РАЦИОНАЛЬНОСТЬ

Разум — это зажигательное стекло, которое, воспламеняя, само остается холодным.

Рене Декарт

Метафора, ассоциации, тема

Преобладание эмоционального начала в жизни художественного субъекта часто приводило теоретиков искусства к мысли о том, что рационализм, дискурсивное мышление вообще чуждо художнику, более того — убивает искусство. «Искусство... умирает в художнике, который из художника превращается в своего собственного критика; оно умирает в слушателе или зрителе, который от восторженного созерцания искусства переходит к глубокомысленному наблюдению жизни», — писал Бенедетто Кроче, один из представителей интуитивистской эстетики в неогегельянской философии [94. С. 17].

Но обращение к искусству, обнаружение его специфической природы как образного отражения мира с неизбежностью ведет нас к необходимости выявления того, как создается художественный образ. Ведь в нем запечатлены не только внешние признаки действительности, но и ее существенные стороны. Следовательно, создатель художественного образа должен обладать не только эмоциональной способностью, фиксирующей действительность на уровне феномена, но и способностью проникать, пусть своеобразно и специфично, в его сущность, а это невозможно без рационального начала.

Своеобразной формой такого отражения мира художником является метафоричность его мышления. Метафора в широком смысле есть образное выражение понятий, перенесение существенных признаков предмета на индивидуальное явление путем обнаружения сходства или различия. Но главное заключается в том, что в метафоре есть и образ, и понятийное содержание. Вот почему метафора глубока, а метафорическое мышление художника есть не скольжение по поверхности действительности, но проникновение в ее сущность. А. Блок писал:

...Художник, твердо веруй В начала и концы. Ты знай,

Где стерегут нас ад и рай.

...Тебе дано бесстрастной мерой Измерить все, что видишь ты.

Твой взгляд — да будет тверд и ясен.

Сотри случайные черты —

И ты увидишь: мир прекрасен.

Познай, где свет — поймешь, где тьма.

Пускай же все пройдет неспешно,

Что в мире свято, что в нем грешно,

Сквозь жар души, сквозь хлад ума [95. С. 148].

Сказанное А. Блоком прекрасно иллюстрирует метафоричность художественного мышления (если бы то, о чем говорит поэт, захотел сказать философ, он воспользовался бы понятийным уровнем мышления), необходимость совмещения в художнике жара души и хлада ума.

Оноре де Бальзак очень определенно говорил о достижении равновесия между эмоциями и разумом в момент творчества. «Чересчур сильно чувствовать в ту минуту, когда надо осуществлять замысел, — это равносильно мятежу чувств против дарования», — писал он [96. С. 368—369].

Другая существенная черта рациональности художественного мышления — ассоциативность, т.е. такая связь представлений и понятий, в которой одно из них, возникнув в сознании, вызывает (по сходству, противоположности, смежности или контрастности) другое представление или понятие или же цепь таковых.

Богатство художественного образа в значительной степени объясняется тем, что он впитывает в себя огромный накопленный художником материал, возникший у него в значительной степени на основе богатства найденных ассоциаций. Записи А.П. Чехова, Л.Н. Толстого, знаменитые «Записные книжки» И. Ильфа убедительно раскрывают этот процесс накопления материала по признакам аналогии или ассоциации. Здесь вспоминаются известное чеховское «облако в виде верблюда» или «многоуважаемый шкаф», ильфов- ские знаменитые «белые, эмалированные уши» или «автомобиль имел имя. Его часто красили» [97. С. 80, 104].

Но рациональное начало в творчестве художника проявляется и на более высоком уровне, когда художник, найдя реальные истоки избранной им темы (труда, войны, экологии, космоса, глобальных проблем человеческой жизни и т.д.), решает содержательные задачи. А это возможно лишь в случае, если ему удалось включить в сюжет произведения конкретно-историческую тему, когда он творчески воссоздает действительность.

Так, тема войны и мира в романе Л.Н. Толстого переплетается с темой судьбы Наташи Ростовой и Андрея Болконского, Пьера Безухова и Элен; в романе В. Распутина «Живи и помни» тема драматической суровости человеческой жизни раскрывается через нравственное падение главного героя — Андрея Гуськова, который в своем падении увлекает за собой отца, жену и будущего ребенка. Такой поиск решения сюжетных и тематических линий не только требует от художника огромного интеллектуального напряжения. Такой поиск невозможен без сложных логических операций.

Не меньшей рациональной глубины требует от художника обращение к культурно-типологической теме, в которой реализуется содержательная связь создаваемого произведения с социально-исторической традицией [98. С. 13]. Процесс создания «Фауста» Гете был процессом освоения огромной исторической традиции европейской культуры, начиная от Античности и Средневековья и кончая его временем. Созданию «Мастера и Маргариты» М. Булгакова предшествовала титаническая работа над темой добра и зла в европейской и русской не только художественной, но и социальной, философской, религиозной культуре.

Как же художнику удается проникнуть в глубочайшие слои исторического времени и времени его эпохи? Как протекают временные процессы в его творчестве?

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >