Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философия Г.Риккерта
Посмотреть оригинал

Значение методологической концепции Г. Риккерта для развития философии познания

Философия Риккерта не получила широкого признания несмотря на свою методологическую оригинальность. Выше уже приводилась оценка данная его творчеству Хайдеггером, суть которой состоит в том, что произведенное Риккертом различение формальных особенностей естественнонаучного и исторического познания не является принципиально новым выводом. Кроме того, в начале XX века профессор Лейпцигского университета П.Барт высказывает мнение, что предложенные Риккертом методологические процедуры не могут служить основанием для построения подлинно научного исторического и социологического знания. Причину такого положения Барт видит в интересе Риккерта к индивидуальному как основанию исторической жизни и исторического познания: «Риккерту не удается .... найти установленных им признаков понятия «исторического». То, что он понимает под этим, - погружение в индивидуальное, ни в каком случае не может быть объектом научного исследования, а только эстетического созерцания, и уже в гораздо меньшей степени, предметом эстетического изображения; ведь наряду с индивидуальным элементом в эстетическом произведении должно проявляться также и нечто типическое, идея, следовательно, нечто об- щее»(7,5). Подтверждением методологической неплодотворности идей Риккерта Барт считает отсутствие применения последних. Однако, с точкой зрения Барта нельзя согласиться, поскольку в дальнейшем М. Вебер прекрасно продемонстрировал возможности применения риккер- товской процедуры «отнесения к ценности».

Вследствие неоднозначного понимания взглядов Риккерта, многие отечественные и западные исследователи считают его только продолжателем дела Виндельбанда в плане различения «номотетического» и «радиографического» методов. Риккерт действительно указанные идеи развил, но важно заметить, что этим дело не ограничилось. Вин- дельбанд говорил о том, что методологические различия двух областей знания вытекают из различия методов, с помощью которых, эти области знания исследуются. Риккерт достаточно конкретизировал это положение, указав, что различные методы предполагают разную логику исследования, а именно различные способы образования понятий и построения теорий. Без проведенной Риккертом работы по выявлению логического механизма образования понятий выводам Виндельбанда грозило бы остаться общим местом без серьезных эвристических перспектив. Риккерт исследовал два образа рациональности: естественнонаучный и гуманитарный. Показал их не сводимость друг к другу, что является важным аргументом в утверждении специфики обществозна- ния по сравнению с естественной наукой.

Размышления Риккерта в указанном выше направлении становятся возможными благодаря совершённому им пересмотру традиционных положений теории познания. Эти положения зафиксированы в работе Микешиной Л.А. «Философия познания»: оппозиция «субъект- объект» понимается как основание научной рациональности, все, что выходит за ее пределы рассматривается как донаучное и иррациональное; принципы и методы научного познания, разработка которых началась еще в античной философии, рассматривались как присущие всему познанию вообще; в дальнейшем идеалом научности стали считать естествознание и принципы естественнонаучного познания переносились на понимание процесса познания как такового; все иррациональное и вненаучное вообще выпадало за рамки гносеологического исследования. «Мышление реального человека, эмпирического субъекта, по представлениям классической рациональности, не соответствует идеалу «чистого разума», для которого мир прозрачен и постигаем. В общей философии познания .... осознается, что «очищенный» мир разума - это абстрактный, теоретизированный мир, существующий по своим имманентным законам; именно он сал моделью и предметом такой области философского знания, как традиционная гносеология.... Такое представление влечет за собой признание неполноты, высокой степени приблизительности гносеологии как абстрактного конструкта, ее не- приложимости к непосредственному, живому познанию» (88,12-13).

Необходимость включения в гносеологическое исследование реального познающего субъекта осознается уже во второй половине XIX века. Сохранять просвещенческую убежденность во всемогуществе разума становится невозможно, поскольку познание осуществляется личностью во всей полноте ее духовных возможностей, и разум является только одной из них. Абсолютизация разума по сравнению с другими способностями человеческого духа, такими как воля, вера, чувство, стремление к идеалу является неправомерной. В связи с этим переосмысление выводов традиционной теории познания становится необходимым, но означает ли это полный отказ от достижении традиционной гносеологии, или возможно ограничиться пересмотром некоторых положений? В XIX - нач.ХХ веков философия постмодернизма идет по пути полного отказа от достижений классической рациональности, что приводит к кризису рациональности как таковой, нарастанию релятивизма и скептицизма, стиранию грани между наукой и самыми разнообразными суевериями и фантазиями. Такой подход представляет собой путь к теоретическому и мировоззренческому хаосу.

Несмотря на то, что классическая гносеология неправомерно абсолютизировала рациональность, ее представителями были детально исследованы роль и способы функционирования разума в познавательном процессе, особенности и противоречия «чистого разума», связь рациональности и других составляющих человеческой духовности. Именно благодаря этой работе стали возможными достижения науки XVII-XX вв. Устранение проблем, связанных с преувеличением роли рациональности в духовной жизни, правильней было бы решать не посредством устранения рациональности как таковой, а поиском гармоничного сочетания между различными способностями человеческого духа, тем более, что опыт такой гармонизации существует в отечественной православной духовной традиции и в учениях многих представителей русской религиозной философии. Этот путь решения проблемы является недостаточно разработанным в современной философии.

Философская система Риккерта есть попытка преодоления некоторой односторонности традиционной гносеологии без уничтожения основных ее достижений. В его философии оригинальным образом выражается стремление рассматривать субъект познания как свободную личность, сохраняя при этом понятие «гносеологического субъекта», которое является пересмотренным вариантом «чистого разума». Данная концепция представляет собой попытку снятия противоречия между кантовским теоретическим и практическим разумом. Здесь исследуются пласты знания, выходящие за пределы рациональности, а именно теоретические конструкции, существующие на уровне пред- сознания и наряду с сознанием. «Гносеологический субъект» как чистая рациональность постоянно сообразуется с долженствованием, которое обусловлено наличием ценностей. Иначе говоря, сообразование с долженствованием, или, как пишет Риккерт, «необходимость в суждении», можно рассматривать как априоршую структуру познания.

Суть процесса социально-гуманитарного познания, по Риккерту, состоит в раскрытии смысла, поиск которого есть поиск истины. Понимание истины как смысла ведет к опровержению вывода эпохи

Просвещения о полной прозрачности истины для разума, поскольку такая истина не может полностью уложиться в жесткие рамки рациональности. Обретение истины через раскрытие смысла требует участия всей совокупности духовных и познавательных способностей человека. Сам Риккерт таких радикальных выводов не делает, но его концепция предоставляет достаточный материал для такого рода размышлений. Понимание процесса познания как раскрытия смысла характерно для таких философских направлений как философия жизни, экзистенциализм, феноменология, герменевтика. В учении Риккерта эти идеи приобретают своеобразное звучание. В целом, философия этого мыслителя закладывает основу для создания нового варианта философской интерпретации.

Важное значение для развития философских исследований в данном направлении имеют идеи Риккерта о роли ценностей в познавательном процессе и концепция истины как смысла. Указав на значение ценностей для процесса интерпретации, разъяснив основные принципы интерпретации, собственной модели интерпретации Риккерт не создал. Идеи Риккерта используются более поздними мыслителями для создания различных вариантов интерпретации на основе философии ценностей. В исследовании Микешиной Л.А. отмечается, что идея рассмотрения ценностных аспектов познания реализуется в учениях М.Вебера и К.Манхейма, в практическом плане ценностная интерпретация осуществляется Дж. Ролзом и К.Хюбнером, то есть можно говорить о существовании целого методологического направления, среди основателей которого важную роль играл Риккерт.

Вебер, в противоположность Хайдеггеру и Барту, оценил по достоинству идею разграничения «идиографического» и «номотетическо- го» методов, произведенного Виндельбандом и Риккертом. Вебер писал: «Противопоставление в рамках логического применения фактов культурной действительности: 1) образование понятий с помощью «эк- земплификации» «единичного факта» в качестве «типического» представителя абстрактного понятия, то есть как средство познания; 2) введение единичного факта в качестве звена, то есть реальной причины, в реалыгую, следовательно конкретную связь с применением также .... и результатов образования понятий (с одной стороны, в качестве эвристического средства, с другой - как средства изображения), - это и есть противопоставление метода «номотетических» наук (по Виндельбанду) или естественных наук (по Риккерту) логической цели «исторических наук», «наук о культуре». В нем содержится также единственное основание для того, чтобы называть историю «наукой о действительности»

(20,436). Вебер в качестве достижения неокантианства выделил то обстоятельство, что логическое своеобразие «наук о культуре» заключается не просто в интересе к индивидуальному, а в рассмотрении всякого индивидуального факта в связи с другими индивидуальностями, причем, образованная таким образом каузальная связь, тоже рассматривается как индивидуальность.

В концепции Вебера нашли отклик и некоторые другие идеи Рик- керта, а именно: критика психологизма в историческом познании (в частности, критика позиции Дильтея); разграничение отнесения к ценности и оценки, где первое выражается в объективных, общезначимых суждениях, а вторые всегда существуют в сфере субъективности. Однако, в понимании сущности ценностей взгляды Вебера и Риккерта различны: для Риккерта - ценности сверхиндивидуальны и надысторичны, Вебер рассматривает ценности как исторический интерес эпохи.

Для концепции Вебера характерно стремление к использованию различных способов интерпретации: лингвистической, ценностной, исторической (каузальной). Различение вариантов интерпретаций позволяет Веберу преодолеть риккертовское смешение нравственного и теоретического в познании. Теоретическая (каузальная) интерпретация и нравственная (ценностная) открывают разные смыслы в исследуемом явлении. По мнению Вебера, ценностная интерпретация предшествует исторической, поскольку первая задает смысловые горизонты, а последняя - выявляет причинные зависимости и условия реализации смысла.

Вебер уточняет такой аспект риккертовского метода «отнесения к ценности» как: соотношение оценки и выявление различных ценностно-смысловых контекстов, в пределах которых может рассматриваться исследуемый объект. Один и тот же объект может быть по- разному оценен в разных смысловых системах.

Также Вебер создает такую методологию социального исследования, где социальное действие получает ценностно-рациональную интерпретацию, что свидетельствует о развитии идеи Риккерта о значимости ценностного компонента для исторического, культурного, социального исследования (20).

Манхейм предлагает интерпретировать в системе мировоззрения подвергнутый причинному исследованию объект, то есть также как Риккерт, Вебер признает необходимость дополнения причинного объяснения ценностной интерпретацией. Манхейм считает, что именно с развитием этого подхода к исследованию культурно-исторической действительности, устраняется влияние естественнонаучной методологии на область гуманитарного знания.

Рассматривая проблему релятивизма, Манхейм указывает, что большое количество вариантов интерпретаций, неизбежно возникающих в процессе исследования, еще не является свидетельством полного хаоса, поскольку всякая интерпретация связана с конкретными историческими фактами и приведена в состояние внутренней стройности. Различные интерпретации могут сравниваться между собой и оцениваться по степени «глубины проникновения». Вряд ли такой критерий как «глубина проникновения» может считаться методологически надежным в деле сопоставления вариантов интерпретаций, так как сомнительно, что при оценке степени проникновения удастся избежать субъективности и произвольности. Несмотря на убедительное утверждение возможности внутренней непротиворечивости какого-либо варианта интерпретации, концепция Манхейма скорее примиряется с релятивизмом, нежели создает средства для его преодоления (82).

При поверхностном рассмотрении может возникнуть мнение о том, что в философии Риккерта предельная формализация познавательного процесса не позволяет рассмотреть субъекта этого процесса во всей полноте его реальных познавательных возможностей. Это замечание справедливо только отчасти: исследование формально-логической стороны познавательного процесса в гносеологии Риккерта вполне оправдано, поскольку мышление невозможно вне логических закономерностей; другое дело, что при исследовании связи мышления и ценностей, Риккерт не уделил внимания иным способностям человеческого духа, о которых уже говорилось выше, и которые тоже играют важную роль в осуществлении познавательного процесса. Но ведь никому не дано объять необъятное, а исследование проблемы влияния ценностей на познавательный процесс Риккерт произвел детально и успешно.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

  • - Философия Риккерта играет важную роль в развитии неклассической модели трансцендентальной философии Запада, поскольку в ее рамках создается ценностный вариант содержательной логики по сравнению с классическим трансцендентализмом, формируется понимание априорных синтетических структур познания как закона последовательности и цельности мыслительной деятельности.
  • - Понимание априорности связано с исследованием роли ценностей в познавательном процессе. Специфика гуманитарного знания по сравнению с естественнонаучным обосновывается благодаря выявлению двух главных логических способов формирования знания и, в конечном итоге, двух различных методов - генерализации и индивидуализации.
  • - Философия Риккерта создает основу для формирования такого методологического направления как ценностная интерпретация.
  • - Ценностная интерпретация, основания которой заложены Рик- кертом (создание процедуры «отнесения к ценности») позволяет в значительной степени преодолеть психологизм и субъективизм в социальном исследовании при условии признания абсолютной природы ценностей.

Значение концепции Риккерта для развития методологии гуманитарного исследования состоит в разработке процедуры «отнесения к ценности», являющейся основанием ценностной интерпретации. Методологическая процедура «отнесение к ценности», по замыслу философа, должна осуществляться на различных уровнях исследовательского процесса: в разграничении областей исследования, в рассмотрении исторических и культурных явлений, в решении общемировоззренческих проблем. Если идея осуществления принципа «отнесения к ценности» может быть признана полезной и оригинальной в случае разграничения областей знания и построения систем интерпретации, то для решения вопросов о предельных характеристиках познания и мировоззрения она не пригодна, вследствие онтологической неопределенности.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы