Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политика
Посмотреть оригинал

СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА: СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ

ВНЕШНИЕ УСЛОВИЯ СОВРЕМЕННОГО СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ

В современных условиях устойчивое социальное развитие страны, ее регионов выступает одним из основных условий и показателей качества жизни конкретного общества[1]. Достижение желаемого положения, при котором каждый человек удовлетворяет свои основные материальные потребности и имеет равные возможности для реализации своего творческого потенциала, во многом связано со способами и перспективами решения социальных задач общества.

Задачи социального развития России не могут решаться в отрыве от социальной ситуации в мире. Более того, по мере встраивания нашего государства в мировые институты, организации и отношения перспективы такого развития все в большей степени зависят от внешних условий.

Деятельность Организации Объединенных Наций (ООН) в социальной сфере все более ассоциируется с подходом, в основе которого «ориентация на человека», когда личности, семьи и общины ставятся в центр стратегий развития. В последние годы ООП уделяет особое внимание социальному развитию отчасти из-за того, что в международных делах вновь возобладали экономические и политические проблемы, причем иногда за счет таких социальных сфер, как здравоохранение, образование и народонаселение, или отдельных социальных групп, в частности женщин, детей и престарелых.

По мнению ведущих отечественных ученых, современный цивилизованный мир сталкивается с тотальной индивидуализацией форм воспроизводства феноменов жизнедеятельности, нарушением сложившихся пропорций между сферами, формами, методами самореализации.

Существенными признаками современности являются: тенденция перманентной аномии и девиации; духовный релятивизм; минимизация участия человека и духовной жизни в социально-гуманитарной деятельности; вытеснение проблем смысла социального бытия на дальнюю периферию сознания субъекта, все более занятого внешней регионально-предпринимательской, рыночной активностью.

Требует глубокого, комплексного осмысления проблематика сложнейшей диалектики гуманизма и цинизма, альтруизма и рыночной расчетливости, причем как на индивидуальном, так и на корпоративном, общественном, общецивилизационном уровнях.

На глобальном, регионально-государствен ном уровне не складывается определенный баланс институциональных структур технократического, экономического, гуманитарного, социального профиля.

Наблюдается тревожная тенденция снижения авторитета и финансовых возможностей для реализации своих функций таких организаций, как ЮНЕСКО, Международная организация труда (МОТ) и некоторых других1.

Структурные процессы, приводящие к бедности и исключению части населения, в современном обществе сохраняются и даже интенсифицируются, появляются новые риски, новые группы риска и факторы риска:

  • 1) новые группы риска:
    • — люди, живущие в отдаленных населенных пунктах (деревнях),
    • — люди без необходимого образования и навыков,
    • — этнические меньшинства. [2] [3]
    • — работающие (занятые) с низким уровнем заработной платы (как правило, в бюджетных отраслях),
    • — пожилые с низкой пенсией;
  • 2) новые факторы разделения на богатых и бедных:
    • — информационно богатые/бедные,
    • — обеспеченные различными видами обслуживания (от медицинского до библиотечного)/не обеспеченные,
    • — имеющие разнообразные возможности занятости/не имеющие,
    • — обеспеченные различными видами транспорта/не обеспеченные,
    • — живущие в городе с большой концентрацией ресурсов, в богатой среде/в бедной ресурсами среде.

В столкновении с новыми факторами дифференциации и риска, под воздействием усложняющейся реальности российское государство испытывает серьезное воздействие как субъект социальной политики. Это объясняется тем, что «сокрушительная сила современности» значительно больше воздействует на мир, чем агенты, им управляющие. Сами агенты не могут в полной мере контролировать создаваемый ими мир[4].

На процессы социального развития серьезное влияние оказывает такой процесс, как глобализация мировой экономики и политики. Глобализация как объект исследования привлекает пристальное внимание ученых. Хотя не существует общепринятого понятия глобализации, многие исследователи видят суть этого явления в формировании мировой экономики особого типа.

«Глобализация» в буквальном переводе с английского (the globalization) означает «распространение во всем мире», «вссмирни- зация» (от английских «the globe» — мир, земной шар, «global» - мировой, всемирный; французский термин с таким же смыслом — «1а mondialisation» от «1е mondc», «mondial»).

Термином «глобализация» в последнее десятилетие XX в. стали обозначать совокупность ряда явлений и процессов капиталистического развития, сфера распространения которых выходит за рамки отдельных государств, охватывает целые регионы, континенты и — реально или в тенденции — приобретает мировой (планетарный) масштаб.

Глобализация понимается как становление единого всемирного хозяйства (всемирно организованных производства, торговли, финансов, рынка труда и пр.) на базе и в результате использования новейших технологий. Социальная сущность глобализации состоит в формировании единого во всемирном масштабе и существенно нового (по сравнению с предыдущими этапами развития мировой капиталистической системы) типа жизнедеятельности человечества в ходе, в результате и при решающем воздействии монополизации распоряжения современными ключевыми средствами и условиями развития мирового сообщества крупным международным капиталом и структурами, представляющими его интересы и цели[5].

Основная прогнозируемая черта этого нового типа жизнедеятельности (если не удастся перевести ход всемирной истории в иное, гуманистическое русло) — глобализация тоталитаризма в форме устойчивого разделения человечества на две неравные части, одна из которых (меньшая) будет субъектом исторического творчества, а другая (большая) лишится возможности быть субъектом исторического творчества, участником созидательной деятельности человечества.

О формировании указанного нового типа жизнедеятельности человечества свидетельствуют следующие главные тенденции (направления развития):

  • а) разрушается обособленность национальных рынков труда и национальных систем социальной защиты населения; создается всемирное пространство конкуренции за рабочие места, уровень оплаты труда, социальные гарантии, экологическую безопасность; социально-трудовые отношения трансформируются в сторону расширения пространства эксплуатации, усиления эксплуатации, обновления и ужесточения ее форм;
  • б) все большее число стран фактически лишается государственного суверенитета, теряет экономическую и политическую независимость; подрываются и разрушаются системы национальных и международных демократических институтов, создаются предпосылки для тоталитарного перерождения демократических форм и способов жизнедеятельности; появляются новые способы угнетения и господства, произвола и насилия над личностью, в том числе новые формы принудительного, подневольного труда;
  • в) все большая часть человечества (по прогнозам — до 80% в конечном счете) оттесняется от участия в формировании средств и условий общественного развития, от их использовании для прогресса созидательной деятельности — «исключается» из общества;
  • г) «исключенные» из общества вытесняются, выбрасываются в социальную резервацию с суррогатными, стандартизированными, человекоподобными (виртуальными, как теперь говорят) формами жизнедеятельности — формами, имитирующими интеллектуальнотворческую, социально-политическую активность.

За последнее десятилетие появилось много работ, в которых утверждается, что глобализация неизбежно ведет к свертыванию государства благосостояния, имеет и более широкие социальные последствия.

Во-первых, глобализация может вести к усилению зависимости государства от капитала не только национального, но и иностранного или международного. Финансовая и промышленная глобализация увеличивает риск оттока капитала из страны в тех случаях, когда налоговая система и финансовая политика данного государства расцениваются предпринимателями как неблагоприятные для получения высоких прибылей, и потому капитал перетекает в страны е более благоприятными условиями.

Государство не может продолжать удерживать капитал в национальных границах, а также протежировать собственной экономике. В этом суть глобальной экономики: бизнес уходит туда, где выгоднее, где меньше налоги. Исчезла налоговая база социальной политики, позволявшая осуществить справедливое перераспределение доходов в социальную сферу. Как отмечает 3. Бауман, ни у левых, ни у правых правительств нет иных способов добиться благосклонности избирателей, кроме как уговорить глобальный, экстерриториальный и свободно перемещающийся финансовый капитал прийти в страну и остаться в ней. С точки же зрения последнего поддержание приемлемых условий жизни местных бедняков, эта основная цель государства благосостояния, полностью лишена «экономического смысла»[6].

Во-вторых, усиливающаяся финансовая интеграция сужает возможности национальных государств при разработке ими экономической политики независимо от того, какое правительство находится у власти — левое или правое. В любом случае оно вынуждено придерживаться одного и того же курса. Любое национальное правительство должно неукоснительно соблюдать жесткую бюджетную дисциплину, ограничивать социальные расходы, сокращать государственный долг с тем, чтобы убедить международные финансовые рынки в своих намерениях не допустить роста инфляции. Национальные правительства для смягчения проблемы безработицы и обеспечения роста заработной платы, как правило, вынуждены прибегать к девальвации своей валюты и увеличению дефицита платежного баланса. Финансовая глобализация подрывает возможности и эффективность национальной экономической политики. В то же время потерявшие былую силу профсоюзы сталкиваются с серьезными препятствиями, когда они пытаются организовать между народные коллективные действия по поддержанию единых высоких социальных стандартов1.

В-третьих, еще одной причиной «эрозии» социального государства называют переход от индустриального к постиндустриальному обществу сервиса и знаний, связанные с этим изменения в социальной структуре и иерархии общества. Меняется сам характер производства ВНП, в нем быстро возрастает доля наукоемкой продукции. Производство информации и сопутствующих продуктов становится важнейшим показателем развития. Человеческий, интеллектуальный «капитал» все в большей степени становится прямой производительной силой. Его качество превращается в главный показатель уровня развития стран и регионов[7] [8].

Уменьшается доля «простых» рабочих мест, а новые (более сложные) требуют от персонала высокой профессиональной подготовки и гибкости, частой смены места работы, что сопровождается возникновением серьезных различий между группами работающих по интенсивности и продолжительности труда, его творческому компоненту, по размерам заработной платы, а также по частоте и видам социальных рисков. Это сопряжено с разрушением прежних (еще недавно приемлемых) механизмов оценок и прогнозирования рисков и приводит к повышению индивидуализации форм социальной защиты такого персонала.

Па смену массовым индустриальным видам профессиональной деятельности, для которых были применимы усредненные вероятностные характеристики социальных рисков, приходит узкоспециализированный труд, требующий более точного учета специфики рисков профессиональной деятельности.

В-четвертых, происходит усиление процессов индивидуализации, ослабление основ солидарности обществ. Примечателен вывод о том, что перспективы социальной сферы, как и государства благосостояния в целом, зависят от нравственных стандартов общества, в котором мы все живем, от уровня культуры солидарности. Именно нравственные принципы в гораздо большей степени, чем благоразумие и прилежность работников социальной сферы, находятся сегодня в кризисе, и над ними нависла угроза. Богатые и сильные считают государство благосостояния плохой инвестицией и пустой тратой денег, тогда как менее состоятельные и влиятельные не ощущают солидарности с клиентами системы социального обеспечения и уже не видят в их проблемах зеркального отражения собственных невзгод[9].

В-пятых, глобализируются сами социальные проблемы. В глобальной экономике социальные проблемы на местном уровне могут быть частично вызваны экономическими изменениями, происходящими где-то далеко. Международная миграция населения делает нищету, политическое и религиозное подавление и недостаток гражданских прав в одном обществе проблемой других обществ. Низкая зарплата, плохие условия труда и эксплуатация труда несовершеннолетних в одной стране влияют на национальные политики занятости и рынки труда ч других странах.

В-шестых, важнейшим следствием глобализации является ослабление национального государства. Информационные, финансовые и иные процессы, связанные с глобализацией, уменьшают возможности национальных правительств контролировать ситуацию и управлять ею на территории своих государств. Многие функции, ранее выполнявшиеся правительствами, переходят к транснациональным корпорациям, институтам гражданского общества. Национальные и международные неправительственные организации — правозащитные, религиозные, экономические и иные — оказывают растущее влияние на общественное мнение, политику, выработку законов, сами выполняют функции социальной защиты и даже принимают участие в деятельности комитетов и комиссий ООН. Государство фактически утрачивает монополию на реализацию властных полномочий.

Хозяйственная политика отдельных государств перестает быть суверенной, находясь под усиливающимся воздействием ситуации на мировом рынке. Они все меньше могут контролировать положение в сфере международной экономики, финансов. Выходят из-под контроля информационные потоки.

В то же время у государства сохраняется преимущество (или монополия) в решении таких задач, как обеспечение порядка и обороноспособности, предоставление социальных услуг, регулирование рынка, поддержание транспортной инфраструктуры, контроль за добычей природных ресурсов, регулирование миграции, решение внутренних этнических проблем и др.1.

Отметим вместе с тем, что е другой точки зрения государство благосостояния не является препятствием или барьером к глобализации экономики. Напротив, оно рассматривается как основной элемент такой институциональной структуры, которая делает возможной экономическую глобализацию. Именно государство благосостояния создает «буфер» и «фильтрует» все экономические шоки, имеющие своим источником интернационализированную экономику, и предотвращает падение уровня жизни обычных граждан ниже определенных стандартов. Существование государства благосостояния является, таким образом, временным условием политической поддержки системы свободной международной рыночной экономики. Без государства благосостояния могут быстро распространиться протекционистские и националистические движения, и даже если лидеры этих политических движений не придут к власти, ни одно демократическое правительство не сможет долго сопротивляться их требованиям. Или же компаниям придется создавать и собственные системы социального обеспечения, однако это очень дорого им обойдется, кроме того, ничем не поможет безработным и служащим мелких и средних фирм[10] [11].

В настоящее время Запад не собирается отказываться от идеи социального государства, но сутыо его модернизации являются признание рынка, защита нерыночных социальных сфер, для чего государство усиливается, равно как усиливается и гражданское общество. Государство усиливается не в сфере рынка, а, как говорит английский социолог Э. Гидденс, выше и ниже рынка. Ниже рынка— это в сфере охраны природы, экологии. Выше рынка — в области культуры, образования, духовной жизни[12].

В-седьмых, нарастают процессы регионализации социальной политики. Глобализация создает различия нс только между страиами, но и между различными регионами внутри одной и той же страны. Налицо увеличение неравенства и поляризации в распределении богатства нс только между странами, но и внутри их. Социальная политика и практика социальной работы проявляют тенденцию преодолевать национальные границы и распространять свои действия на самые разные регионы по всему земному шару. Отдельные регионы в границах той или иной страны сотрудничают со специализированными международными организациями и активистами, решающими общие с ними проблемы. С точки зрения проблем, встающих перед социальными работниками, может обнаружиться гораздо больше сходств между столичными регионами в европейских и азиатских странах, чем между урбанизированными и редко населенными регионами внутри одной и той же страны. Подходящей моделью для социальной работы в этих новых условиях могла бы быть рецентрализация социальной работы и выработка решений, основанных на региональных потребностях, выходящих за пределы отдельного национального государства[13].

Таким образом, социальное развитие России испытывает влияние многочисленных факторов, связанных с процессами глобализации. Появляются новые требования к практике социальной политики и социальной работы.

  • [1] Развитие представляет собой необратимое направленное закономерное изменение объектов, в результате которого возникает их новое качественное состояние.В Энциклопедическом словаре социальной политики дается следующее определение социального развития: это комплекс мер (политика), проводимый государством,органами местного самоуправления, работодателями, общественными организациями для повышения уровня благосостояния населения. (См.: Социальная политика:Энциклопедический словарь / под общ. ред. Н.А. Волгина; отв. ред. Т.С. Сулимова.М.: Академический Проект; Три кета, 2005. С.-162.)
  • [2] 1 Жуков В.И. Парадигма развития России и условиях глобализации. Доклад на
  • [3] Международном социальном конгрессе 2А ноября 2006 г. М.: РГСУ, 2006. С.39.
  • [4] Социальная политика ч современной России: реформы и повседневность/под ред. П. Романова и Е. Ярской-СммрновоН. М.: Вариант; ЦСПГИ, 2008. С. 28.
  • [5] Социальная политика: Энциклопедический словарь / иол общ. ред. Н.Л. Волгина; отв. ред. Т.С. Сулимова. С. 54.
  • [6] Наумам 3. Индивидуализированное общество: пер. с англ./ иод ред. В.Л. Иноземцева. М.: Логос, 2005. С. 95.
  • [7] Сидорина Т.Ю. На пути к мировом социальной политике // Журнал исследований социальной политики. 2005. № t. С. 33.
  • [8] Россия и условиях глобализации: Тезисы для обсуждения на IX АссамблееСВОИ. URL http://srv1.nasledie.ru/global/17_2/article.php?art=22.
  • [9] Наумам 3. Индивидуализированное общество: пер. с англ./ иод ред. В.Л. Иноземцева. С. 98. 102, 103.
  • [10] Россия 13 условиях глобализации: Тезисы для обсуждения на IX АссамблееСВОП. URL: http://srvl.nasledie.rU/global/l 7_2/article.php?arL=22.
  • [11] Сидорина Т.Ю. На пути к мировой социальной политике // Журнал исследований социальной политики. 2005. № 1. С. 3d.
  • [12] Сидорина Т.Ю. Два века социальной политики. М., 2005. С. 11.
  • [13] Ахмады Падер. Глобализация сознания п новые требования к международнойсоциальной работе // Журнал исследований социальной политики. 2005. № 1. С. 54.
 
Посмотреть оригинал
 

Популярные страницы