Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философия Г.Риккерта
Посмотреть оригинал

Основные положения теории ценностей Г. Риккерта

Теория ценностей, как основа философской концепции Риккерта формируется под сильным влиянием кантианства. Можно заметить, что мыслитель снова ставит для теоретического исследования те вопросы, которые в свое время волновали Канта: в чем цель нашего существования, что мы должны делать? И добавляет новые: «в чем смысл нашего существования? Имеет ли жизнь наша ценность, и что мы должны делать, чтобы она приобрела таковую?» (105,455). Все эти вопросы в совокупности составляют мировоззренческую проблематику. Как уже отмечалось, баденцы полагают, что задача философии - решение именно мировоззренческих проблем. Все имеющиеся в философии выводы по этим вопросам не представляются Риккерту удовлетворительными. Он выделяет и рассматривает две позиции, характеризующие состояние мировоззрения: объективизм и субъективизм. Прежде всего философ стремится выяснить, способна ли каждая из обозначенных позиций решить проблему ценности и смысла человеческого существования.

Объективизм проблему отношения Я к миру решает посредством включения субъекта в мир объектов. Эта позиция формируется, прежде всего, на основе специальных наук, изучающих какую-либо часть объективной реальности. То обстоятельство, что физические тела существуют как объекты ни у кого не вызывает сомнения. Исследование душевной жизни сводится к изучению психических процессов, которые тоже поддаются объективированию. Таким образом, внутренняя жизнь субъекта лишается присущего ей своеобразия и понимается как объект среди объектов. Помимо этого, отношения между объектами строятся на основе детерминизма, который признается сущностным принципом бытия.

Следовательно, субъект подчиняется этой всеобщей причинной связи, и не о какой причинно не обусловленной области свободы не может быть и речи. Риккерт считает, что такое мировоззрение не имеет ничего общего с материализмом, а существует в виде пантеистических, панпсихических, натуралистических систем. Однако можно утверждать, что ни один вариант материалистической философии не свободен от мировоззренческого объективизма. Объективирующая философия, как выражение определенного вида мировоззрения не исчерпывается только указанными Риккертом системами, но включает в себя и весь материализм. «Самое разумное, что мы можем желать, - пишет Риккерт, - это растворить наше субъективное обособленное существование в великой одушевленной и божественной связи мира объектов» (105,450).

Субъективистская философия выступает с критикой объективизма. Прежде всего, субъективизм требует решения смысложизненных вопросов. Объективизм же, дать ответ на такие вопросы не способен, так как в его власти «...объяснить только, как что существует или необходимо должно существовать 105,452). Это происходит вследствие того, что подчинение субъекта причинным отношениям, существующим в мире объектов, приводит к уничтожению цели и смысла жизни человека, его свободы, творчества, деятельности, то есть делает невозможным само бытие личности. Тем самым, объективизм не только не решает мировоззренческую проблему, но «бесконечно углубляет пропасть между жизнью и наукой» (105,453).

С точки зрения субъективизма, познание сущности мира и решение внутренних вопросов достигается только посредством самоизуче- ния, погружения в свое Я. Субъективизм признает невозможным постижение смысла бытия в процессе объективирования. Риккерт полностью разделяет субъективистскую позицию по вопросу о том, что объективизм лишает мир жизни и смысла, и добавляет, что объективизм не может также доказать отсутствие этого смысла, так как принцип причинной, лапласовской обусловленности всего сущего не дает оснований ни для обнаружения смысла, ни для его отрицания. Совершенной нелепостью Риккерт считает возникновение в рамках объективирующей философии панпсихических и пантеистических систем, которые пытаются придать религиозный смысл объективно-причинным отношениям. Последовательный объективизм, по мнению Риккерта, должен воздерживаться от любых суждений по вопросам смысла и с этим мнением нельзя не согласиться.

Однако, философ полагает, что бессилие объективизма в исследовании проблемы смысла не означает невозможность такого исследования вообще: «...отказаться в философии от истолкования смысла мы имеем право лишь тогда, если бы было неопровержимо доказано, что наука ни в коем случае не может дать ничего большего, как только причинное объяснение явлений» (105,453). Исследованием этого положения Риккерт занимается во многих своих работах.

Мыслитель рассматривает мировоззренческую позицию, предлагаемую субъективизмом. Здесь единственным подлинным бытием обладает лишь субъект, объекты зависят от субъекта, они всего лишь «явления». Причинность признается формой познающего субъекта. Сущность и истина принадлежат субъекту, и обнаруживаются посредством углубления в свое Я. Мир субъектов качественно противоположен миру объектов. Последний - это всего лишь безжизненные ряды причинных зависимостей, в то время, как мир субъекта - это бытие свободной, творческой, волевой личности, деятельность которой целесообразна и осмысленна. В религиозном смысле субъективизм признает Бога только в качестве личности. Риккерт отмечает, что субъективизм при вполне справедливом указании на недостатки объективизма, тем не менее их не уничтожает. Дело сводится к тому, что существование смысла провозглашается без указания достаточных к тому оснований. Значит, и эта позиция не может быть признана последовательной, научной.

Стремясь показать ненаучность субъективизма, Риккерт исследует слабые стороны этой позиции. Первый крупный недостаток - это отрицание самостоятельного, независимого от субъекта, мира. Утверждение о том, что объект не существует без субъекта, по сути, не является оригинальным, в гносеологии его применение вполне допустимо. В этом случае субъект предстает в виде некоторой логической формы, понятия, которое используется в гносеологии, но делать на этой основе онтологические выводы не представляется возможным. Более того, отрицая реальность объективного мира, субъективизм неизбежно приходит в конфликт с частными науками. Специальное знание успешно развивается, используя объективирующий метод и исследуя причинные отношения, существующие в действительности. При современном состоянии науки нет смысла отрицать значимость такого подхода. Тем более, что основной задачей мировоззрения является не объяснение мира, а понимание смысла.

Именно единого понятия о мире субъективизм дать не может. С одной стороны потому, что отрицает очевидное: независимое существование объекта от субъекта; с другой стороны, протестуя против включения субъекта в связь объектов, прежде всего обосновывает принцип волюнтаризма и активизма в противовес принципу причинности. Но этого, полагает Риккерт, недостаточно для решения мировоззренческих проблем. Воля и деятельность значимы не сами по себе. «Весь вопрос в том, каковы те цели и задачи, которым должны служить эти воля и деятельность. В поисках за мировоззрением, которое бы ответило нам на вопрос о значении мира, мы спрашиваем прежде всего, имеет ли жизнь наша ценность, и что мы должны делать, чтобы она приобрела таковую. Если цели субъекта лишены ценности, то они не могут осмыслить нашего существования (105,455).

Основная ошибка субъективизма, по мнению, заключается в том, что объективную реальность он заменяет на реальность субъективную, но эта замена вовсе не способствует обнаружению смысла бытия. Воля и деятельность с точки зрения смысла также непонятны как и мир причинно обусловленных объектов. Ответ на вопрос о смысле жизни можно искать только обратившись к царству смысла, являющемуся основой и человеческой воли, и человеческой деятельности. Царство смысла связано с царством ценностей. Субъективистская философия бессмысленна без исследования ценностей, так как недостаточно просто исключить субъект из всеобщей объективной связи, нужно указать прочную основу для такого исключения.

Постановка в качестве основной мировоззренческой проблемы - проблемы смысла бытия - приводит к мысли о том, что аксиология должна стать фундаментом для субъективистской концепции. В этом случае формируется принципиально новый круг основополагающих вопросов: каким образом субъект может иметь отношение к смыслообразующим ценностям, каково взаимодействие между ценностями и жизнью.

Собственно, философия Риккерта пытается разрешить проблему необыкновенно для того времени острую: преодоление мировоззренческого кризиса. Однако, причины, приведшие к его возникновению, (например, обезличивание человека в секуляризованной культуре, превращение его в вещь среди вещей, признание человека абсолютно самодостаточным существом) Риккерт не выявляет и не исследует. В то же время, мыслитель указывает, что возвысить человека над вещами можно, только показав уникальность его существования по сравнению с существованием объектов. Что и призвана сделать философия ценностей. С этой позицией невозможно не согласиться, поскольку бытие человека не может быть обосновано принципами, лежащими в основе бытия объектов, но бытие человека также не поддается обоснованию из самого субъекта. Думается, что те принципы, которые субъект выводит из себя и для себя не обладают необходимой степенью универсальности и всеобщности, чтобы быть достаточными для действительного, а не мнимого величия человека. Можно полагать, что человеку нужен смысл, выводимый на основе ценностей, стоящих выше самого человека, а не находящихся внутри него. Только в этом случае, на наш взгляд, возможно осуществление долженствования в познавательной и моральной сфере. И критика Риккертом субъективизма очень полезна для осознания ограниченности ценностных построений, опирающихся только на разнообразные мнения и желания людей. Выступая против субъективизма, Риккерт расходится с Кантом, утверждавшим, что моральный закон находится внутри нас. Кант занимал ту субъективистскую позицию, которую Риккерт считал недостаточной и критиковал. Итак, основная проблема мировоззрения - отношение Я к миру может быть решена посредством выявления и осмысления ценностей, результатом которого станет обретение смысла. В работе «О понятии философии» Риккерт излагает свой взгляд на проблему значения ценностей для мировоззрения. Эту проблему он обозначает как отношение ценностей и действительности.

Бытие, по Риккерту, есть совокупность субъектов и объектов. Но понятием «бытия» не исчерпывается понятие «мира», которое значительно шире. Бытие рассматривается философом как действительное, понятие же мира включает в себя не только действительное, актуальное, но и потенциальное, возможное, то есть нечто, что реально не существует, но все же в мире присутствует. Это не имеющий материальной оформленности идеал, смысл. Мир поэтому представляется единством действительности и ценностей.

Обосновывая эту мысль, Риккерт указывает на то обстоятельство, что ценности не могут принадлежать ни миру объектов, ни миру субъектов. Есть объекты, которые называют ценностями, но это не более чем название. В объектах ценность может обнаруживаться, присутствовать, но это не означает, что сам объект и есть ценность. Объект в данном случае выступает как материальный носитель идеальной ценности. Поэтому для избежания теоретических неточностей и терминологической путаницы такого рода объекты Риккерт предлагает обозначать понятием «блага»: «...мы будем называть такие с ценностью связанные реальные или действительные объекты «благами», чтобы отличать их таким образом от обнаруживающихся в них ценностей» (105,458).

Риккерт также является противником субъективистской теории ценностей. Эта теория представлена им в следующем виде: субъект есть источник ценностей, причем различение ценностей и оценки либо отсутствует, либо признается, и в последнем случае считается результатом психического акта оценивания, то есть психического бытия субъекта. Такого рода взгляды представляются Риккерту заблуждением. Ценность, безусловно, связана с актом оценки, но они не тождественны друг другу. «Проблема ценности есть проблема «значимости» ценности, и этот вопрос ни в коем случае не совпадает с вопросом о существовании акта оценки»( 105,459). Оценочный акт может либо осуществляться, либо нет. Ценность же имеет «значимость» самостоятельную, независимую от акта оценки. В акте оценки человек выражает отношение к «значимости», если же этого не происходит, то ценность существовать не перестает. Блага и оценки не являются ценностями, они представляют собой соединение ценностей с действительностью. Сами ценности таким образом не относятся ни к области объектов, ни к области субъектов. Они образуют совершенно самостоятельное царство, лежащее по ту сторону субъекта и объекта.

Если мир состоит из действительности и ценностей, то в противоречии обоих царств, по мнению Риккерта, и заключается мировая проблема. Указание на независимое существование ценностей Риккерт видит в ходе развития человеческого познания действительности. В самом начале этого процесса объяснением действительности занималась философия, позднее это стало делом специальных наук. Они разделили действительность на части, разработали методологию, при посредстве которой производится объяснение этих частей.

Здесь неизбежно возникла проблема, которую специальное познание не в силах преодолеть: как бы широко наукой не мыслилась и не рассматривалась часть действительности, она всегда останется только частью, но часть может существовать лишь во взаимодействии с целым и выделяется по отношению к целому. Специальное познание представляется Риккерту ограниченным, так как исследуются части, а мир в целом не может быть исследован в принципе. Этим исследованием может заняться только философия, причем не в позитивистском смысле. Целое не дано человеку в непосредственном опыте, и поэтому не может быть исследовано методами специальных наук. Целое - это весь мир, в который как часть включается субъективно-объективная действительность. В мире как целом помимо действительности существует еще царство сверхматериального смысла, который не создан человеком, а задан ему.

Здесь необходимо указать на особенность понимания проблемы существования ценностей у Риккерта, который утверждает надындивидуальный, сверхсубъективный их характер. В связи с этим, казалось бы, он неизбежно должен прийти к признанию трансцендентности ценностей. Но этого не происходит, так как философ полагает, что подобное признание уводит в область метафизических построений. Риккерт считает, что созданием метафизики ценностей занималась вся философия, начиная с Платона, правда не отдавая себе в этом отчета. По этому поводу философ пишет: «В самые различные времена философия стремилась к единству ценности и действительности, даже тогда, когда не знала того, что делает, и не могла знать, так как само разделение ценности и действительности еще отсутствовало...с этой точки зрения нам впервые становятся понятными основные мотивы тех философских построений, которые обычно обозначают именем метафизики и которые характеризуются стремлением выйти за пределы этого мира. Учение Платона может служить классическим примером такого рода метафизики...» (105,468). Однако, «несостоятельность такого рода метафизики трансцендентно-действительных ценностей» (105,469) заключается в том, что на этом пути невозможно решить вопрос о взаимодействии ценностей и действительности, так как сущность мира объявляется одновременно и действительностью, и ценностью, но может оказаться, что пытаясь мыслить это как целое не удастся на самом деле мыслить ни того, ни другого и желаемая ценность найдена не будет. Риккерт считает также, что признание трансцендентности ценностей отрывает их от той действительности, которой они должны придавать смысл. На пути трансцендентного рассмотрения ценностей решить проблему взаимодействия ценностей и действительности нельзя и Риккерт такую позицию отвергает.

Помимо этого существует другой вариант метафизических систем, где формируется имманентное понимание сущности мира, как непосредственной наглядности, интуиции, прежде всего это философия Бергсона. Здесь единство действительности и ценности проявляется в акте переживания. Дуализм действительности и ценности признается надуманным. Но, обретенное интуитивизмом в процессе переживания единство, считает Риккерт, сродни мистическому опыту, так как не может быть ни в какой форме передано другому, поскольку оформление в понятиях разрушает целостность переживания. Этот вариант метафизики тоже не решает вышеназванную проблему.

Таким образом, ни трансцендентная, ни имманентная концепции не в состоянии дать понимание мира как целого. Тем более, что Риккерт желает дать «научное и объективное истолкование смысла жизни», которое в свою очередь станет основой мировоззрения. Это есть свидетельство того, что не удовлетворяясь исканиями предшествующей метафизики ни в рациональном, ни в иррациональном варианте, Риккерт стремится создать философскую систему, где рациональное познание в логической форме могло бы схватывать иррациональный по сути мир, которая не может не захватывать область метафизики.

В качестве основания для формирования своей позиции Риккерт выбирает положение, что единство действительности и ценностей есть данность. На существование этого единства указывают и «блага», и «оценки», как соединение ценностей с действительностью: «...ценности являются нам в соединении с действительностью, что они обнаруживаются в благах или оценках» (105,472). Поэтому, основной вопрос, который здесь возникает: каким образом осуществляется это единство? Исследование «благ» ответа на поставленный вопрос дать не может, поскольку здесь ценности представлены в уже застывшем, объективированном виде. В связи с этим, рассмотрение проблемы нужно начинать с выявления природы акта оценки, чем занимаются философия субъективизма и психология.

Притязания последней, как объективирующей науки, на изучение акта оценки представляются Риккерту сомнительными. Основания для этого сомнения коренятся в гносеологической концепции. Поскольку сущность акта оценки состоит в фиксации отношения субъекта к значимости ценности, между философией и психологией в исследовании данной проблемы должна быть установлена четкая граница: философия исследует акт оценки с точки зрения его значения, его гносеологической сущности, а психология - с точки зрения психических процессов, составляющих этот акт.

Рассмотрение акта оценки как переживания есть исходный пункт и субъективирующей философии и психологии. Переживание - это предельно общее, нерасчлененное понятие. Оно может быть понято как познавательный акт, в котором схватывается чистое бытие. Такая позиция, характерна для интуитивизма. Но этот подход нельзя считать строго научным, так как переживание еще не есть логически оформленное знание. Риккерт в противовес интуитивизму полагает, что переживание может только служить основой для образования особого рода понятий, в которых заключается единство ценности и оценки. Поэтому, исходя из переживания, интуитивизм не может исследовать гносеологическую сущность оценочного акта. Образование же понятий на основе переживания происходит только тогда, когда переживание соотносится с ценностью (ценности есть данность).

Избежать излишнего объективирования можно только посредством соотнесения субъективного переживания как понятия с ценностями. Это позволяет не рассматривать субъекта и его переживаня как непосредственную действительность. Действие, соотносящее переживание с ценностями, является процессом обнаружения значимости ценности для субъекта, что Риккерт называет смыслом. «Смысл акта переживания или оценки не есть ни бытие, ни ценность его, но сокрытое в акте переживания значение для ценности, а постольку и связь и единство обоих царств. Соответственно этому мы обозначим теперь третье царство царством смысла, чтобы тем самым отграничить его от всякого бытия, проникновение же в это царство мы обозначим также вполне определенным словом «истолкование», в отличие от объективирующего описания или объяснения, или от субъективирующего понимания действительности (105,475).

Смысл ни в коем случае не должен быть смешиваем с ценностью, он есть сущность всякого оценочного суждения и присутствует только в нем. Смысл не является действительностью и, потому не может быть объектом изучения психологии. В соответствии со сказанным, Риккерт выделяет три самостоятельных царства: действительность, ценности, смысл. Им соответствуют различные методы постижения: объяснение, понимание, истолкование.

Особенность позиции Риккерта заключается в том, что основанием для построения философии, претендующей решать мировоззренческие проблемы, должно стать новое понимание субъекта. Мыслитель полностью согласен с той характеристикой, которую дает субъекту субъективирующая философия, но считает, что этого не достаточно. Сущностью субъекта, в первую очередь, является смыслополагание. «Лишь исходя из ценностей, сможем мы действительно понять найденного нами субъекта, а также его значение в мире. Необходимо...начинать с противоположного конца: с ценностей, а не с субъекта, как это обыкновенно делают. Только исходя из ценностей можно проникнуть в смысл субъекта и его актов» (105,477).

Новое осмысление понятия субъекта становится для Риккерта возможным, благодаря тому, что он создает особенный вариант теории ценностей. Прежде всего он настаивает на признании надындивидуальной природы ценностей, тем самым уничтожая возможность их психологического обоснования. Такая позиция не случайна, современная Риккерту психология стремится исследовать проблему смысла существования человека и, следовательно, проблему ценностей посредством изучения психических процессов, и даже предпринимает попытки создания понятия сверхындивидуального субъекта. Философ отвергает такого рода попытки, 40 указывая границу психологического исследования в этой области путем соединения теории ценностей с гносеологией.

Притязания такого рода в психологии возникают потому, что в свое время Кант согласовал три области ценностей (логическое, этическое, эстетическое) с психологическими способностями. Именно это обстоятельство, по мнению Риккерта, привело к заблуждению, что существует зависимость между психологической действительностью и ценностями. Однако сам Кант создает ряд понятий, которые являются понятиями смысла и не имеют психологической основы, например, понятие трансцендентальной апперцепции. «Его трансцендентальную апперцепцию, - пишет Риккерт, - нельзя понимать ни как психический акт, ни как чистую ценность, ни как трансцендентную действительность» (105,480). Понятия смысла и сверхиндивидуального субъекта не представляют собой действительности в строгом смысле, следовательно, не могут изучаться психологией, являющейся наукой об определенной области бытия объектов. Данные понятия целиком находятся в сфере философского исследования.

Собственный вариант теории ценностей Риккерт создает в работе «О системе ценностей». Мыслитель выявляет такую особенность современной ему философии, как критическое отношение к построению систем. Эта критика строится на том основании, что философия стремится к постижению мира в целом и, значит, мышление при этом оказывается перед неразрешимой задачей, поскольку сфера исследования оказывается неисчерпаемой. Кроме того, сама философия находится в постоянном развитии. Отсюда следует вывод, что всякая попытка создать в философии законченную систему, ведет к ограниченности знания и невозможности прогресса. Возникает противоречие между стремлением к полноте, свойственном создателям систем, и узостью взгляда, формирующегося в конечном итоге. Поэтому, человеческая мысль должна ограничиться научным доказательством, осуществляем специальными науками (104).

Риккерт считает справедливой эту критику в том случае, если полагать, что задачей философии является познание мира во всей его целостности. В этом случае, пишет философ: «Мы не можем надеяться, что нам когда-нибудь удастся без остатка покрыть целокупностью нашего знания целокупность мира. Здесь мы всегда останемся при предпоследнем» (104,364).

Даже если, по мысли Риккерта, оставить за философией только решение одной задачи - «выработку миросозерцания», а исследование других сфер действительности предоставить специальным наукам, то необходимо обладать учением о ценностях, которое в свою очередь тяготеет к системности. Мыслитель полагает, что здесь также возникает проблема ограниченности системы. Причина этого заключается в том, что ценности, несмотря на свою объективность, существуют в исторических благах, а блага изменяются во времени, следовательно, могут быть обнаружены новые блага, и созданы принципиально новые системы ценностей.

Тогда остается непонятной позиция Риккерта по вопросу о природе ценностей. Если ценности являются результатом деятельности исторического субъекта и по воле этого субъекта воплощаются в исторических благах, то нельзя говорить об их объективности. Если же ценности объективны, то, возможно, одна и та же ценность находит свое воплощение в различных благах в ходе исторического развития, значит нельзя говорить о кардинальном изменении системы ценностей.

Стремясь разрешить противоречие между стремлением к систематичности и возможностью поиска нового, Риккерт вводит понятие «открытой системы». Основание открытой системы философ видит в том, что «...подлинная систематика может покоиться на началах, превозмогающих всякую историю...» (104,365-366).

Поиск сверхисторических начал, на которые должен опереться системный метод, является необходимым для разрешения вышеуказанной проблемы между тягой к системности и возникающей в результате этого ограниченностью знания.

Представляется, что философия Риккерта является новым вариантом философии ценностей. Новизна здесь заключается в том, что он производит разграничение между теорией ценностей и классификацией ценностей (теория ценностей включает в себя классификацию, но не ограничивается ею); указывает на возможность использования ценностной теории, как для построения мировоззрения, так и для построения методологии; предпринимает попытку разработать основные положения этой теории.

К концу XIX века философия ценностей накопила обширный материал. Это обстоятельство отмечает и Риккерт, полагая, что создана устойчивая классификация ценностей, основания которой заложены Кантом. В этой классификации выделяются четыре группы ценностей: логические, эстетические, этические и религиозные. Послекантовские классификации, по его мнению, не предлагают в этом смысле ничего принципиально нового. Недостаток этой классификации, по мысли Риккерта, состоит в привязанности к историческому материалу, и, следовательно, делает невозможным ее применение во все времена. Эта классификация не свободна от указанного выше противоречия между полнотой и узостью системы, вследствие постоянной изменчивости действительности.

Риккерт полагает, что система будет и универсальной, и пригодной к использованию в том случае, когда помимо опоры на исторический материал, будет найден выход в сферу сверхисторического. Для этого необходимо классифицировать не только ценности, но и блага, в которых они обнаруживаются, и отношение к этим благам. Принципом классификации благ, предложенном Риккертом, является деление, «...члены которого взаимно исключали бы друг друга, так чтобы все, что не подходит под одну группу, необходимо входило бы в другую»( 104,3 67). Так, возможно все блага разделить на две группы - «лица» и «вещи», в отношении к благам можно выделить два типа - «действенность» и «созерцание». Под это деление подпадают все существующие блага. Универсальность такого деления создает возможность выхода в сферу сверхисторического.

В основе классификации благ Риккерта лежат четыре противоположности:

  • 1. лица-вещи
  • 2. действенность - созерцание
  • 3. социальное - асоциальное
  • 4. монизм - плюрализм

Представляется, что особенно важную роль при построении классификации играет вторая противоположность. Понятия «действенность» и «созерцание» в учении Риккерта можно рассматривать как отношение к благам, направленное на осуществление ценностей. Противоположность между действенностью и созерцанием является основанием для выделения оставшихся трех противопоставлений.

Проанализируем, каким образом это осуществляется. Действенность является непременной характеристикой исторической жизни, поскольку в истории действуют личности, включенные в социальные связи. Понятием действенности характеризуются только отношения между личностями, где одна личность выступает объектом деятельности другой личности, даже в случае «долгих обходных блужданий в сфере безличного» (104,372). Взаимосвязь между личностями является социальной связью. Следовательно, действенность тесно связана с социальностью. Действенное отношение, всегда направленное на личности, предполагает также рассмотрение мирового целого как совокупность благ, реализованных в отдельных личностях, каждая из которых индивидуальна. Такое рассмотрение является плюралистичным. Таким образом, выделяется первая группа благ, характеризующаяся такими признаками как действенность, личностность, социальность, плюралистичность.

Напротив, созерцательное отношение к действительности, по мысли Риккерта, есть отношение личности к вещи, даже в том случае, когда в качестве объекта созерцания выступает другая личность. Рик- керт дает по этому поводу следующее объяснение: «То, на что мы смотрим только созерцательным образом, не есть для нас уже «личность» в том смысле, в каком мы сами являемся таковою и в каком всякий другой человек противостоит нам при взаимодействии. Для созерцания, напротив, сама личность становится вещью, изымаясь тем самым из социальных связей, в которых мы находимся, будучи сцепленными с другими личностями при взаимодействии» (104,373). На этом основании блага, являющиеся результатом созерцания, Риккерт считает асоциальными. Кроме того, созерцательному отношению доступна действительность во всей ее целостности, и созерцание, в отличие от действенности, не имеет необходимости разделять ее на части. Поэтому созерцательное отношение является монистичным. Вторая группа благ, выделенных в классификации Риккерта, обладает признаками созерцательности, вещности, монистичности.

Опираясь на указанную классификацию благ, Риккерт вносит дополнение в традиционную классификацию ценностей. Он предлагает выделить две группы ценностей: эстетические и логические ценности с одной стороны, этические - с другой. Такое разграничение обусловлено тем, что эстетические и логические ценности есть результат созерцания и «обнаруживаются на вещах», а этические ценности существуют во взаимодействии личностей.

Риккерт считает, что значение этого разделения состоит в том, что оно «...не только выводит нас за пределы простого, столь обычного рядоположения отдельных ценностей и тем делает возможным их сверхисторическую, на все времена значимую классификацию, но оно необходимо должно обладать также большим значением для истолкования единого смысла жизни» (104,373).

Представленная классификация благ, по замыслу Риккерта, является необходимой частью теории ценностей. В этом случае возникает необходимая полнота системы, но она еще не становится пригодной для решения такой фундаментальной задачи, как построение мировоззрения. Мировоззренческие выводы возможны на основании сравнения ценностей, то есть создания иерархии ценностей.

В отношении ценностей также необходимо выделить сверхисторические связи, которые являются формальными предпосылками теории ценностей. Здесь Риккерт формулирует три положения: «во- первых, ... некоторые ценности, обладающие значимостью, во-вторых, некоторые действительные блага, в которых обнаруживаются недействительные значащие ценности, и, в-третьих, также субъектов, оценивающих ценности и блага, ибо только для них может иметь значение миросозерцание как истолкование их жизненного смысла» (104,368).

Таким образом, теория ценностей, способная стать основанием для формирования мировоззрения, считает Риккерт, должна включать в себя сверхисторическую иерархию ценностей и классификацию благ. Миросозерцание формируется путем установления связи между значащими ценностями и их реализацией в культурных благах.

Исходя из рассуждений мыслителя, в составе ценностного отношения можно выделить три элемента: ценность, субъект, производящий оценку и реализующий ценность в благах, культурноисторические блага. Причем, активностью в данном отношении обладает только субъект.

Риккерт полагает, что ценности значимы в отношении субъекта, поскольку именно субъект обладает оценивающей способностью, и «осуществляет ценности в благах». Участие субъекта в ценностном отношении проявляется в «тенденции к свершению», которая характеризуется осмысленной реализацией стремлений субъекта. Благодаря тенденции к свершению ценность осуществляется в благах. Понятия «тенденции к свершению» и «осуществление ценности в благах» являются основаниями иерархии ценностей в теории Риккерта, так как могут быть признаны формальными началами. «Осуществление ценности в благах» имеет содержание, которое философ предлагает мыслить как состоящее из частей целое, где существует противоположность между бесконечностью целого и конечностью частей. Устанавливая направленность свершения или на целое, или частичное, Риккерт приходит к выводу о различных видах осуществления ценностей в благах:

  • 1.область бесконечной целостности - свершение направлено на достижение целостности во всей ее полноте, следовательно, никогда не сможет реализоваться до конца. Всякое достижение цели на этом пути будет лишь этапом для достижения последующих целей. Ценность благ этой области состоит в том, что «... они суть подготовительные ступени для чего-то, что настанет позднее» (104,370). Блага этой области Риккерт называет «благами будущего».
  • 2.область совершенной частичности - свершение направлено на конечную цель, и реализуется частично. Ценность благ, принадлежащих к этой области, заключается в реализации свершения в настоящем. Эти блага, поэтому называются благами настоящего.
  • 3.область совершенной целостности. Риккерт считает, что «область эта является синтезом обеих первых областей...» (104,370). Опираясь на этот вывод, можно полагать, что свершение, осуществляющееся в данной области, направлено на целостность и при этом может быть полностью, а не частично реализовано. Следовательно, временные характеристики здесь оказываются несущественными. Поэтому блага этой области мыслитель называет вневременными или вечными. Эти блага обладают высшей ценностью.

В завершении исследования проблемы осуществления ценностей в благах, Риккерт делит блага на имманентные и трансцендентные: к первым относятся блага настоящего и будущего; ко вторым - блага вечности. При этом он оговаривает, почему в его классификации отсутствуют блага прошлого. Причина этого в том, что «...прошлое не играет с точки зрения тенденции свершения никакой роли, оно не может служить ареной осуществления ценностей» (104,371).

Значение исследования проблемы осуществления ценностей в благах в концепции Риккерта заключается в выявлении формальных оснований иерархии ценностей. Однако, по мнению философа, для решения основной задачи ценностной теории - формирования мировоззрения, необходимо не только создать классификацию благ и вывести основания иерархии ценностей, но и рассмотреть также саму систему ценностей. Решение этой задачи, полагает Риккерт, создает условия для определения сверхисторических оснований культурной жизни.

Для построения иерархии ценностей Риккерт использует те принципы, на основании которых производилась классификация благ и «областей свершения»: противопоставление созерцательности и действенности, противопоставление направленности свершения на целостное и частичное. При решении вышеуказанной задачи философ стремится обнаружить, каким образом ценности осуществляются в конкретных благах. В качестве благ, в которых обнаруживаются ценности, Риккерт рассматривает науку, искусство, религию, социальную и личную жизнь.

Руководствуясь принципами созданной им классификации благ и областей свершения, мыслитель выделяет шесть областей ценностей. Эти шесть областей, в свою очередь, делятся на две группы, по три области ценностей в каждой. Ценности первой группы есть результат свершения как созерцания, ценности второй группы - результат свершения как действенности. Внутри каждой группы области ценностей выделяются в зависимости от направленности свершения. Анализ ценностей осуществляется посредством анализа существующих благ.

К первой группе созерцательных благ принадлежат наука, искусство, религия (пантеизм). Ко второй группе действенных благ - социальная жизнь, личная жизнь, религия (теизм). Наука как благо характеризуется следующими признаками: вещность, асоциальность (научная истина не зависит полностью от социума). Наука относится к области свершения, которое направлено на бесконечную целостность. Наука стремится к полноте знания о неисчерпаемо многообразной действительности, но никогда не сможет этой полноты достичь вследствие своих внутренних противоречий: противоречия между субъектом и объектом, противоречия между содержанием знания и его формой (содержание богаче формы). Эти особенности позволяют рассматривать научное знание как процесс, каждый этап которого не завершен в настоящем и имеет значение для будущего, следовательно, наука относится к благам будущего. В науке реализуются логические ценности.

Искусство также безлично и асоциально, но отличается от науки направленностью свершения. В искусстве сохраняется дуализм формы и содержания, но отсутствует дуализм субъекта и объекта, так как образы искусства представлены в непосредственном переживании, а не в теоретическом суждении. Свершение в искусстве направлено на совершенную частичность, то есть искусство не претендует на познание мира в целом, а останавливает свое внимание на какой-либо части действительности, и значение произведений искусства реализуется в большей степени в настоящем, чем в будущем. Риккерт по этому поводу пишет: «Художественная форма, направляясь на отдельно переживаемое содержание, настолько объединяет, собирает его, что тем самым выделяет его из всякой связи с остальным миром и, следовательно, изъемлет его из всякого прогрессирующего развития» (104,376). В искусстве обнаруживаются эстетические ценности.

Противоречия между субъектом и объектом, формой и содержанием полностью снимаются в такой форме созерцания как религия. Причем, Риккерт указывает, что в качестве созерцательной религии, где возникает слияние субъекта и объекта, формы и содержания, может выступать только пантеизм. В религиозной области реализуется свершение, направленное на совершенную целостность, следовательно, мистические ценности являются ценностями вечности. В дальнейших рассуждениях Риккерта выясняется, что мистические ценности существуют также в другой форме религиозности -теизме, где сохраняется противопоставление субъекта и объекта.

Сфера ценностей не исчерпывается только логическими, эстетическими и мистическими ценностями. Кроме них существуют еще ценности этические, обнаруживающиеся в социальной и личной жизни. Эти ценности являются результатом свершения как действенности.

Этические ценности обнаруживаются в личной и социальной жизни. Блага социальной жизни, прежде всего такие как личность, обладающая сознанием долга, свобода, общественные союзы (брак, семья, государство, нация и т.д.), являются плюралистическими, поскольку каждая личность осуществляет индивидуальное свершение, стремится к автономии. Вместе с тем, автономия личности не может находиться в полном соответствии с условиями социальной свободы, поэтому социальные блага принадлежат к разряду бесконечной целостности и являются благами будущего. Риккерт пишет, что: «Ценности, обнаруживающиеся в этих благах (т.е. благах социальной жизни - Авт.), мы будем называть социально-этическими во избежание упрека в сужении понятия этического» (104,379). Остается непонятным, какие именно ценности можно отнести к этой области.

Однако, смысл существования конкретной личности не может быть полностью реализован только в социальной жизни, так как ориентация исключительно на блага будущего принижает смысл жизни в настоящем. Поэтому Риккерт считает необходимым указать, что существует еще и такая сфера обнаружения этических ценностей как личная жизнь. Блага личной жизни, такие как материнство, дружба, доброта и т. д., принадлежат к области свершения как совершенной частичности, следовательно, являются благами настоящего. Высшая ценность, обнаруживающаяся в этих благах - любовь.

Риккерт считает, что система ценностей не будет завершена, если ряд действенных, плюралистичных ценностей ограничить только сферой «земного» бытия человека. В пределах такого бытия нет места для абсолютных, вечных ценностей. В частности, любовь может быть совершенной только благодаря принадлежности к вечности. Исходя из этого, философ выделяет другой вид мистических ценностей, где не существует тождества субъекта и объекта, строгого монизма, как в случае пантеизма, а усиливается различие между личностью Бога и личностью человека, и сохраняется плюралистическая тенденция. Эти мистические ценности существуют в таком виде религиозности как теизм.

Создание стройной системы ценностей, по замыслу Риккерта, необходимо для решения основной задачи философии - выработки мировоззрения. Здесь неизбежно возникает вопрос о приоритете одних ценностей по сравнению с другими. Решение этой проблемы является очень важным для жизненной ориентации всякого человека. Может ли философия, так как понимает ее возможности Риккерт, выработать систему мировоззрения, пригодную для решения этой задачи? Представляется, что нет, поскольку философия, например, ничего не может утверждать по поводу выбора между двумя вариантами мистических ценностей вследствие их трансцендентности, предоставляя человеку решать вопрос такого выбора по своему вкусу. Тем не менее, мистические ценности являются необходимым звеном системы ценностей. В этом случае возникает вопрос о том, какого рода зависимость существует между различными областями ценностей? Думается, что особенно это относится к взаимодействию мистических и этических ценностей. К сожалению, ответа на этот вопрос Риккерт не дает. В итоге, системы мировоззрения, построенные философией, так как это предполагает Риккерт, будут относительны и формальны. Значит, такие системы сложно использовать для выработки мировоззрения конкретной личности. Впрочем, Риккерт предлагает использовать разработанную им систему ценностей для решения методологических проблем, производя ценностную интерпретацию смыслов культуры.

В концепции Риккерта нет четкого указания на те основания, которые позволяют разделить ценности на положительные и отрицательные. Реальный человек способен стремиться не только к Истине, Добру, Красоте, но и к злу, лжи, уничтожению красоты. И положительные, и отрицательные ценности существуют и находят свое воплощение в культуре. Поэтому, для исследования ценностей в культуре необходимо иметь ориентиры для разграничения положительного и отрицательного. Установить полярность ценностной сферы не возможно на основании предложенного Риккертом формального подхода. Для этого необходимо обратиться к онтологии ценностей.

Подытоживая сказанное, отметим следующее:

  • - Риккерт критикует объективизм и субъективизм как типы философии, и, соответственно, субъективистские и объективистские теории ценностей. Субъективистские теории ценности собственно не являются философией ценности, так как в них речь идет о субъекте как источнике ценностей (субъект понимается как психофизический), понятие «ценности» отождествляется с понятием «оценки». Объективистские теории ценности, вообще выводящие ценность за пределы субъекта, исключают момент смыслополагания, тогда как Риккерт считает смыслополагание сущностным свойством ценностного отношения.
  • - При построении собственного варианта теории ценностей Риккерт исходит из того, что ценности проявляют себя и в субъективной, и в объективной сфере. В субъективной сфере акт оценки указывает на существование ценности. В объективной сфере ценности обнаруживаются в «благах», то есть материальных и духовных объектах, имеющих культурно-историческое значение. Общая теория ценностей может быть сформирована с учетом двух аспектов - субъективного и объективного. Тем самым, в философии Риккерта утверждается новый подход к рассмотрению ценностей, позволяющий приблизиться к более точному пониманию природы ценностей по сравнению с субъективизмом и объективизмом, так как ценность в риккертовской философии не отождествляется ни с человеческой духовностью, ни с вещью.
  • - Очень важное достижение Риккерта заключается в проведении демаркации между областями психологического и философского знания. Эта точка зрения имеет методологическое значение прежде всего для познания культурно-исторического бытия. Жизнь человека невозможно окончательно разложить на определенные объективные процессы, так как в ней всегда сохраняется не поддающаяся объективированию часть. В то же время, согласно Риккерту, не возможно все бытие, включая объективное, мыслить как бытие субъекта. Бытие субъекта и объекта качественно различны, поэтому требуются различные методы для изучения этих областей бытия. Бытие субъекта, и личное, и культурное, с точки зрения постижения смысла, не может быть исследовано методами специальных наук, в том числе и психологией. Это утверждение является основополагающим в позиции Риккерта в ходе его полемики с В.Дильтеем, полагавшим, что на основе психологии возможно выстраивать систему «наук о духе», то есть изучать сферу культуры объективирующими методами.
  • - Риккерт стремится найти сверхисторические основания теории ценностей. Для этого он исследует составляющие ценностного отношения: ценность - оценивающий субъект - культурные блага. Установление взаимосвязи между ценностями, направленностью деятельности субъекта («направленность свершения») и благами, позволяет произвести разграничение между двумя группами ценностей. Первая группа включает в себя логические, эстетические и религиозные ценности, которые осуществляются в созерцательной деятельности. Им соответствуют такие блага как: наука, искусство, религия (пантеизм). Вторую группу составляют этические и религиозные ценности, реализующиеся во взаимодействии людей. Этим ценностям соответствуют следующие блага: личная жизнь, социальная жизнь, религия (теизм).
  • - Иерархия ценностей выстраивается Риккертом на основании классификации благ и классификации «направленности свершения», что позволяет выделить области ценностей. В этом случае остается непонятным, как данные области связаны между собой. Кроме того, не ясно каковы основания для разграничения ценностей на положительные и отрицательные, поскольку в культуре реализуются и те, и другие. В этом проявляется недостаток формального подхода.
  • - Новизна теории ценностей Риккерта состоит в том, что он не ограничивается только классификацией ценностей, но устанавливает взаимосвязь последней с классификацией благ и направленностью деятельности человека.
  • - Признавая, что суть бытия субъекта заключается в его отношении к ценностям, то есть в смыслополагании и в истолковании смысла, причем первое осуществляется в сфере мировоззрения, а второе - в сфере понимания, Риккерт отрицает онтологический статус ценностей. Риккерт стремится создать научную основу для истолкования смысла, и тем самым способствовать прояснению мировоззренческой и методологической проблематики, но эта цель вряд ли может быть достигнута путем рассмотрения только гносеологических проблем, без исследования онтологической природы ценностей.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы