят революции.

Обратим внимание на важный момент общественной психологии. Поощряя индивидуализм, выдвигая на передний план личный (корыстный) интерес, рыночная экономика формирует у населения систему ценностей, ориентированную на материальный успех. Поэтому, когда значительная часть жителей страны оказывается не в состоянии добиться его, она чувствует себя обделенной, обманутой в своих главных чаяниях.

Нищий средневековый ремесленник мог голодным работать на постройке храма и чувствовать себя счастливым. Потому что его система ценностей исходила из бренности этого мира, греховности плотских утех, а спасти свою душу, т.е. реализовать высшую цель жизни, бедняку было даже легче, чем богатею. В нашей недавней истории сходная система ценностей позволяла многим героям ударных строек индустриализации абсолютно искренне чувствовать себя счастливыми людьми, несмотря на нечеловеческие условия жизни. Иное дело бедняк в современной рыночной экономике. Он ощущает себя неудачником, ничтожеством, лишенным права претендовать на главный приз в жизни — богатство, — причем став таковым не по собственной вине, а из-за несправедливого устройства общества. Эти люди — опаснейший взрывчатый материал при любых социальных потрясениях.

Не случайно именно в рыночной цивилизации возникло такое мощное научное и идеологическое течение, как марксизм, рассматривающий всю человеческую историю через призму борьбы классов, отстаивающих в непримиримой схватке свои материальные интересы. Исторический опыт недвусмысленно свидетельствует: чем сильнее в стране социальная несправедливость, тем крепче в ней будут позиции марксизма и родственных ему учений. В обществе, где материальный успех принадлежит к числу высших ценностей, протест обездоленных слоев неизбежно принимает радикальные формы.

Регулирование степени неравенства

Социальное неравенство в России

В современных развитых рыночных обществах сформировался целый ряд институтов, ограничивающих степень социального неравенства. Особенно велика в социальной сфере роль государства. Так, система прогрессивного налогообложения заставляет богатых платить много больше, чем платят бедные. Пенсионное обеспечение, медицинское страхование, пособия по безработице, бесплатное обучение и многое другое гарантируют известный минимум потребления, обеспечивающий достойное существование даже бедным слоям населения.

Многие из институтов социальной защиты существуют и в современной России. Более того, родиной этих социальных завоеваний в ряде случаев был СССР, так как западные страны переняли их позже, стремясь снизить притягательность социализма.

Однако в ходе рыночных реформ социальные гарантии были если и не совсем утеряны, то сильно сократились количественно и не выполняют полностью своих функций.

Опасную роль играет и то, что в ходе реформ многие социальные слои утратили свой прежний, привычный уровень материального обеспечения. Современный российский экономист Лев Макаревич отмечает: «В августе 1998 г. половина российского населения не имела либо лишилась всех своих накоплений. В то же время 50% сбережений концентрировались в руках 2% (!) граждан. Подобное наблюдалось накануне революционных взрывов в Китае, России, Индии, Иране, странах Африки». Вне зависимости от того, насколько обоснованы мрачные исторические параллели, приводимые экспертом, в России явно очень быстро идет процесс расслоения общества. Повышение благосостояния широких слоев народа в этих условиях является обязательным условием сохранения стабильности в стране.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >