Инновационные проекты как объекты государственного и корпоративного регулятивного управления

Система управления инновационной деятельностью экономических субъектов состоит из двух подсистем: управляющей (субъект управления) и управляемой (объект управления). Связь субъекта управления с объектом управления осуществляется посредством информационных потоков. Под информационным потоком, олицетворяющим «движение» информации, следует понимать сбор, систематизацию, переработку, передачу информации для контроля за результативностью использования данных для воздействия субъекта управления на управляемый объект (инновационный проект в целом, затраты на его поэтапную реализацию или оценка результатов).

Проект - это комплексное, неповторяющееся мероприятие, предполагающее внедрение нового, ограниченное по времени, бюджету, ресурсам, а также чёткими указаниями по выполнению, разработанными под потребности заказчика. Инновационный проект - намечаемый к планомерному осуществлению, объединённый единой целью и приуроченный к определённому времени комплекс работ и мероприятий по созданию, производству и продвижению на рынок новых высокотехнологичных продуктов с указанием исполнителей, используемых ресурсов и их источников. Инновационная программа - это комплекс взаимосвязанных инновационных проектов и проектов поддержки инновационной деятельности [Управление качеством [Эл. ресурс] / под ред. С.Д. Ильенковой. - М.: ЮНИТИ, 2009. - 352 с. - URL: http ://victor61058. narod.ru/part_4/4-1 .html].

В настоящее время имеется достаточно полно разработанная теория управления проектами. ( Приложения 2, 3) Более того, разработан международный стандарт по управлению проектами - ANSI PMI РМВОК GUIDE 2000 (Свод знаний по управлению проектами). Единого определения понятия «управление проектом» официально не существует. Вот несколько определений. Управление проектом (УП; project management, PM) - это искусство руководства и координации людских и материальных ресурсов на протяжении жизненного цикла проекта путём применения современных методов и техники управления для достижения определённых в проекте результатов по составу и объёму работ, стоимости, времени, качеству и удовлетворению участников проекта (США, Свод знаний по управлению проектами (PMI)). Управление проектами - это управленческая задача по завершению проекта в срок, в рамках установленного бюджета и в соответствии с техническими спецификациями и требованиями. Проект-менеджер является ответственным за достижение этих результатов (Английская ассоциация проект-менеджеров). Управление проектом - это единство управленческих задач, организации, техники и средств для реализации проекта (Германия - DIN 69901) [Портал дистанционного консультирования малого предпринимательства. - URL : //

http://eup.ru/Documents/2002003-03-03/15BC2.asp. Оценка инновационных проектов и программ: Учебное пособие. Е.В. Быковская, В.Л. Пархоменко, Л.В. Минько, Г.М. Золотарёва, Е.М. Королькова. Утверждено Учёным советом университета в качестве учебного пособия для бакалавров дневного отделения по направлениям «Менеджмент», «Экономика» и студентов специальностей «Менеджмент организации», «Бухгалтерский учёт, анализ и аудит». - Тамбов. Издательство ФГБОУ ВПО«ТГТУ». 2012].

Кроме того, в экономической теории и теории управления давно адаптировано понятие «проектное финансирование» и созданы удачно функционирующие механизмы управления финансовыми потоками. На наш взгляд, уместно практиковать и понятие «инновационно-проектное управления», формализация которого будет сведена к характеристикам отличительных свойств инновационного проекта, принципам и методам его управления, методологии информационного обеспечения управленческих задач.

Поддерживая мнение И. Асадуллина, А. Терзи, А. Егорова о содержании информационной модели управления инновационными проектами, представим разработанную этими учеными блок-схему, в которой даны связи заказчика и исполнителя инновационного проекта. Единственное, что можно добавить в состав блоков данной модели. Так это более детальная расшифровка блока «Планирование проекта», в котором должны выделяться взаимосвязанные блоки информационного обеспечения (учет, анализ, контроль и отчетность).

По справедливому замечанию член-корреспондента РАН Н.И. Ивановой, «ключевыми проблемами для инновационного развития страны являются «проблемы соотношения мер прямого регулирования, прежде всего, в форме бюджетных субсидий, и системы стимулов, создающих благоприятные условия для деятельности предпринимателей, реализующих сложные высоко рискованные инвестиционные проекты» [Иванова Н.И. Бумажный тигр (о проекте МЭР «Инновационная Россия-2020») // Инновации № 2, 2011. - с. 4-5.

Система моделирования Business Studio (система BS). Информационная модель управления инновационными проектами8

Рис. 2.1. Система моделирования Business Studio (система BS). Информационная модель управления инновационными проектами8.

В одной из статей, опубликованных на сайте Открытого правительства РФ [Источник: http://open.gov.ru/events/5515063.

13.04.2016 г.], подчеркнуто, что «для эффективного управления инновациями нужна комплексная концепция». Такая концепция реализуется, например, в госкорпорации Росатом. «За период с 2009 по 2016 год госкорпорация Росатом увеличила объём инвестиций в своё инновационное развитие только по линии финансирования научно- исследовательских и опытно-конструкторских работ с 0,5% от ежегодной выручки до 4,5%. за это время вложения госкорпорации в фундаментальную и прикладную науку, в управление знаниями и в инновационное развитие увеличились более чем в 10 раз». По словам М. Абызова[1] [2], «таких результатов невозможно достичь без внедрения целостной цепочки инновационного развития, начиная от вопросов подготовки персонала по управлению знаниями и заканчивая финансированием фундаментальных исследований. Зачастую многие государственные компании считают, что вложение в инновации - это приобретение инновационных продуктов и финансирование научно-исследовательских работ, которые потом можно в автоматическом режиме превратить в защищённые патенты. Но это ошибочное мнение, поскольку целостный подход ко всей цепочке управления инновациями может давать реальный результат. Инновации - это не приобретённая продукция и даже не произведённый продукт. Инновации - это, в первую очередь, управление людьми. Это вопрос системной концепции управления знаниями, к управлению талантами, которые формируют инновации, - она является приоритетной» [там же]. Следовательно, под «комплексной концепцией управления инновациями» подразумевается, так называемая, «целостная цепочка», в которой, как и у многих экспертов, не нашлось места учетно-аналитической и контрольной системе. Даже характеризуя «инфраструктуру управления знаниями, созданную за последние 5 лет в Росатоме, М. Абызов указывает на их весьма расплывчатый базис - «правильные информационные системы, правильные административные и бизнес-регламенты, который позволяет формировать по задачам и приоритетам, стоящими перед компанией, и позволяет в гибком формате пользоваться всем массивом знаний для достижения наилучшего результата. Именно такая комплексная концепция должна стать эталоном для других компаний с государственным участием, в том числе при разработке программ инновационного развития» [там же]. Из сказанного сложно уяснить суть «правильных информационных систем, правильных административных и бизнес- регламентов, равно как и то, что включает понятие «информационные системы».

С декабря 2015 г. начал отсчет «новый этап работы с программами инновационного развития госкомпаний, предусматривающий их актуализацию и внедрение более эффективной системы оценки реализации с вовлечением в процесс экспертного сообщества. Методическая база для актуализации программ уже разработана Минэкономразвития совместно с Экспертным советом при Правительстве РФ и институтами инновационного развития. При этом в состав КПЭ госкомпаний на 2016 г, должен быть включён ключевой показатель эффективности инновационной деятельности. Показатели инновационной деятельности будут учитываться и при определении вознаграждения руководства организаций. В состав КПЭ, которые применяются для мотивации топ- менеджмента, будут включены инновационные КПЭ с довольно большим весом - 20-25%» [там же].

Как известно, КПЭ рассчитываются, прежде всего, на основе учетно-контрольной и аналитической информации. Однако, по словам М. Абызова, «экспертиза программ инновационного развития шести компаний показала, что выполнение ПИР остаётся достаточно формальным, а оценить эффект от потраченных на инновации средств невозможно из-за отсутствия увязки целей, мероприятий и КПЭ программ со стратегиями компаний и между собой. Кроме того, эксперты пришли к выводу, что инновационный блок в компаниях изолирован от остальной деятельности».

Согласно Стратегии инновационного развития экономики России министерствам и ведомствам было поручено представить в Минэкономразвития предложения по составу, методике расчёта и целевым значениям на 2016 г. ключевых показателей эффективности инновационной деятельности компаний с государственным участием. При анализе ДПР[3] необходимо уделять особое внимание заложенным в них показателям инновационной деятельности, характеристика главных из них будет дана в главе монографии.

Как заключает профессор Понкин И.В.[4], «прошло 3,5 года с момента утверждения Стратегии инновационного развития РФ на период до 2020 г.[5], что, само по себе, актуализирует вопрос о некотором подведении итогов действия этого документа. Заложенная в указанном документе парадигма предопределила разработку и утверждение куста значимых доктринально-концептуальных документов на федеральном уровне в РФ. В частности, укажем План реализации в 2015-2016 гг. этой Стратегии. Никаких ощутимых последствий принятия данного акта, если не считать таковыми просто распределенные деньги и проведенные конференции, объективно не произошло, что даёт основания обратиться к анализу непосредственно текста рассматриваемого документа. Анализ Стратегии инновационного развития РФ на период до 2020 г. позволяет выявить следующие существенные недостатки данного документа:

  • 1) полное отрицание и, как следствие, игнорирование каких бы то ни было нравственно-этических, в том числе биомедицинских, ограничений «инноваций» и критически высокая семантическая размытость понятия «инновации»;
  • 2) отсутствие должных механизмов целеполагания и аудита в государственной поддержке инноваций и инновационного развития;
  • 3) ошибочность и неадекватность базовых критериев качества науки, научной деятельности и научных достижений;
  • 4) существенные недостатки Стратегии инновационного развития РФ на период до 2020 г. в отношении инноваций в сфере образования.

Этот ученый справедливо полагает, что «столь же ущербна и задача «адаптации системы образования с целью формирования у населения с детства необходимых для инновационного общества и инновационной экономики знаний, компетенций, навыков и моделей поведения» (раздел IV.2). Без внятного истолкования содержания понятия «инновационное общество» (и сегодняшнее общество является инновационным в сравнении не только с прошлый веком, но даже с прошлым десятилетием) эти задачи являются фиктивными; кроме того утверждение о мнимой повальной надобности навыков лавочников всему населению с детства мы уже сказали выше» [Понкин И. Анализ выявляет существенные недостатки данного документа...» // Известия науки 4.08.2015].

Формами государственной поддержки инновационной деятельности признано предоставление льгот по уплате налогов, сборов, таможенных платежей, а также образовательных услуг, консультационной поддержки, содействия в формировании проектной документации, финансового обеспечения. В последнем случае имеются в виду субсидии, гранты, кредиты, займы, гарантии, взносы в уставный капитал. Кроме того, к формам господдержки относится реализация целевых программ, подпрограмм и проведение мероприятий в рамках государственных программ РФ, поддержка экспорта, обеспечение инфраструктуры. В документе (проект 2011г. ФЗ № 50818-5 «О внесении изменений в ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике») также определен порядок оценки эффективности расходования бюджетных средств, направляемых на господдержку инновационной деятельности. В частности, зафиксировано положение о том, что при оценке «учитывается высокорисковый характер инновационной деятельности, неопределенность рыночных и технологических перспектив инновационных проектов, которые могут повлечь, в том числе, потерю финансовых и иных ресурсов».

Докторами наук Дроздовой А.М.[6] и Станкевич Г.В.[7] поднята важная проблема соотношения с правовой позиции норм налогового и бухгалтерского учета [Дроздова А.М., Станкевич Г.В. Налоговый и бухгалтерский учет: проблемы правоприменения // КиберЛенин- ка: https://cyberleninka.ru. 2013]. Особенно остро эта проблема стоит перед экономическими субъектами, разрабатывающими инновационные проекты или участвующие в освоении финансовых ресурсов по государственным инновационным программам. Дело в том, что многие отличия норм налогового и бухгалтерского учета не имеют под собой объективной экономической обоснованности. В частности, это касается оценочных расчетов незавершенного производства, удельный вес которого у инноваторов во много раз превосходит долю в обычных производствах в силу длительности создания инновационного продукта.

Относительно правомерности введения налогового учета научные споры ведутся с момента озвучивания норм главы 25 НК РФ, одни специалисты считают эту сферу расчетов налоговой базы учетом, а другие - нет. Официальное определение этой сферы расчетов дано только применительно к исчислению налоговой базы по налогу на прибыль (ст. 313 НК РФ), что ставит под сомнение системность. Иными словами, полноправным учетом может считаться только система действий, охватывающих хозяйственные факты с момента их документирования и вплоть до составления специализированной отчетности. В основу таких действий заложены научно обоснованные принципы, проведенные временем на объективность и существенность. Всего этого нет у так называемого налогового учета. Это вопрос теории, в котором продолжают разбираться специалисты, но его нерешенность негативно сказывается, как говорилось выше, на учетной практике и, прежде всего, признания расходов на разработку инновационные проектов.

Как полагают специалисты, «на практике сосуществование двух означенных видов учета представляется маловероятным, поскольку вести две учетные системы не в состоянии ни одно предприятие, поэтому отдаётся предпочтение именно налоговому учету в ущерб учету традиционному, бухгалтерскому. Такая ситуация тем более закрепляется угрозой санкций против нарушителей законодательства о налогах и сборах, тогда как отказ вести бухучет вовсе не означает отказ вести бухгалтерию (при наличии налогового учета) и потому не влечет решительно никаких взысканий. По мере роста успехов управленческого учета становится очевидным, что если компании и решатся внедрить две системы учета одновременно, то вторым после налогового будет именно учет управленческий» [Бакаев А.С. О налоговом учете и базе исчисления данных для налога на прибыль // Бухгалтерский учет № 13,

2002; Бердышев С. Н. Налоговое право для бухгалтера. - М.: ГроссМе- диа, 2009. - 235 с.; Дроздова А.М., Станкевич Г.В. Налоговый и бухгалтерский учет: проблемы правоприменения // КиберЛенин- ка: https://cyberleninka.ru. 2013; Комарницкая Ж.Р. «Путаница» в видах учетах - потери в бизнесе // Налоговые споры № 17, 2016, с. 8-14]. Утверждение Дроздовой А.М. и Станкевич Г.В. о том, что «вторым после налогового будет именно учет управленческий» представляется нам весьма спорным, поскольку и такой учет как представитель ВИДА учетных действий также является всего лишь сферой модификации информации, зафиксированной традиционным бухгалтерским учетом. По большому счету, учет как совокупность действий, формирующих нужный массив информации для управления бизнес-процессами, единая информационная система и делить её на разные подвиды и подсистемы нет объективной необходимости. Потребность имеется в разработке методов учета, ориентирующих суть информационного потока на информационные запросы менеджмента, инвесторов, собственников, государственных регулятивных институтов и ведомств и других заинтересованных лиц. Следовательно, различаться должны методы учета, но не его сущностная основа. Изменение в сторону максимального приближения методов оценки незавершенного производства решит вопрос оптимизации расходов на инновационные проекта с длительным сроком исполнения. Совершенно правы специалисты, что «глубокое отличие налогового учета от системы бухгалтерского учета заключается в том, что показатели налогового учета не демонстрируют реальные финансово-экономические показатели деятельности хозяйствующего субъекта, а отражают властное предписание государства, относительно порядка учета доходов и расходов, а также порядка формирования налогооблагаемой базы» [там же].

Можно предположить, что в новых условиях формирования информации для целей управления инновационным развитием экономических субъектов ученые придут к однозначному мнению о том, что консолидация принципов и правил собственно бухгалтерского учета, его трансформаций, внутрикорпоративного контроль-анализа создаст условия для развития нового фундаментального образования «Система учетно-аналитического и контрольного обеспечения управления инновационным развитием экономического субъекта». Для этого потребуются новые концепции о принципах, правилах, методах функционирования этой системы в конкретном пространстве и времени.

Профессор Кокин А.С., акцентируя внимание на недостатках государственной инновационной политики в сфере развития малого инновационного бизнеса, особо подчеркивает то, что «современная действительность наглядно демонстрирует разрыв между декларируемой Правительством РФ политикой инновационного развития и конкретными результатами в этой области. Государственная активность в инновационной сфере наблюдается уже более Шлет, однако конкретных прорывных результатов так и не достигнуто. Что свидетельствует об оторванности существующих программ и мер поддержки от интересов и желаний непосредственно самого российского инновационного бизнеса. Одной из возможных причин является «вымывание» научного сообщества как класса, о чем говорит снижение индекса цитирования и низкое количество патентных заявок в Триадной патентной семье (патентные изобретения, зарегистрированные Бюро патентов и торговых марок США, Европейским патентным бюро и Японским патентным бюро) [Кокин А.С., Суевалова М.А. Недостатки государственной инновационной политики в сфере развития малого инновационного бизнеса // Издательство «АНАЛИТИКА РОДИС» ( Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script ) http://publishing-vak.ruj.

В действительности существует множество регулятивных мер в отношении активизации инновационной деятельности, применение которых требует выработки принципов их объединения в единую систему воздействия. Пока же эти меры применяются поодиночке или в несочетаемом конгломерате. Это касается, прежде всего, мер государственного регулирования инновационной деятельности экономических субъектов.

По мнению специалистов, «органы власти могут обеспечивать создание залоговых фондов для стимулирования инвестиций, долевое участие государственного капитала в создании инновационной инфраструктуры и реализации инновационных проектов в рамках государственно-частного партнерства[8]» [Миндели Л.Э., Черных С.И. Финансово-экономические аспекты инновационного развития // Инновации № 9 (155), сентябрь, 2011]. Опять-таки реализации этих мер требует специализированной информации и, прежде всего, в рамках учетноаналитической и контрольной системы.

Следует поддержать авторитетное мнение профессоров Л.Э. Миндели[9], С.И. Черных[10] [11] «переход российской экономики на траекторию устойчивого экономического роста возможен только в рамках инновационной модели развития, которая уже стала свершившимся фактом для многих зарубежных стран. Непрерывный процесс инновационного обновления в этих странах оказывает позитивное воздействие на динамику и качество экономического роста, растущую эффективность и конкурентоспособность национальной экономики, улучшение социально-экономического благосостояния населения. За счет инноваций обеспечивается до 85 % прироста валового внутреннего продукта, а на долю самых динамичных из них - США, Японии и Германии, вместе взятых, приходится сегодня 43 % глобального ВВП (в текущих долларовых ценах). России нужна стратегия инновационного развития, основанная на системе финансово-экономических механизмов, способных вызвать мультипликативный инновационный эффект на общенациональном уровне» [Миндели Л.Э., Черных С.И. Финансово- экономические аспекты инновационного развития // Инновации № 9 (155), сентябрь, 2011]. Однако суть такой системы, представляемых ими в форме финансово-экономического механизма эти ученые не раскрывают. Можно предположить, что в состав такого механизма входят субсидии из средств федерального бюджета на покрытие затрат инновационной деятельности экономических субъектов, налоговые льготы под их инновационные проекты. И то, и другое укладывается в понятие «стимулы инноваций». Для практической реализации таких стимулов компании, осваивающие инновационные проекты, должны вести раздельный учет затрат и результатов с тем, что подать заявки на компенсацию части, так называемых «инновационных затрат». В настоящее время таких положений бухгалтерского учета, регламентирующих раздельный учета затрат и результатов по инновационным проектам не существует, кроме учета затрат на НИОКР и отдельных видов ОТиКР1 .

Базовым принципом оценки инновационного проекта является достижение сопоставимость экономической выгоды от его завершения и затрат. Затраты на разработку и внедрение инновационного проекта включают, как правило, затраты на НИОКР (если они ведутся силами специалистов компании), затраты на создание опытного образца, капитальных вложений в производственные мощности, затраты на подготовку производства для серийного выпуска инновационного продукта и стартовые затраты для его вывода на рынок. Вместе с тем, инновации могут приносить и другие выгоды - институциональные, политические и идеологические, что в современной мировой обстановке более чем важно.

«Решение задач модернизации экономики с одновременным обеспечением устойчивого повышения стоимости компаний, выражающей интегральную оценку результата деятельности в условиях конкуренции на глобальных рынках, имеет важное народнохозяйственное значение. Для их решения необходимы теоретическое осмысление и разработка методологии управления стоимостью компании, соответствующих требованиям перехода к инновационной экономике, для которой характерны возросший динамизм деловой среды, быстрое обновление всех элементов производства, многополюсность интересов стейкхолдеров, повышенная неопределенность» [Ивашковская И.В. Система интегрированного управления стоимостью компании / Авто- реф. дисс на соиск. уч. степ, д.э.н. по спец. 08.00.05 -Экономика и управление народным хозяйством: экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами (промышленность); 08.00.10 — Финансы, денежное обращение и кредит. - М., 2010J.

В вопросах определения экономического эффекта и выбора наиболее предпочтительных вариантов реализации инновационного проекта требуется, с одной стороны, превышения конечных результатов (экономической выгоды) от их использования над затратами на разработку, изготовление и реализацию, а с другой - сопоставления полученных при этом результатов с результатами от применения других аналогичных по назначению вариантов инновационных решений.

Как полагают эксперты-аналитики, «денежные потоки компании, в том числе и при реализации проекта, должны оцениваться с максимально возможной точностью. Такой анализ может выявить следующее:

  • • максимальное значение отрицательного денежного потока не превышает финансовых ресурсов фирмы. В этом случае финансовые ограничения будут слабо влиять на выбор проекта;
  • • требуемые финансовые ресурсы достигли предела ожидаемого наличия средств. Риск нехватки средств возрастает, и надо пересмотреть график разработки, передвинуть максимум затрат во времени или разработать чрезвычайный план пополнения финансовых ресурсов;
  • • потребности в фондах могут превзойти их вероятное наличие. Проект может быть прекращен или может быть использовано лицензирование, совместная разработка с другими фирмами» [Эффективность инновационного проекта. Выбор альтернатив: источник - Источник: http://www.technopark.by/business/209.htmlj.

Руководитель комиссии по координации деятельности «Открытого правительства» М. Абызов продолжает считать, что выполнение инновационных программ «остаётся формальным, а оценить эффект от потраченных средств невозможно из-за отсутствия увязки целей, мероприятий и KPI программ со стратегиями компаний и между собой. Интегральный ключевой показатель эффективности инновационной деятельности был включен в состав КР1 долгосрочных программ развития компаний (ДПР). Кроме того, специальная рабочая группа рекомендовала правительству увязать программы инновационного развития с долгосрочными технологическими тенденциями, формировать планы на перспективу с учетом возможности диверсификации бизнеса, уделить внимание коммерциализации решений и наращиванию экспорта гражданской продукции. В наибольшей степени этим рекомендациям соответствуют пока только программы Росатома и Аэрофлота, констатировали эксперты» [Источник: http://www.up-pro.ru/library/innovations/ management/innovacii-rossiya.htmlj.

Таким образом, несмотря на усилия правительственных структур и самих корпоративных инноваторов не удалось сформировать устойчивую систему связи между научной идеей и её воплощением на практике. Причина в отсутствии творческих договоров между научными организациями, ВУЗами и корпоративными инноваторами, под которые в законодательном порядке были бы определены разные формы стимулов (налоговые, государственные гарантии, льготное банковское кредитование и др.).

  • [1] [Источник: И. Асадуллин, А. Терзи, А. Егорова. Управление инновационной деятельностью - из материалов журнала «Консультант» № 11, 2015.—http://www.businessstudio.rul
  • [2] Абызов М. - министр РФ по вопросам Открытого правительства.
  • [3] I ДПР - долгосрочные программы развития компаний с государственным участием.
  • [4] И.В. Понкин - доктор юридических наук, профессор.
  • [5] Об утверждении Стратегии инновационного развития РФ на период до 2020 года: распоряжение Правительства РФ от 8.12.2011 г. № 2227-р. О внесении уточнений в документ - Стратегия инновационного развития РФ на период до 2020 года, утв. Распоряжением Правительства РФ от 6.03.2015 г.
  • [6] Дроздова А.М., д.юр.н., профессор, профессор кафедры конституционного имеждународного права ЮИ СКФУ.
  • [7] Станкевич Г.В., д.полит.н., кандидат юр. наук, доцент, доцент кафедры административногои финансового права ЮИ СКФУ.
  • [8] «Минэкономразвития России с 2006 г. реализует Программу создания региональных фондов поручительств (гарантийных фондов) по обязательствам субъектов малого и среднегопредпринимательства. В субфедерациях действуют в рамках этой программы 72 гарантийныхфонда с общей капитализацией на начало 2010 г. около 21 млрд руб. В 2010 г. на заседанияхконкурсной комиссии признаны победителями заявки от 33 регионов на общую сумму 2277,535 млн руб., из них соглашения заключены и профинансированы в размере 1861,519 млн руб., в свою очередь из средств региональных бюджетов было перечислено всоответствующие гарантийные фонды 800 млн руб. По итогам 2010 г. общая капитализациягарантийных фондов - не менее 24,6 млрд руб.»
  • [9] Л.Э. Миндели, директор Института проблем развития науки РАН, д.э.н., профессор, заслуженный деятель науки.
  • [10] С.И. Черных, д.э.н., профессор зав. сектором исследований финансового обеспечения наукиИнститута проблем развития науки РАН.
  • [11] ПБУ 17/02 «Учет расходов НИОКР и ТР».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >