МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Людям приходится приспосабливаться к своей окружающей среде, им необходима способность к общению друг с другом. Коммуникация — это процесс, с помощью которого люди передают друг другу информацию, идеи, мнения и душевные состояния. Она включает в себя все те вербальные и невербальные процессы, с помощью которых человек посылает и принимает сообщения. Массовая коммуникация позволяет установить «общность» друг с другом, объединяя «отправителя» и «получателя» сообщения. Это неотъемлемый механизм, с помощью которого люди добиваются социальных целей и могут координировать свою сложную групповую деятельность.

СПЕЦИФИКА МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ

Т. Гоббс утверждал, что: «Если бы даже человек выдающегося ума посвятил все свое время мышлению и изобретению соответствующих меток (слово, речь, изображение) для подкрепления своей памяти и преуспеяния благодаря этому в знаниях, то ему самому эти старания явно принесли бы небольшую пользу, а другим — вовсе никакой. Ведь если метки, изобретенные им для развития своего мышления, не могут быть сообщены другим, то все его знание исчезнет вместе с ним»[1]. Другими словами, возможность не только изобретения нового одним человеком, но и передача, в рамках коммуницирования, этого нового знания другим людям, способствуют развитию «на благо и ради спасения всего человеческого рода».

Изучением масс на протяжении конца XIX и всего XX века занимались многие мыслители: Г. Лебон, X. Ортега-и-Гассет, Г. Тард, С. Сигеле, 3. Фрейд, К. Ясперс, С. Московичи, В. Райх, Э. Фромм, Э. Канетти и др., они выявили и описали феномен массы, а также определили сходные с ним явления толпы (физического, сплоченного, активного, преимущественно негативно действующего множества индивидов) и публики (более духовного, рассеянного, цивилизованного «терпимого» целого)[2].

X. Ортега-и-Гассет пытался осознать проблему возникновения масс: «Массы внезапно стали видны... Они существовали и раньше, но оставались незаметными, занимая задний план социальной сцены: теперь они вышли на авансцену, к самой рампе, на места действующих лиц. Герои исчезли, остался хор»[3]. Испанский философ оценивает «массу», как множество людей без особых достоинств, как сообщество средних заурядных людей, каждый из которых не ощущает в себе никакого дара или отличия от всех, каждый из которых чувствует, что он «точь-в- точь, как все остальные, и притом нисколько этим не огорчен, наоборот, счастлив себя чувствовать таким же, как все». Таким образом, масса создает человека без индивидуальности, безличного «общего типа», человек становится хозяином всего мира, он не хозяином самому себе.

По утверждению Ж. Бодрийяра сама масса парадоксальна — она не является ни субъектом, ни объектом. Она не в состоянии быть субъектом — носителем автономного сознания и наоборот, когда ее стремятся сделать объектом, то есть рассматривают в качестве подлежащего обработке материала, становится ясно, что ни обработке, ни пониманию в терминах элементов, отношений, структур и совокупностей она не поддается. Эта диффузная, децентрированная, броуновская, состоящая из молекулярных образований реальность неподвластна никакому анализу: понятие объекта к ней неприложимо точно так же, как оно неприложимо и к предельному уровню материи, «анализируемому» в микрофизике. Область «материи» элементарных частиц — это место, где нет ни объекта, ни субъекта, субъекта наблюдения. Ни объект познания, ни субъект познания здесь больше не существуют. Масса олицетворяет такое же — пограничное и парадоксальное — состояние социального[4].

Однако столь общие определения массы, идеологическая позиция, а также выпадение из поля зрения указанных ученых задачи проведения принципиальных границ между «массой» и «классическими» социальными группами, привели по мнению отечественного социо- лога-исследователя общественного мнения Б.А. Грушина к тому, что крайне узкое по своему фактическому «положению» в жизни общества явление «толпы» стало трактоваться непозволительно широким образом, отождествляться с «массой» как таковой, с гигантскими «секторами» в структуре общества (трудящимися классами, нациями) и даже... обществом в целом. Термин «толпа» подставлялся на место социально-политической категории «народные массы», когда революционное массовое движение подводилось под типологическую конструкцию, выработанную при наблюдении действий случайного сборища, реакционного сброда, косной, обывательской аудитории[5].

Согласно концепции американского социолога Г. Блумера в отличие от толпы, массы не теряют способности к индивидуальной самоорганизации, существуют в форме деперсонализированных (изолированных) друг от друга индивидов. Массовидность этим социальным единицам придает расшатываемая постиндустриальной глобализацией упорядоченность социальной основы и стирание прежних границ социальных общностей, что затрудняет их самоидентификацию[6].

Американский мыслитель Д. Белл в своей книге «Конец идеологии» указал, что существуют различные интерпретации массы: в одних случаях под ней понимается «недифференцированноемножество», гетерогенная аудитория средств массовой коммуникации, противостоящая относительно гомогенным сегментам общества (Г. Блумер); в других — «суждение некомпетентных», низкое качество современной цивилизации, являющееся результатом ослабления руководящих позиций просвещенной элиты (X. Ортега-и-Гасет); в третьих — «механизированное общество», в котором человек является придатком машины, дегуманизированным элементом технологии (Ф. Г. Юнгер); в четвертых — «бюрократическое общество», отличающееся широко расчлененной организацией, в которой принятие решений допускается исключительно на высших этажах иерархии (Г. Зиммель, М. Вебер, К. Маннгейм); наконец, в пятых — «толпа», общество, характеризующееся отсутствием различий, однообразием, бесцельностью, отчуждением, недостатком интеграции (X. Арендт)[7]. Следует признать, что ни одна из приведенных точек зрения и еще ряда других не является общепризнанной.

Не существует единства между учеными и в отношении оценки массы, часто она полярна. Так, Ф. Ницше выступает одним из первых критиков «омассовления» общества, которое выражается в том, что верх начинает брать посредственность, он беспощаден к массе, называя ее толпой, стадом, рабами, принуждающими человека отказываться от своего «Я». «Нет ничего страшнее варварского сословия рабов, научившегося смотреть на свое существование как на некоторую несправедливость и принимающего меры к тому, чтобы отомстить не только за себя, но и за все предшествовавшие поколения»[8].

И напротив, Р. Гвардини утверждает, что слово «масса» не несет никакой отрицательной оценки — это просто человеческая структура, связанная с техникой и планированием. Конечно, не имея еще никакой традиции, более того, вынужденная пробивать себе дорогу наперекор еще значимым традициям, она проявляется сейчас более всего в своих отрицательных свойствах. Но по существу, как и другой человеческий тип, она образует определенную историческую возможность. «Она не принесет с собой разрешения экзистенциальных проблем и не превратит землю в рай; но она — носитель будущего, во всяком случае, ближайшего будущего, пока его не сменит более отдаленное»[9].

Однако, сегодня многие исследователи масс уже не ставят перед собой цели их критического рассмотрения, а в основном пытаются использовать массовое сознание для достижения своих целей. Американо-немецкий философ Г. Маркузе в своей книге «Одномерный человек» (1964) показал, что современное массовое общество лишает все критические идеи оппозиционности, встраивая их в свое функционирование. Современная цивилизация уже не подавляет влечения и потребности большинства, но формирует с помощью массовой культуры стандартные, ложные потребности — модель «одномерного» мышления и поведения, привязывающее индивида к обществу[10].

Из представленных позиций можно сделать вывод, что значимое место в возникновении масс играет коммуникация.

В основе массовой коммуникации находятся социальные связи, социальные действия и общественные отношения (рис. 5.1). Рассмотрим их подробнее.

Функционирование социальной системы осуществляется благодаря определенной связи между ее элементами. В качестве таковой выступают социальные связи. Социальные связи представляют собой совокупность осознанных или неосознанных, необходимых и случайных, устойчивых и спонтанных зависимостей одних социальных субъектов и объектов от других, их воздействия друг на друга. Это связи, которые устанавливаются между индивидами, между индивидами и явлениями и процессами окружающего мира, между социальными группами и в то же время комплекс факторов, обеспечивающих совместную деятельность индивидов в социальных общностях, объединяя их в функциональное целое, способное к устойчивости и развитию.

Установление социальной связи не зависит от личных характеристик индивида, оно объективно. Их установление обусловлено социальными условиями, в которых живут и действуют индивиды, а сущность данных связей проявляется в содержании и характере действий людей.

Основания массовых коммуникаций

Рис. 5.1. Основания массовых коммуникаций

Социальные действия — это система поступков, средств и методов, при помощи которых лицо или группы пытаются изменить поведение, установки или мнения других лиц или групп.

Общественные отношения — относительно устойчивые самостоятельные и длительные связи между индивидами (вследствие которых они объединяются в социальные группы) и социальными группами, как носителями качественно различных видов деятельности, отличающимися своими статусами и ролями.

Перейдем к анализу компонентов социальных связей, которые в то же время с некоторой долей условности выступают этапами их формирования.

К числу таких составляющих относятся различные виды социальных контактов, среди которых выделяют (рис. 5.2):

  • - пространственные контакты;
  • - контакты заинтересованности (психические);
  • - контакты обмена;
  • - социальный контроль.

Пространственный контакт — первоначальное и необходимое звено формирования социальных взаимосвязей.

  • 1) предполагаемый пространственный контакт, когда поведение человека изменяется в силу предположения о присутствии индивидов в каком-либо месте. Исследователь социальных взаимосвязей Я. Ще- паньский называет такой контакт «опосредованным» и приводит пример: начальник отдела кадров, зная о наличии потенциальной рабочей силы, дает объявление о приеме на работу;
  • 2) визуальный пространственный контакт, или контакт «молчаливого присутствия», когда поведение индивида изменяется под влиянием визуального наблюдения других людей. В психологических исследованиях применяется термин «публичный эффект», суть которого заключается в том, что характеристики индивидуальной деятельности и поведения изменяются под влиянием пассивного присутствия других людей.
Виды социальных контактов

Рис. 5.2. Виды социальных контактов

Контакт заинтересованности (психический) — осуществляется выбор социального объекта, обладающего определенными ценностями или чертами, соответствующими потребностям данного индивида.

Каждая личность обладает набором мотивов (мотивационной структурой) относительно различных сторон окружающей его действительности. Мотивы представляют собой продукт прошлого опыта и существующих в настоящее время потребностей. В основном они являются потенциальными, т.е. до определенного времени не проявляются в человеческом поведении. Однако в какой-то момент происходит соединение потребности личности с каким-либо объектом окружающей среды. Соответствующий данной потребности мотив актуализируется, и возникает интерес — форма проявления потребности, обеспечивающее направленность личности на осознание целей деятельности.

Контакт заинтересованности может прерваться или продолжиться в зависимости от многих факторов:

  • 1) важности для личности актуализированного мотива (силы интереса);
  • 2) степени взаимности интересов;
  • 3) степей осознания своего интереса;
  • 4) окружающей обстановки.

Контакт обмена. Продолжая развивать и углублять социальные связи, индивиды начинают вступать в кратковременные соприкосновения, в ходе которых они обмениваются какими-либо ценностями (материальными предметами, информацией, образцами поведения и т.д.).

В зависимости от частоты и продолжительности существования контакты могут быть временными (мимолетными, преходящими) и устойчивыми (прочными).

В зависимости от того, кто заинтересован в контакте, контакты могут быть также формальными и неформальными. Формальные — если заинтересованность, которая привела к контакту, основана на потребностях коллектива, если она возникла в процессе реализации институционализированных интересов, а неформальные — основана на индивидуальных потребностях лица.

В зависимости от того, что лежит в основе заинтересованности, различают личностные и предметные контакты. Личностные выражают заинтересованность личностными чертами или положением партнера, а предметные — заинтересованность каким-то предметом, который имеется у партнера.

В зависимости от характера общения личностей, между которыми возникла социальная связь, социальные контакты могут быть: непосредственными (прямыми) — это контакты, устанавливаемые визуально, а опосредованные — через различные средства коммуникации (письмо, радио, телевидение и др.).

Социальный контроль по мнению социологов Г. Тар да и Р. Парка, представляет собой средство социализации, необходимое для обеспечения процесса усвоения каждым человеческим существом различных элементов сложившейся в данном обществе культуры (экономических, политических, идеологических характеристик данной социальной системы, исторически обусловленных уровнем ее развития).

Если контроль осуществляется отдельным человеком, то он носит индивидуальный характер, а если целым коллективом — семьей, группой друзей, учреждением или социальным институтом, — то приобретает общественный характер и называется социальным контролем.

По мнению П. Бергера, каждый человек находится в центре расходящихся концентрических кругов, представляющих разные виды, типы и формы коммуникаций социального контроля. Внешний круг — это политике-юридическая система (мощный аппарат государства), следующий за ним — общественная мораль, затем идут профессиональная система и система неформальных требований, самый близкий к человеку круг социального контроля образуют семья и частная жизнь.

Имеются следующие способы осуществления социального контроля.

  • 1. Эффективное воспитание и социализация, в процессе которых люди сознательно принимают социальные нормы (табу, законы, нравы, традиции, обычаи, этикет, манеры, привычки) отдельных групп и социальных институтов.
  • 2. Принуждение, применение определенных санкций, когда отдельный индивид, группа, субъект управления не следует законам, нормам, правилам.
  • 3. Политическая, нравственная, юридическая, финансовая ответственность (групповая, культурные ценности, традиции, групповые нормы).

Прейдем к анализу еще одной составляющей массовой коммуникации — социальным действиям. Социальные действия — это определенная система поступков, средств и методов, используя которые, индивид или социальная группа стремятся изменить поведение, взгляды или мнение других индивидов или групп.

Социальное действие имеет две особенности: во-первых, оно должно быть рациональным, осознанным, и во-вторых, оно должно быть с необходимостью ориентировано на поведение других людей. Эти другие могут быть знакомыми, сослуживцами, отдельными лицами или неопределенным множеством. Нельзя называть социальными действиями поступки людей, связанные с ориентацией на несоциальные, вещные объекты.

Любое социальное действие должно включать в себя:

  • 1) действующее лицо (субъект);
  • 2) потребность в активизации поведения;
  • 3) цель действия;
  • 4) метод действия;
  • 5) другое действующее лицо, на которой направлено действие (объект);
  • 6) результат действия.

Немецкий социолог М. Вебер разработал четыре идеальных типа социального действия.

Типы социального действия по М. Веберу (рис. 5.3):

  • 1) целерациональное — в основе его лежит ожидание определенного поведения предметов внешнего мира и других людей и использование этого ожидания в качестве условий или средств для достижения своей рационально поставленной и продуманной цели
  • 2) ценностно-рациональное, основанное на вере в безусловную — эстетическую, религиозную или любую другую — самодовлеющую ценность определенного поведения как такового, независимо от того, к чему оно приведет;
  • 3) аффективное, т.е. прежде всего эмоциональное, обусловленное аффектами или эмоциональным состоянием индивида;
  • 4) традиционное, т.е. основанное на длительной привычке. Польско-американский социолог Ф. Знанецкий предложил свой

вариант социальных действий.

Типы социального действия по М. Веберу

Рис. 5.3. Типы социального действия по М. Веберу

Американо-польский ученый Ф. Знанецкий предложил несколько иные, чем у М. Вебера типы действий, опираясь на понимание того, что для субъекта объект является ценностью, в которой необходимо вызвать некие изменения поведения.

Типы социального действия по Ф. Знанецкому. Социальные действия подразделяются на аккомодацию или приспособление (изменения происходят без угроз и применения насилия) и оппозицию (изменения происходят под воздействием угроз и репрессий). Средним между аккомодацией и оппозицией выступает эгоистический компромисс (рис. 5.4).

Для оппозиции свойственны и другие типы поведения:

  • - противопоставление себя другим;
  • - репрессии и бунт как реакции на всякое насилие, агрессию;
  • - враждебность — в разных формах: от нежелания сотрудничать до сопротивления.

Типы социального действия в зависимости от содержания.

Репродуктивное поддержание функционирования социального института (социальный контроль, следование традиции, укрепление трудовой ДИСЦИПЛИНЫ И Т.Д.).

Социальное отрицание — упразднение элементов общественной жизни (критика существующих недостатков, преодоление различных форм девиантного поведения и т.д.).

Социальное творчество — созидание форм отношений и развитие общественного сознания (изобретательство, укрепление нравственнопсихологического климата в коллективах и т.д.).

Типы социального действия по Ф. Знанецкому

Рис. 5.4. Типы социального действия по Ф. Знанецкому

Типы социального действия в зависимости от способа достижения желаемого.

Негативное принуждение проявляется в виде приказов и запрещений нежелательного поведения.

Позитивное убеждение желательное поведение индивида без применения угроз и репрессий.

Высшей стадией социального действия выступают социальные взаимодействия

Особым видом социальных действий является социальное взаимодействие, под которым понимается система взаимообусловленных социальных действий, связанных циклической причинной зависимостью, при которой действия одного субъекта являются одновременно причиной и следствием ответных действий других субъектов. Это означает, что каждое социальное действие вызывается предшествующим социальным действием и одновременно является причиной последующих действий. Таким образом, социальные действия — это звенья в неразрывной цепи, называемой взаимодействием.

Сотрудничество как вид социальных взаимодействий подразумевает взаимосвязанные действия индивидов, направленные на достижение общих целей, с обоюдной выгодой для взаимодействующих сторон.

Взаимодействия на основе соперничества (конкуренции) включают в себя попытки отстранения, опережения или подавления соперника, стремящегося к идентичным целям.

Социальная зависимость между индивидами осознанно или неосознанно. Социальная зависимость, возникающая между людьми, может быть структурно-функциональной и интенциональной.

Структурно-функциональная зависимость имеется тогда, когда А и Б действуют в рамках одной структуры, А, начиная действовать, должен считаться с существованием Б, т.е. само существование Б, его права и обязанности ставят определенные рамки начинаниям А.

Интенциональная зависимость А от Б возникает потому, что Б имеет возможность непосредственно навязать А определенный способ поведения поскольку располагает возможностями реализовать эти намерения.

Еще одна составляющая массовых коммуникаций — общественные отношения — сложная сеть взаимодействий, охватывающая различное число индивидов, основанная на устойчивых социальных связях, которые базируются на рационально-чувственном восприятии их взаимодействующими индивидами приобретают определенную специфическую форму, характеризующуюся соответствующим поведением взаимодействующих индивидов, соотнесенных по своему смыслу друг с другом.

Прежде всего общественные отношения подразделяются на односторонние и взаимные. Односторонние отношения характеризуются тем, что их участники вкладывают в них различный смысл: любовь со стороны индивида может наткнуться на презрение или ненависть со стороны объекта его любви.

В случае взаимных отношений — поведение участников будет соотнесено по смыслу, поскольку один действующий индивид предполагает, что чувства, присущие ему, испытывает и другой партнер и на это ожидание ориентирует свое поведение. Сила и характер этой ориентации имеют решающее значение для взаимоотношений с другими партнерами. Так, первоначальная симпатия, натыкаясь на неприязнь, может перерасти в ненависть, если установка на отношения симпатии слабая и неопределенная; но эта симпатия при сильной, точно определенной установке, даже в отсутствие взаимности партнера может достаточно длительное время оставаться неизменной.

В системе общественных отношений можно выделить следующие элементы:

  • - субъекты связи два индивида, или две социальные группы, либо индивид и социальная группа;
  • - связующее их звено, которым может быть какой-нибудь предмет, интерес, общая ценность, создающие основу отношения;
  • - определенная система обязанностей и долженствований или

установленных функций, которые обязательно должны выполнять партнеры по отношению друг к другу.

Под общественными отношениями мы может подразумевать широкий круг социальных систем. Это может быть и дружба двух детей, и отношения между учителем и учеником, и договор о труде между рабочим и работодателем и союз государств и т.д.

Очевидно, социальные взаимодействия осуществляются на разной основе. Социолог Г. Лассуэлл считал, что этой основой, придающей социальным взаимодействиям определенные окраску и содержание и делающей из них социальные отношения, являются ценности, которые является причиной вступления человека в общение и необходимым условием диалога между людьми.

Ценность можно определить как целевое желательное (значимое) событие или предмет. Личность занимает позицию оценки по отношению ко всем компонентам окружающей ее среды. Но осуществлять социальные действия в отношении кого-то она будет только из-за вещей, которые ценит и считает для себя полезными и желательными, то есть ценностей. Ценности в данном случае служат толчком, необходимым условием для любого рода взаимодействий.

Существованием же значимых длительное время, непреходящих ценностей определяется характер устойчивых социальных отношений людей. Например, если во взаимодействиях основой является богатство как ценность, то возникают социальные отношения, которые в зависимости от условий обмена ценностями будут считаться отношениями благотворительности, кредита, экономического принуждения, экономической власти и т.д.

В силу неравенства, существующего в обществе, ценности разделены среди членов общества неравномерно. В каждой социальной группе, в каждом социальном слое или классе существует свое, отличное от других распределение ценностей между членами социальной общности. Таким распределением обусловливается первоначальный характер взаимодействий, а затем и социальных отношений. Именно на неравном распределении ценностей строятся отношения власти и подчинения, все виды экономических отношений, отношения дружбы, любви, партнерства и т.д.[11]

Распределение ценностей в социальной группе называется ценностным образцом данной группы. Для измерения ценностного образца какой-либо определенной социальной группы используется распределительный индекс, показывающий дисперсию показателя какой-либо ценности среди членов группы. Чем выше этот индекс, тем менее равномерно распределяется данная ценность внутри социальной группы. Что касается места отдельного индивида или однородного социального объекта в ценностном образце, то оно называется ценностной позицией.

В своем стремлении к достижению ценностей люди вступают в конфликтные взаимодействия, если они считают существующий ценностный образец несправедливым, и активно пытаются изменить собственные ценностные позиции. Но они также используют кооперативные взаимодействия, если ценностный образец их устраивает или если надо вступать в коалиции против других личностей или групп. И наконец, люди вступают во взаимодействия в форме уступок, если ценностный образец считается несправедливым, но часть членов группы по разным причинам не стремится изменить существующее положение.

Активность индивидов определяется двумя показателями:

  • 1) ценностной экспектацией (это позиция, ожидаемая индивидом) — показателем, характеризующим удовлетворенность ценностным образцом;
  • 2) ценностными требованиями (это позиции, которые пытается занять индивид в процессе распределения ценностей).

Бывает, что индивид или группа имеют высокие ценностные экс- пектации, но не предпринимают активных действий для занятия более высоких позиций. Только сочетание ценностных экспектаций с повышенными ценностными требованиями приводит к активному взаимодействию, направленному на перераспределение ценностей. Реальная возможность в достижении той или иной ценностной позиции называется ценностным потенциалом.

Социальные ценности являются ключом к пониманию всех видов общественных отношений, которые образуются в результате повторяющихся взаимодействий, когда, с одной стороны, наблюдается потребность в приобретении ценностей или контроля над ними, а с другой — имеются ресурсы желаемых ценностей. Анализ человеческих ценностей позволяет условно разделить их на две основные группы: ценности благосостояния и прочие ценности.

Ценности благосостояния — это те, которые являются необходимым условием для поддержания физической и умственной активности индивидов: благополучие означает здоровье и безопасность; богатство — материальные блага; мастерство — приобретенный профессионализм в практической деятельности; просвещенность — знания и информационный потенциал индивида, а также его культурные связи.

Наиболее значимыми из прочих ценностей следует считать: власть — наиболее высокая ценность, обладание ею дает возможность приобретать любые ценности; уважение — означает статус, престиж, славу и репутацию; моральные ценности — доброта, великодушие, добродетель, справедливость и др.; аффективность включает любовь и дружбу[12].

Так, Александр Македонский, будучи сыном царя Филиппа, завоевателя Греции и его посланником в Афины, обладавший политической властью, богатством и престижем, предложил воспользоваться перечисленными ценностями философу Диогену. Александр, увидев нищенское существование философа, жившего в глиняной бочке, попросил его назвать свою просьбу, предъявить любое требование по улучшению своего бедственного положения, которое он немедленно выполнит. Но Диоген, в силу своей философской позиции киника, человека свободного от общественного влияния не имел потребностей в предложенных ценностях и выразил единственное желание: «Отойди, ты заслоняешь мне солнце!».

Отношения почтения и благодарности, на которые рассчитывал Македонский, не возникли, Диоген остался независимым, как, впрочем, и будущий покоритель Персидской империи. Однако, возвращаясь в Афины, Александр в ответ на подшучивание своих друзей над Диогеном, вздохнув, сказал: «Если бы я не был Александром, то я хотел бы быть Диогеном...».

Общественные отношения сегодня оказываются организованными по принципу сетей, где каждый субъект находится во взаимосвязи с другими. Если прежде основу любого социального сообщества составляла привязанность человека к месту жительства и работы, сегодня — происходит ослабление этой привязанности и переход к более слабым экстерриториальным социальным связям. Люди утрачивают связи с локальными сообществами в силу того, что они реализуют личные потребности, опираясь на эти новые возможности — сетевой индивидуализм (персонализируемое сообщество).

Сетевое общество, формирует в глобальном масштабе социальную структуру, которая характеризуется не информацией или знаниями, а изменением направления их использования, в результате чего главную роль в жизни людей обретают глобальные, сетевые структуры, вытесняющие прежние формы личной и вещной зависимости.

Социальная сеть (англ, social network) — социальная структура, состоящая из группы узлов, которыми являются социальные объекты

(люди или организации), и связей между ними (социальных взаимоотношений).

В теории шести рукопожатий ее автор, С. Милгрэм доказал, что любые 2 человека на Земле знакомы друг с другом, образно говоря, через 6 рукопожатий (Всего 6 рукопожатий отделяет меня от аборигена в Австралии, от знакомства с английской королевой, Биллом Гейтсом или Мадонной). Наблюдать этот феномен на практике сегодня позволяют социальные сети. Само понятие «социальная сеть» включает некий круг знакомых человека, где есть сам человек — центр сети, его знакомые — ответвления сети и отношения между этими людьми — связи.

Образованию новых связей помогают всевозможные базы личных данных и службы знакомств. Часто поддержка социальных сетей в какой-то мере включается в разнообразные виды услуг, где требуется заведение учетных записей, что позволяет систематически копить личные данные о пользователях. Особенно это относится к услугам, поддерживающим личное общение между пользователями.

Благодаря отношениям люди объединяются в различные совокупности. Произвольные же действия и взаимодействия не смогут привести к появлению внутренней организации социальных групп. В связи с этим изучение социальных действий и взаимодействий хотя и является необходимым, но оно только подготавливает исследователя к изучению интересующих его общественных отношений, и наиболее важное значение приобретает изучение сущности социальных отношений.

Таким образом, массовая коммуникация является продуктом социальных связей (контактов), социальных действий (взаимодействий) и общественных отношений.

Массовая коммуникация (МК) — процесс распространения информации (знаний, духовных ценностей, моральных и правовых норм и т.п.), эмоций (эмпатии) и действий (интеракций) с помощью технических средств (пресса, радио, телевидение, Интерет-сети) на численно большие, рассредоточенные аудитории в целях формирования структур жизнедеятельности общества.

Массовая коммуникация характеризуется:

  • - наличием технических средств, обеспечивающих регулярность, массовость, публичность сообщений, их социальную актуальность;
  • - социальной значимостью информации, способствующей повышению мотивированности МК;
  • - массовостью аудитории, которая вследствие ее рассредоточенности и анонимности требует тщательно продуманной ценностной ориентации;
  • - многоканальностью и возможностью выбора коммуникативных средств, обеспечивающих вариативность и нормативность МК;
  • - отсутствием непосредственной связи между коммуникатором и аудиторией в процессе общения.

К основным свойствам массовых коммуникаций относятся (рис. 5.5):

  • - диахронностъ — сообщение МК сохраняется во времени;
  • - диатопностъ — сообщения МК преодолевают пространство;
  • - мультиплицирование — сообщение МК многократно повторяется с неизменным содержанием;
  • -репликация возможность самокопирования как регулирующее воздействие МК;
  • - симулътанностъ — представление сообщения МК множеству людей одновременно.

Еще одной важнейшей характеристикой массовой коммуникации является ее форма, выступающая организационной основой деятельности, которая представляет собой завершенную операцию смыслового взаимодействия в интересах получения субъектом коммуникации от объекта некоторых привлекательных для него образов, идей, сообщения реципиенту информации, влияющей на его дальнейшее поведение и реализации взаимодействия для обмена важными значениями. Соответственно возможны три формы массовой коммуникации: подражание, управление, диалог.

1. Подражание — произвольное и бессознательное воспроизведение реципиентом идей, действий, коммуниканта в целях идентификации себя с определенным человеком, социальной группой, общностью.

Свойства массовых коммуникаций

Рис. 5.5. Свойства массовых коммуникаций

В общественной жизни посредством подражания происходит распространение новаций, популярных идей и модных веяний. Вместе с тем, благодаря подражанию, от поколения к поколению транслируются культурные ценности, традиции, обычаи, стереотипы поведения. В «Поучении Владимира Мономаха» своим детям, памятнике древнерусской письменности XII в. сказано, что юношам пристало «иметь душу чистую и непорочную, тело худое, беседу кроткую и соблюдать слово Господне: «Есть и пить без шума великого, при старых молчать, премудрых слушать, старшим покоряться, с равными и младшими любовь иметь, без лукавства беседуя, а побольше разуметь; не свиреповать словом, не хулить в беседе, не смеяться много, стыдиться старших, с нелепыми женщинами не беседовать, глаза держать книзу, а душу ввысь, избегать суеты; не уклоняться учить увлекающихся властью, ни во что ставить всеобщий почет»[13]. Таким образом, подражание является одним из способов существования живой социальной памяти.

Французский социальный мыслитель Г. Тард утверждал, что основой развития общества выступает социально-коммуникативная деятельность индивидов в форме подражания (имитации): «общество, в конце концов, есть подражание» («la soci?t?, c’est l’imitation»)[14]. Подражание он характеризовал как элементарное копирование и повторение одними людьми поведения других на основе своего рода гипнотизма. Теорию подражания он распространял на все сферы межличностных и групповых взаимодействий. Наиболее типичным видом социального подражания он считал подражание низших слоев высшим. Продуктом подражания являются рост государства, экономическое развитие, язык, религия, другие феномены и процессы социального мира[15]. Общество, по мнению исследователя, это продукт взаимодействия индивидуальных сознаний через передачу людьми друг другу и усвоение ими верований, убеждений, желаний, намерений и т.д.

Утверждение всех основных социальных институтов произошло, по Тарду, именно потому, что обыкновенные люди, не способные изобрести что-то новое, стали подражать творцам-новаторам и использовать их изобретения.

Толпу он постоянно сравнивал ее с публикой. В отличие от толпы, психическое единство которой создается в первую очередь физическим контактом, публика — это «чисто духовная общность», в рамках которой индивиды физически рассредоточены. Если в толпе личность нивелируется, то в публике она получает возможность самовыражения. Он обратил внимание на возрастание роли печати, телефона, телеграфа, рассматривая их как важный фактор интеграции и социального контроля. Появление и быстрое распространение газет способствовало формированию публики и росту уровня самосознания людей, они играли значительную роль в возникновении и развитии политических партий и религиозных сообществ, равно как способствовали формированию определенного общественного мнения. Занимаясь проблемами толпы, он характеризовал общие черты ее участников, такие, как вера, страсть, наличие цели, эгоизм, «коллективное самолюбие», односторонняя иррациональная подражательность.

Огромную роль в становлении «общества публики» играют СМИ, которые формируют в людях общность мнений вне зависимости от их месторасположения.

Э. Фромм среди специфически человеческих социально-культурных потребностей отмечал стремление к уподоблению, поиску объекта поклонения, отождествлению себя с кем-то более сильным, умным, красивым. В детстве дети уподобляют себя своим родителям, во взрослом мире — любимым литературным героям, спортсменам, воинам, а также кумирам массовой культуры.

Реципиент целенаправленно выбирает коммуниканта (который часто играет в этом процессе пассивную роль) и использует его в качестве объекта для подражания, источника смыслов, которые он хотел бы усвоить.

Отечественный философ Ю. Громыко выступил с идеей консциентальной войны (войны сознаний), согласно которой мир вступил в новый этап борьбы — конкуренции форм организации сознаний, где предметом поражения и уничтожения являются определенные типы сознаний.

Консциентальная[16] война — это война психологическая по форме, цивилизационная по содержанию и информационная по средствам, в которой объектом разрушения и преобразования являются ценностные установки народонаселения противника, в результате чего первичные жизненные цели заменяются вторичными, третичными и более низкими, приземного уровня, с несколько увеличивающейся вероятностью их достижения, причем достижение заменяющих целей воспринимается человеком как его благо. Учитывая непосредственную связь ценностных и целеполагающих установок человека с культурой его народа, можно сказать, что объектом разрушения в консциентальной войне является культурная оболочка противника, а поскольку культура — стержень цивилизации, вопрос идет о разрушении цивилизации.

Как показал в своих работах отечественный религиозный мыслитель Е.Л. Шифферс, консциентальная война ведется для того, чтобы разрушить энергию святого, энергию архетипа страны. После этих разрушений и сломов страна превращается в открытое пустое пространство[17].

Носители этих сознаний, наоборот, могут быть сохранены, если они откажутся от форм сознания — предметов разрушения и поражения. Если же сделать так, чтобы сознание распалось и развалилось как структура, как субстанция, то с людьми-биоидами можно будет делать все, что угодно: включать их в другие искусственно-конструируемые фиктивные этносы, задавать им другие цели и т.д. Выделяются пять основных способов поражения и разрушения сознания в консциентальной борьбе:

  • - поражение нейро-мозгового субстрата, снижающее уровень функционирования сознания, может происходить на основе действия химических веществ (наркотиков), длительного отравления воздуха, пищи, направленных радиационных воздействий;
  • - понижение уровня организации информационно-коммуникативной среды на основе ее дезинтеграции и примитивизации, в которой функционирует и «живет» сознание;
  • - оккультное воздействие на организацию сознания на основе направленной передачи мыслеформ субъекту поражения;
  • - специальная организация и распространение по каналам коммуникации образов и текстов, которые разрушают работу сознания (психотропное оружие);
  • - разрушение способов и форм идентификации личности по отношению к фиксированным общностям, приводящее к смене форм самоопределения и к деперсонализации.

В основе главного инструмента поражения в консциентальной войне лежит уничтожение человеческой способности к свободной идентификации, т.е. способности к самоопределению и если такую способность уничтожить, то человек не только теряет свой образ, но и перестает восстанавливать и выстраивать свой образ заново, перестает видеть себя глазами других людей, в том числе и глазами славных предков, своих гениев и святых, и, в конечном счете, теряет форму и строй сознания[18].

Определенные типы сознаний, в консциентальной войне просто должны быть уничтожены, перестать существовать, а носители этих сознаний, наоборот, могут быть сохранены, если они откажутся от форм сознания — предметов разрушения и поражения. Если же сделать так, чтобы сознание распалось и развалилось как структура, как субстанция, то с людьми-биоидами можно будет делать все, что угодно: включать их в другие искусственно-конструируемые фиктивные этносы, задавать им другие цели и т.д.

Суть коммуникативного воздействия в ходе такой войны состоит в том, что создаются специальные «симуляционные машины», которые воссоздают среду существования сознания (но не воспроизводят само сознание), в которой снижается уровень энергийного существования личности. Схема действия такой машины имеет следующий вид: есть отщепленные среды сознания, за которыми исходно не стоит никаких общностей. Человек входит в эти среды и адаптирует свое сознание к структуре подобной среды. Совокупность людей, которая прошла через подобную симуляционную машину, образует группу участия. Последняя выступает в роли фиктивной общности. Дальше остается только эту «общность» объективировать и как-то назвать, а ее членов превратить в образцы для массового подражания[19]. Примеры подобных фиктивных общностей плодит телевидение, шоу-бизнес с их пафосом создания «звезд».

2. Управление — воздействие, которое сознательно организуется человеком, когда он стремиться повлиять на ход процесса в правильном благоприятном, нужном для человека направлении. Управление может выступать в разных смыслах. Для основателя социологии О. Конта, управление — социальная функция для сдерживания и предупреждения фатальной склонности к основательному рассеиванию идей, чувств и интересов. Для теоретика менеджмента П. Дру- кера управление — особый род деятельности, превращающий неорганизованную толпу в эффективную целенаправленную и производительную группу. Для философа М. Фуко управление — это знание, доминирующей характеристикой современного капитализма является не эксплуатация, не отчуждение, не физическое подавление, взамен этого создается новая модель дискурсивных практик социального контроля в разных социальных областях и которая осуществляется рядом структур, «дисциплинарных институтов» (тюрьма, школа, армия, больница и пр.).

Понимание характера и качества управления на протяжении истории развития человечества и его коммуникаций постоянно менялось и пережило несколько революционных по своей сути изменений.

  • 1 революция XXVII в. до н.э. (Древний Египет). Возникновение власти жрецов и зарождение письменности в результате делового общения и калькуляции.
  • 2 революция XVI в. до н.э. (Месопотамия). Шумерский царь Хам- мурапи исключив религиозную коммуникацию из политики, создал систему сугубо светского аристократического управления.
  • 3 революция V в. до н.э. (Месопотамия). Вавилонский царь Навуходоносор II, соединил государственные плановые методы с производственной деятельностью, формализовав тем самым коммуникативный процесс: цель — субъект — канал передачи — объект — результат.
  • 4 революция XVII в. (Западная Европа). Зарождение капитализма и научно-технического прогресса привели к пониманию, что управленческие функции, среди которых важное место занимает информационно-коммуникативная (обратная связь), не менее важны, чем финансовые или технические.
  • 5 революция 2 пол. XX в. Появление профессиональных менеджеров, класса управляющих в сфере руководства материальным и духовным производством, установление симметричных коммуникаций.
  • 6 революция нач. XXI в. Переход управления к специалистам в области информации, символическим аналитикам, медиаактивистам.

В коммуникативном смысле управление означает ситуацию общения, когда коммуникант (выступающий как социальный субъект) рассматривает реципиента как средство достижения своих целей, как объект управления. Субъект имеет право монолога, а реципиент не может дискутировать с коммуникантом (по крайней мере на равных), он может только косвенным путем сообщать о своей реакции по каналу обратной связи.

Управленческая коммуникация может реализовываться в виде приказа (коммуникант имеет властные полномочия, признаваемые реципиентом); в форме внушения (суггестии), когда используется принудительная сила слова за счет многократного повторения одного и того же монолога (реклама, пропаганда, проповедь); в форме убеждения, апеллирующего не к подсознательным мотивам, как при внушении, а к разуму и здравому смыслу при помощи логически выстроенной аргументации.

Особой формой управленческого коммуникационного действия является заражение, которое стихийно возникает в массах людей. Заражение характеризуется эмоциональным накалом и агрессивностью.

Его источниками могут быть ритуальные танцы, музыкальные ритмы, религиозный экстаз, спортивный азарт, ораторское мастерство. По- видимому, как и в случае внушения, при заражении большую роль играют бессознательные побуждения.

Управление активно использует в своей деятельности социальные технологии, понимаемые как система методов, сил и средств выявления и использования скрытых потенциалов социальной системы, используемых для получения социального результата при наименьших управленческих издержках. Среди таких технологий наибольший интерес представляют: управление информацией, управление свободой, контроль за поведением людей, манипулирование сознанием, управление восприятием, управление выбором. Таким образом, социальные технологии все больше приобретают информационно-коммуникативный характер.

3. Диалог — форма массовой коммуникации, в которой обе стороны коммуникации выступают объектами общения, а главной целью является взаимопонимание. М.М. Бахтиным сформулирован следующий тезис: «Событие жизни текста, то есть его подлинная сущность, всегда развивается на рубеже двух сознаний, двух субъектов»[20].

Участники диалога относятся друг к другу как к равноправным субъектам, владеющим определенными смыслами. Между ними складывается субъект-субъектное отношения, а взаимодействие их носит творческий характер в том смысле, что достигается социально-психологическая общность партнеров по общению (Мы).

Диалоговая коммуникация представляется как последовательность высказываний участников, сменяющих друг друга в роли коммуниканта и реципиента. Участники диалога совместно создают текст, обладающий относительной смысловой завершенностью. Относительность завершения диалога определяется тем, что реакция на то или иное высказывание может проявиться в поведении реципиента спустя много времени. Литература, театр, лекция как раз рассчитаны на ответ замедленного действия. Незавершенный диалог перерастает в коммуникационный дискурс, охватывающий множество субъектов и продолжающийся бесконечно.

Не следует абсолютизировать границы между разными формами массовой коммуникации. Подражание, диалог, управление могут сливаться друг с другом, дополнять друг друга. Так, диалог может стать методом управления, например, сократический диалог построен так, чтобы заставить оппонента признать правоту Сократа. Сократ использует форму коммуникации, получившую название диалектики (искусство ведения особого рода беседы, диалога, в ходе которого достигается истина), состоящую из двух частей: иронии и майевтики (рис. 5.14).

Сократическая ирония (от др.-греч. ырсочыа — притворство) проявлялась в том, что Сократ представлял себя собеседнику как простеца, который ничего не знает, но стремится к знанию, он восхищался способностями собеседника и испрашивал у него совет по той теме в которой оппонент считал себя сведующим. Заставив собеседника признать его, Сократа, невежество, он понуждает его определить объект исследования, затем делает из этого определения выводы, подчеркивает их неполноту и противоречивость, критикует и опровергает их до того момента, пока собеседник не признает себя невеждой. Далее Сократ обращается к второй части своего диалога майевтике (др.- греч. рсиелткц — повивальное искусство). Сократ говорил, что душа «беременна» истиной и ее нужно только высвободить. Так, в беседе со своим учеником Евтидемом, готовившимся к государственной деятельности и желавшим знать, что такое справедливость и несправедливость, сначала Сократ предлагает собеседнику заносить дела справедливые в графу «дельта», а дела несправедливые — в графу «альфа». Затем он спросил Евтидема, куда занести ложь, тот предложил занести ложь, воровство, обман и похищение людей в рабство в графу «альфа» (несправедливости). Тогда Сократ задал ему вопрос: правильно ли поступит военачальник, если он, для того чтобы поднять дух войска, солжет своим солдатам, что приближаются союзники? Евтидем согласился, что подобного рода обман друзей следует занести в графу «дельта», а не «альфа», как это предполагалось предшествующим определением[21].

Вообще говоря, любой содержательный диалог имеет целью оказать какое-то влияние (прямое или косвенное) на сознание собеседников. Подражание же это напротив это диалог, утративший свою где коммуникант безучастен по отношению к реципиенту (игнорирует его), а реципиент ведет воображаемый диалог с коммуникантом.

  • [1] Гоббс Т. Основы философии // Сочинения: В 2-х т. М., 1989. Т. 1. С. 61.
  • [2] Проблема массового сознания как наиболее значимого выражения общественногомнения более детально будет рассмотрена в главе 6.
  • [3] Ортега-и-Гассет X. Восстание масс. М, 1991. С. 120.
  • [4] См.: Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального //Ясперс К., Бодрийар Ж. Призрак толпы. М., 2007. С. 205.
  • [5] См.: Грушин Б.А. Массовое сознание: Опыт определения и проблемы исследования.М„ 1987. С. 160-161.
  • [6] Блумер Г. Коллективное поведение // Американская социологическая мысль. М.,1994. С. 547-549.
  • [7] Bell D. The End of Ideology. Glencoe, 1964. P. 22—25.
  • [8] Ницше Ф. Рождение трагедии из духа музыки. Предисловие к Рихарду Вагнеру. М.,2007. С. 96.
  • [9] Гвардини Р. Конец философии нового времени // Феномен человека: Антология. М.,1993. С. 267.
  • [10] См.: Маркузе Г. Одномерный человек. М., 1994.
  • [11] Lasswell H. The Analysis of Political Behavior: An Empirical Approach. L., 1949. P. ISO-194.
  • [12] Lasswell Н., Kaplan A. Power and society: A framework for political inquiry. N.-Y., 1963.P. 154-215.
  • [13] Библиотека литературы Древней Руси / Под ред. Д.С. Лихачева. СПб., 1997. T. 1: XI-XII века. С. 501-502.
  • [14] Тард Ж. Законы подражашя. СПб., 1892. С. 40.
  • [15] Тард Г. Социальная логика. СПб., 1996.
  • [16] Консциентальный (от лат. сошйепйа — сознание, совесть) — имеющий отношение ксознанию.
  • [17] Громыко Ю. Консциентальное оружие и консциентальные войны // Центр гуманитарных технологий — информационно-аналитический портал. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/ publicdoc/2007/ 782
  • [18] Громыко Ю. Консциентальное оружие и консциентальные войны // Центр гуманитарных технологий. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/2007/782
  • [19] См.: Громыко Ю. Консциентальное оружие — как оно работает. 1Л1Ь: vww.dataforce.пе^~теН1Шу/соп50г/8епппаг,^гот.1цт
  • [20] Бахтин М.М. Проблема текста в лингвистике, филологии и гуманитарных науках:опыт философского анализа // Русская словесность: Хрестоматия. М., 1997. С. 229.
  • [21] Умение организовывать такую искусную управленческую коммуникацию вызывалобольшую зависть у власть имущих, Сократ был привлечен к суду народных избранниковпо ложному обвинению, подготовленному поэтом Мелетом, софистом Ликоном и одним из столпов государства, предпочитавшим оставаться в тени, олигархом Анитом,во «введении новых божеств и развращении юношества». Сократа приговорили к смертной казни, причем это произошло при установлении в Афинах демократической формыправления, взамен власти Тридцати тиранов, которые очень желали, но не осмелилисьпричинить никакой вред философу. Отказавшись спастись бегством, Сократ принялв тюрьме яд.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >