Введение

В настоящее время гносеологические и методологические проблемы вновь становятся предметом оживленного обсуждения. Особый интерес вызывает вопрос об отношении к классическому типу рациональности, выработанному западной философией и естествознанием XVII-XIX вв. С этих позиций процесс познания представлен в виде строгого противоположения субъекта и объекта, где субъект понимается как «чистое мышление». Критика классического рационализма, наиболее ярко представленная в «философии жизни», экзистенциализме, неокантианстве, феноменологии, обращает внимание на то обстоятельство, что в познании, осуществляемом реальным человеком, кроме логических способностей, играют важную роль вера, интуиция, переживание, ценности.

Поэтому в настоящее время обращение к опыту классической гносеологии, прежде всего к трансцендентализму, с целью переосмысления достижений классики является необходимым в теоретическом отношении, так как позволяет решить следующие вопросы: возможно ли отвергнуть положения классического рационализма без ущерба для понимания процесса познания в целом, в частности понятие "чистого логического субъекта", разработка которого осуществлялась, начиная с Декарта на протяжении всего Нового времени; каково значение достижений трансцендентальной философии для формирования новых гносеологических традиций.

В связи с необходимостью для развития современной гносеологии и методологии восстановить целостность субъекта познания, актуальным становится исследование таких составляющих познавательного процесса как вера, ценности, интуиция и т.д. Идеи баденской школы неокантианства предоставляют богатый материал для решения этой проблемы, поскольку здесь исследуется вопрос о соотношении ценностей и познания. В частности, в философии Г.Риккерта гносеологические, методологические и аксиологические проблемы представлены в их взаимообусловленности.

Задача гносеологии, по его мнению, заключается в указании способа построения теории ценностей, которая в свою очередь призвана ответить на вопрос о смысле человеческого существования. Задача культурно-исторической методологии, по Г.Риккерту, - выявление объективированных, присущих самой жизни ценностей, благодаря чему обеспечивается объективность в исследовании культуры. Теория ценностей рассматривается Г.Риккертом в качестве основания для гносеологических и методологических исследований, а последние в свою очередь предоставляют необходимый материал для построения теории ценностей.

Другой значимой для современной гносеологии проблемой является проблема релятивизма. В связи с пересмотром основных установок классического рационализма осуществляется пересмотр классических представлений об истине. В рамках неклассического и постнеклассического типов рациональности понятия объективности и общезначимости истины утрачивают свою традиционную определенность. Перед гносеологическими и методологическими исследованиями неизбежно встает вопрос - «что есть истина» и до какого предела может осуществляться принцип «доверия субъекту» в процессе ее поиска. В контексте исследования данной проблемы релятивизм может быть рассмотрен и как историко-философская традиция и как особенность современной гносеологической ситуации. И в том, и в другом случае представляется полезным обращение к опыту трансцендентальной философии, и, в частности, к философии Г.Риккерта, выразившего обеспокоенность по поводу гносеологического релятивизма.

Актуальность обращения к философии Г.Риккерта обусловлена и переосмыслением основных параметров классической рациональности, что привело к определенным методологическим изменениям. В частности, на рубеже XIX-XX вв. возникает и на протяжении всего XX в. развивается идея о специфической методологии социальногуманитарного познания по сравнению с естественнонаучным. Эта работа осуществляется в трудах В.Виндельбанда, Г. Риккерта, В.Дильтея, Г. Зиммеля, Э.Кассирера, М.Вебера, Х.Г.Гадамера, Р.Арона.

Философия XX веке создает разнообразные варианты исследовательской методологии (герменевтической, феноменологической, экзистенциальной и др.), возникают идеи о необходимости синтеза различных когнитивных практик и вопрос об основаниях такого синтеза. Для решения этих проблем необходимо обращение к историко- философской традиции и, в частности, к опыту баденской ветви неокантианства, где методологическая проблематика обществознания занимает центральное место.

Философские и методологические выводы Г.Риккерта получили очень неоднозначную оценку в произведениях европейских и отечественных исследователей. Однако, и в отечественной и, отчасти, в европейской литературе, творчество Г.Риккерта рассматривается вне взаимосвязи основных составляющих его концепции - гносеологического, методологического и аксиологического аспектов. Идеи мыслителя попадают в поле зрения исследователей в связи с рассмотрением ряда специальных проблем, таких как: специфика социального и исторического познания по сравнению с естествознанием, соотношение истолкования, понимания и объяснения в социальном познании, особенности познавательного процесса, способы построения концепций философии истории, проблемы философии ценностей.

Взгляды Г.Риккерта вызывают большой интерес в связи с остродискуссионной проблемой специфики социального и естественнонаучного исследования. Точка зрения Г.Риккерта по данной проблеме подробно рассмотрена и западными, и отечественными исследователями.

Среди крупнейших западных критиков точки зрения Риккерта по проблеме специфики социального познания можно назвать М. Хайдеггера, Э.Кассирера, Р.Арона. В работах названных исследователей рассмотрен логико-методологический аспект учения Риккерта. Хайдеггер и Кассирер указывают на необоснованный и бесплодный с их точки зрения формализм теории Риккерта. Хайдеггер сделал довольно резкое заявление по поводу методологических идей Риккерта, суть которого заключалась в признании практической бесполезности различения индивидуализирующей и генерализирующей методологии для осмысления соотношения истории и естествознания: «Риккерта не интересует даже и познание истории, а только ее изложение. Его результат: историк излагает неповторимое, естествоиспытатель - всеобщее. Один занимается обобщением, другой индивидуализацией. Но это просто формальный порядок, вполне верный и неоспоримый, но до такой степени пустой, что отсюда ничего нельзя почерпнуть» (123,66). С разделением знания на науки о природе и науки о культуре в соответствии с особенностями их методологии не согласился и Кассирер, считая такое разделение искусственным.[1]

Р.Арон производит исследование взаимосвязи между логикой истории и теорией ценностей в философии Г.Риккерта и признает его безусловные заслуги в деле обоснования логической и методологической специфики истории, а также значение идей риккертовской философии для развития философии истории в дальнейшем.

М.Вебер, К.Манхейм, Дж.Ролз, К.Хюбнер, опираясь на выводы Г.Риккерта, создают и используют ценностную модель интерпретации в социальном познании.

Исследование Г.Риккертом методологических особенностей гуманитарного познания привлекает внимание и отечественных мыслителей. Представители дореволюционной русской философии, представители философии советского и постсоветского периода дают очень разные оценки идеям Г.Риккерта. Это обусловлено рядом причин. Философия мыслителя вызвала широкий отклик в России, его основные труды были опубликованы в начале XX столетия. Однако сразу же обозначилась проблема понимания учения немецкого философа. По поводу обстоятельств, способствовавших возникновению такого рода проблемы, сам Г.Риккерт дал пояснение в предисловии к русскому изданию своей работы «Философия истории». В частности, он писал, что изданию его главной работы «Границы естественнонаучного образования понятий» на русском языке предшествовало издание доклада «Науки о природе и науки о культуре», осуществленное без согласия автора. Указанный доклад содержал в себе ряд неточностей, которые, по мнению Г.Риккерта и подали повод к недоразумениям и затруднили знакомство с его теорией.(105,172). Это пояснение Риккерта позволяет лучше понять причину того разнообразия взглядов по поводу понимания его идей, которое существует в отечественной философии.

Интерес русских философов начала XX веке, таких как Ф.Сафронов, П.Б.Струве, Н.О.Лосский, Н.А. Бердяев, сосредоточен главным образом на исследовании ценностных и гносеологических аспектов учения Г.Риккерта. Методологические идеи Г.Риккерта, в отличие от западной традиции, для русских мыслителей не являются предметом специального исследования. Лосский рассматривал ценностные проблемы и проблему индивидуальности. Струве выступил с критикой идеи привнесения этических характеристик в гносеологию, а также идеи отказа от метафизики. Против последней идеи выступал также Бердяев, кроме того, опираясь на некоторые выводы Г.Риккерта, он создает собственное представление о субъективности и индивидуальности.

Представители отечественной философии советского периода рассматривают философию Г.Риккерта, во-первых, с точки зрения ее места и значения в западноевропейской философской традиции; во- вторых, с точки зрения значимости методологических идей немецкого мыслителя для гносеологии XX века. К.С. Бакрадзе, А.С.Богомолов, В.Ф.Асмус, А.И. Ракитов видят в Г.Риккерте, прежде всего продолжателя дела Виндельбанда, его роль оценивается как развитие идей последнего. В целом исследование творчества Г.Риккерта в советский период осуществляется в русле оценок, данных Хайдеггером и Кассирером. Показательно в этом смысле суждение Асмуса: «...противоположность «исторического» и естественнонаучного не может относиться к реальной противоположности наук...в сущности говоря, весь смысл утомительно длинных рассуждений Риккерта сводится к пустейшей и бессодержательнейшей тавтологии, к формальнологическому повторению той мысли, что интерес к общему не есть интерес к индивидуальному, и наоборот» (4,369).

В философии постсоветского периода появился ряд интересных работ, в которых творчество Г.Риккерта рассматривается, исходя из принципиально иных мировоззренческих оснований, по сравнению с советской философией. Продолжается исследование методологических аспектов учения Риккерта (С.Н. Мареев, К.В. Хвостова, Г.И. Рузавин, Б.М. Марков, А. Шуман, Л.А. Микешина, В.Ф. Шаповалов, Коханов- ский В.П., В.С.Семенов, В.И. Медведев).

Так, Б.М.Марков рассматривает хайдеггеровскую оценку философии Г.Риккерта как одностороннюю, исследует значение индивидуализирующей методологии немецкого философа для развития исторического знания и философии истории, указывает место и роль методологических идей Риккерта среди современных концепций методологии гуманитарного знания. Микешина Л.А. рассматривает философию Риккерта как когнитивную практику, раскрывающую ценностные стороны познавательного процесса, а также исследует значение ценностной интерпретации для решения проблемы релятивизма. Интересное исследование произведено А.Шуманом в «Трансцендентальной философии» Здесь философия баденского неокантианства рассматривается как одна из форм неклассического европейского трансцендентализма. В.К.Шохин, Л.Н.Столович, Г.П.Выжлецов выявляют особенности ценностной философии баденской школы.

Особенное внимание уделяется рассмотрению аргументов немецкого философа по поводу различия генерализирующей и индивидуализирующей методологии, анализируется метод «отнесения к ценности» как основной принцип исследования культуры. Выявляется взаимосвязь принципов причинности, историзма и «отнесения к ценности», взаимосвязь и особенности «наук о природе» и «наук о культуре» в целом.

Необходимо заметить, что осмысление позиции Г.Риккерта по отдельным, названным выше проблемам, безусловно, является ценным, но такой подход неизбежно ведет к фрагментарности, не позволяет увидеть философию Риккерта как целостную систему. Между тем, именно анализ взглядов немецкого мыслителя во взаимосвязи гносеологических, методологических и аксиологических аспектов его учения позволит глубже осознать значение выдвинутых им идей по поводу интересующей исследователей проблематики. В частности, здесь необходимо отметить то обстоятельство, что проблема логического и методологического своеобразия социального познания является только одним из аспектов философии Г.Риккерта. Если ограничиться изучением только этого аспекта, причем вне связи его с другими частями концепции мыслителя, то возникает опасность одностороннего понимания методологической позиции немецкого мыслителя.

Данная работа ориентирована на осмысление взаимосвязи между, гносеологической, методологической и аксиологической частями философии Г.Риккерта, анализе ее эвристических возможностей, а также на исследование позиции немецкого философа по весьма актуальной для современной культуры проблемы релятивизма.

С этой целью в работе производится анализ теории ценностей Г.Риккерта и определяется ее место и значение в западноевропейской аксиологической традиции. Выявляется роль ценностной составляющей познавательного процесса в философии Г.Риккерта. Для этого осуществляется сравнительный анализ взглядов Канта и Риккерта по проблеме трансцендентности. Также сопоставляется теория ценностей Г.Риккерта с ценностными концепциями отечественных мыслителей (П.Б.Струве, Н.О.Лосский).

Кроме того, в работе дана характеристика основных положений исторической методологии Г.Риккерта, выявлена позиция Виндельбан- да и Риккерта по проблеме релятивизма. Путем сравнительного анализа методологических концепций Г.Риккерта и В.Дильтея показаны позитивные и негативные моменты методологической концепции немецкого мыслителя и обозначено значение методологических построений Риккерта для развития методологии гуманитарного исследования.

  • [1] Кассирер Э. Естественнонаучные понятия и понятия культуры. Вопросы философии. М.,1995, №8, с.161-162.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >