МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ТЕОРИИ И ПРАКТИК МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Образование такой относительно новой предметной сферы научного познания как коммуникация требует для своего исследования выработки определенной методологии (от др.-греч. рєводод — путь познания). В древней китайской притче, старый мудрец ловил рыбу на берегу реки. Проходящий мимо нищий путник умолял спасти его от голодной смерти и мудрец отдал ему выловленную рыбу. На следующий день первый странник привел другого и они вместе стали просить старика накормить их. Так продолжалось еще несколько дней, пока на берегу не собралась целая толпа бездомных, требовавших от старика поделиться своим уловом. И тогда мудрец смастерил другую удочку и показал как надо ловить рыбу. В этой притче речь идет

0 наличии средств познания (удочки), о методе познания (способе рыбной ловли) и о важности умения пользоваться методом для достижения цели.

Методология не может быть сведена к какому-то одному, даже очень важному методу. «Ученый никогда не должен полагаться на какое- то единственное учение, никогда не должен ограничивать методы своего мышления одной-единственной философией» — считал В. Гейзенберг[1].

Методология не есть также простая сумма отдельных методов, их «механическое единство». Методология есть сложная, динамичная, целостная, субординированная система способов, приемов, принципов разных уровней, сферы действия, направленности, эвристических возможностей, структур.

В этих условиях исследователю коммуникации надо выработать собственную наблюдательную методологическую позицию, достаточно динамичную и одновременно устойчивую, исходя из которой можно было бы достаточно адекватно оценивать коммуникацию как целостное явление — с присущими ему атрибутами скрытности, незавершенности, становления, деструктивности.

Методология представляет собой мировидение, т.е. видение реальности или ее фрагментов в качестве предмета или объекта исследования. Метод же есть средство или совокупность средств исследования, определяющих конкретный путь познавательной деятельности, он выступает категориальной характеристикой науки и равно необходим как на пути поиска истины, так и для ее осознания в контексте знания.

Методология как учение о системе научных принципов, форм, методов и способов исследовательской деятельности, имеет трехуровневую структуру. Обычно различают фундаментальные, общенаучные принципы, составляющие собственно методологию, частнонаучные принципы, лежащие в основе теории той или иной дисциплины, научной отрасли, и систему конкретных методов, используемых для решения специальных исследовательских задач.

  • 1. Фундаментальные принципы, имеющие общенаучный характер, основаны на обобщающих, философских положениях, отражающих наиболее существенные свойства объективной действительности и сознания с учетом имеющегося опыта, добытого в процессе познавательной деятельности человека. Таковы, например, принципы диалектики, отражающей взаимообусловленное и противоречивое развитие явлений действительности, детерминизма — объективной причинной обусловленности явлений, развития — видоизменения изучаемых объектов и др. В равной, степени для методологии изучения коммуникации важно понимание таких категорий, как субъективное и объективное, сущность и явление коммуникации, общее и особенное в коммуникативных проявлениях и др. От трактовки философских принципов и общенаучных понятий зависит обоснование методологического подхода к исследованию.
  • 2. Частнонаучные принципы определяются особенностями научной области, как в плане предмета исследования, так и степени его теоретической разработанности. В свою очередь, эти принципы составляют основу методологической базы исследования (теорию метода). Эта теория должна отражать реальную сущность коммуникации, ее взаимосвязи и функции. На этом уровне методологии структура частнонаучных методов может группироваться вокруг центрального метода, который по названию иногда совпадает с основным методологическим принципом, например, диалектическим, метафизическим, феноменологическим и др.

Диалектика как философский общенаучный принцип является отражением объектов в сознании человека и представляет собой методологическое учение о законах развития природного и духовного, материального и идеального. Диалектический подход к исследованию коммуникации позволяет обосновать взаимодействие социальных, экономических, политических, духовных, правовых ее факторов как причинно-следственные отношения, отражающие реальную действительность. Противоположные процессы расширения возможностей для общения с изобретением все новых средств коммуникации и в то же время ограничение личной свободы, возможности контролировать с их помощью каждый поступок человека, могут трактоваться как развитие через единство и борьбу противоположностей. Быстрый характер видоизменений коммуникативных технологий находит свое обоснование в постоянном противоречии между сущностью и явлением, в конечном счете — в асимметрии между его содержанием и формой. Стратификационная и ситуативная вариативность коммуникации является отражением объективного и субъективного в оценке действительности. Опыт и факты являются источником, основой познания феномена коммуникации, а ее прикладной аспект, практика репрезентации являются критерием истинности используемой теоретической модели.

Несмотря на большой объяснительный потенциал диалектики как общенаучного принципа и метода познания, из этого не следует, что она может заместить частные научные методы, связанные со спецификой исследуемой области. Диалектика проявляется в них и реализуется через них согласно требованиям преемственности и непротиворечивости в методологии.

Метафизика представляет собой учение о сверхчувственных принципах и началах бытия. Метафизический подход предполагает изучение таких особенностей явления, которые недоступны обычным методам — в познании коммуникации такой стороной выступает субъективная обусловленность ее проявлений, определенная конспиративность коммуникативного влияния.

Феноменология, по Э. Гуссерлю, ставит задачу — направить внимание исследователя на «чистую» структуру сознания. Первый этап «эйдетической редукции» — «заключение в скобки» реального мира и знания о нем, т.е. не отрицание мира, но «воздержание» (ероске) от всяких суждений о мире. Тем самым осуществляется переход от «естественной установки» к выделению сознания как единственного объекта анализа. Второй этап феноменологической редукции — «заключение в скобки» суждений обычного человека о сознании, духовных процессах. Особенно значимо здесь понятие интенционалъности сознания, его направленности на объект как основной характеристики. Это не реальная связь субъекта и объекта, но задание смысла объекта, преодоление разобщенности чувственного и рационального, субъективного и объективного, индивидуального и надындивидуального.

Таким образом, данный метод включает совокупность приемов выяснения смыслов и значений коммуникации в духовном взаимодействии людей по конструированию своего социального мира. Он соотносит мотивы, представления, идеи, цели практически действующих субъектов коммуникации и тем самым достигает понимания смысловой связи их поведения, помогает обнаружить формальные структуры их взаимоотношений, субъективные факторы воздействия коммуникации на современное общество.

Герменевтика тесно связана с феноменологией и применяется в целях не беспристрастного описания, а достижения понимания и интерпретации смыслов проявлений коммуникации. В ней используются приемы истолкования текстов, создаваемых социальными акторами и вообще объективированного феномена коммуникации, который можно в определенном смысле воспринимать как текст.

Для герменевтического подхода характерна фокусировка на языке как носителе сведений, значений, смысл в нем схватывается через многосторонний анализ средств выражения: речь, беседа, символические действия, социальные артефакты. По мнению П. Рикера семантическим ядром всякой герменевтики является «...определенная конструкция смысла, которую можно было бы назвать двусмысленной или многосмысленной»[2]. Поэтому существующие противоречия воспринимаются как источники смысла. Значение любого события или явления зависит от контекста — от всей совокупности его актуальных и потенциальных связей.

Различие объяснения и понимания и, соответственно, методов того и другого относительно; они взаимосвязаны: объяснение способствует пониманию, а понимание является одной из предпосылок объяснения исследуемой реальности — коммуникации.

Экзистенциализм (от лат. exsistentia — существование) рассматривает человека как уникальное духовное существо, способное к выбору собственной судьбы, он обретает свою сущность в процессе своего существования. По мнению экзистенциалистов, основной недостаток рационального мышления состоит в том, что оно оперирует схемой противоположности субъекта и объекта. В результате этого вся деятельность человека предстает перед рационалистом как объект научного исследования и практического манипулирования, в силу чего такой подход носит «безликий» характер. Экзистенциализм, напротив, должен выступить как противоположность вне личностной, объективной научной мысли. Вообще, экзистенциализм возник как попытка создания нового мировоззрения. Предметом осмысления должно стать бытие, которое постигается не опосредованно (через рассудочное мышление), а лишь непосредственно, открываясь человеку через его собственное существование, то есть через экзистенцию.

Экзистенциализм выдвигает метод непосредственного, интуитивного постижения реальности. В экзистенциализме уникальный внутренний мир человека раскрывается через понятие экзистенции, которая позволяет рассматривать человека как уникальное существо, обладающее неповторимым жизненным опытом. Этот неповторимый коммуникативный опыт человека каждый момент времени наполняется все новыми и новыми смыслами.

3. Конкретные методы исследования составляют третий уровень методологии, понимаемой в широком смысле. Они определяются характером фактического материала, условиями и целью исследования. Так контент-анализ (от англ. — contentsсодержание) позволяет дать интерпретацию содержания информации о явлении через количественные показатели. Главным здесь является раскрытие латентного, скрытого содержания коммуникации через изучение реальных данных из обширного текстового массива как источника информации. Появляется возможность выявить тенденции социальной действительности, в которой существует коммуникация. С помощью контент-анализа сделаны попытки установить скрытые мотивы субъектов коммуникации и даже социальные характеристики массового сознания людей в обществе как объекта воздействия коммуникаций.

Ивент-анализ (англ, event — событие) или метод анализа событийных данных направлен на обработку публичной информации, показывающий, «кто говорит или делает, что, по отношению к кому и когда». Ивент-анализ появился как ответ на вызовы и угрозы середины 60-х годов XX века. Американский исследователь Ч. Тилли обратил внимание на частоту и уровень интенсивности разного рода событий, которые в итоге формируют взаимодействие сторон в рамках конкретной ситуации. В этой связи источники информации стали обрабатываться под углом зрения четкой классификации акций и их временной последовательности. Методика ивент-анализа имеет широкие области применения — изучение конкретных коммуникативных событий в самых разных общественных сферах.

Кроме того, здесь можно выделить на основе двух признаков: цели и способа реализации следующие типы методов.

По первому признаку выделяются так называемые первичные методы, используемые с целью сбора материала — изучение источников, наблюдение и т.п.

Вторичные методы используются с целью обработки и анализа полученных данных — количественный и качественный анализ данных, их систематизация и т.п.

Третий тип представлен верификационными методами и приемами, позволяющими проверить полученные результаты. По сути дела они сводятся также к качественному и количественному анализу данных на основе измерения соотнесенности постоянных и переменных факторов.

Взаимосвязь и взаимодействие общенаучных принципов, частнонаучных методов и конкретных, специализированных методов в изучении коммуникации можно определить как диалектику общего, особенного и единичного. Все три уровня методологии формируют ее преемственность, непротиворечивость и объяснительную силу.

Для выяснения сущности коммуникации следует использовать также комплексные методологические подходы, которые интегрируют многие частные приемы. По Э.М. Мирскому комплексные проблемы в большинстве случаев вырастают из практических областей и первоначально формулируются языком практики, а не одной из кажущихся уместными научных дисциплин, ибо в языке каждой из таких дисциплин будет высвечен лишь один из частных аспектов проблемы, а остальное содержание будет утеряно. Исследования комплексных проблем с применением метапозиционного подхода обычно называют междисциплинарными, а создание методологических средств междисциплинарных исследований соответственно именуется междисциплинарной методологией[3].

Междисциплинарная методология является технологией, «сплачивающей» и соорганизующей исследователей различных научных направлений — полагает методолог В.Г. Марача. Построив в опоре на аппараты подходящих междисциплинарных методологий первый набросок общей карты проблемно-тематического поля, мы сможем далее фокусировать внимание уже на отдельных ее фрагментах и ставить задачи на проведение уже собственно научных исследований по отдельным темам. Карта проблемно-тематического поля выступает наиболее общим модельным изображением изучаемой области и одновременно инструментом соорганизации исследователей, при этом она будучи модельным изображением изучаемого предмета, выступает и план-картой не только систематизируя уже поставленные проблемы, но и порождая ряд новых проблем, что отражается на сетке исследовательских направлений[4].

Системный (системно-структурный) подход предполагает определенное строение элементов — структуру, а структура предполагает наличие типовых отношений между элементами. Его реализация представляет некоторую сложность этого принципа. В данном случае трудности связаны с разнородностью категорий и типов системных отношений между современным обществом и коммуникацией. Ведь реализация принципа системности предполагает не простую упорядоченность единиц или систематизацию категорий, но обоснование типов системных отношений на базе общих или хотя бы соотносимых признаков. Для системного изучения коммуникации является необходимым выделение таких оснований, так ими могут служить признаки социальной стратификации субъектов и объектов коммуникации, что позволяет обосновать ее уровневую структуру. Конкретным результатом изучения данного феномена должно стать выделение на основе взаимодействия различных социальных факторов в содержательном и формальном планах социально значимых категорий коммуникации, представленных четырьмя типами: организационным, ситуативным, оценочным и функциональным. Эти доминанты могут служить основанием для углубленного изучения коммуникации в системном плане.

Каузальный анализ имеет в виду изучение причинно-следственных отношений, выявление причин возникновения и эволюции коммуникации. Согласно принципам этого анализа, главным вопросом которого является «почему?», коммуникация не может быть постигнута лишь из сама себя. Причинное объяснение предоставляет исследователю преимущественную позицию в отношении определения конструктов, выделении причинных связей и в проверке причинных гипотез. В перспективе исследователь должен адекватно описать изучаемый им коммуникативный мир.

Исторический подход, исходя из единства исторического и логического, использует в качестве инструмента познания логику истории, которая позволяет понять современное состояние объекта как нечто ставшее и вместе с тем дает руководство к правильному осмыслению событий и фактов прошлого. Историзм может выступать в нескольких разновидностях. Генетический подход подразумевает выведение последующих этапов развития коммуникации из начальной фазы. В ходе этой процедуры важное значение имеет отыскание промежуточных звеньев в цепи эволюции коммуникации. С другой стороны, чем дальше в глубь веков направляет свой поиск исследователь, тем меньше в его распоряжении фактического материала. В этом случае историзм предстает в форме актуализма: поскольку современное состояние всякого явления, в том числе и коммуникации, есть итог его видоизменения, изучение этого состояния позволяет создать теоретическую модель, которая поможет охарактеризовать явление коммуникации в его предшествующих фазах, в том числе и начальных. Для исторического развития социальных явлений характерна определенная цикличность, реализуемая по спирали, предполагающей прохождение незамкнутых витков и поэтому бесконечно развивающейся. Знание этих циклов имеет объяснительную силу при обосновании и прогнозировании новых коммуникативных тенденций.

Деятельностный подход, в более узком понимании — функциональный, реализуется в обществе как системном образовании. Несмотря на ряд недостатков этого принципа, в частности, внеисторическое рассмотрение общества, идеологическую ориентированность общества без учета динамики его развития, этот метод помогает выявить и понять функции коммуникации, как целенаправленной деятельности. Важность деятельностного принципа состоит в том, что он непосредственно связан с прагматическим и прикладным аспектами коммуникации, с ее основными функциями воздействия на общество.

Структурно-функциональный анализ опирается на мнение, что общество, будучи целостной социальной системой, вместе со своими подсистемами состоит, в конечном счете, из миллионов индивидов, совершающих свои действия не просто как ответ на реакцию социальной среды, но и в соответствии с определенной программой. Социальные действия индивида, которого Т. Парсонс называет актером или актором, предполагают достижение какой-либо цели. В обществе имеются правила (нормы, ценности), которыми «актер» должен руководствоваться как своего рода сценарием или планом действий[5]. Отсюда следует, что характер и качество коммуникации тесно связаны с системой ценностей данного общества.

Следует признать, что вышеприведенными научными способами и принципами не исчерпывается методология исследования коммуникации. Эффективность или сила того или иного метода обусловлена, прежде всего содержательностью, глубиной и фундаментальностью теории, которая как бы «сжимается в метод». В свою очередь, «метод расширяется в систему» — используется для дальнейшего развития научного знания, углубления теоретического знания о коммуникации как системы, а также его материализации и объективизации в практике.

  • [1] Гейзенберг В. Физика и философия: Часть и целое. М., 1989. С. 85.
  • [2] Рикер П. Конфликт интерпретаций. М., 1995. С. 17.
  • [3] См.: Мирский ЭМ. Междисциплинарные исследования как объект науковедческогоизучения // Системные исследования. М., 1972. С. 11.
  • [4] См.: Марача В.Г. Набросок научно-исследовательской программы в области «прагматики культуры» // Культуротехнический альманах Архэ. 2004. № 5. С. 187—201.
  • [5] См.: Парсонс Т. Общетеоретические проблемы социологии // Социология сегодня:Проблемы и перспективы. М., 1965. С. 30.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >