Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Техника arrow Топливно-энергетический комплекс Российской Федерации в условиях трансформации механизма функционирования мировой экономики
Посмотреть оригинал

Стратегические параметры адаптации российской экономики к глобальным трансформационным изменениям'

Происходящие геополитические и геоэкономические подвижки, развернувшиеся под влиянием мирового финансового кризиса 2008 года и ставшие проявлением заката эры глобализации[1] [2], формируют объективный процесс смены парадигмы жизнеустройства общества, мировой экономики, а также функционирования и развития ее субъектов. Разворачивающиеся кардинальные процессы трансформации политической, технологической, духовной, экономической, финансовой, управленческой и прочих сфер взаимодействия различных акторов мировой экономики усиливают актуальность поиска новых стратегических инструментов адаптации к ним, изменения моделей национального социально-экономического развития в глобальном пространстве на основе создания внешнеэкономической модели как совокупности институтов, способных обеспечивать гибкость, маневренность, адаптивность взаимодействия национальной экономики с мирохозяйственной сферой для решения стратегических задач национального развития.

С начала формирования нового российского государства в федеративном формате с 1991 года, Российская Федерация стала интегрированным элементом мировой экономической системы, включившись в интернационализированные воспроизводственные ядра, систему международного (МРТ) и межанклавного разделения труда (МАРТ). Причем роль внешнеэкономической составляющей в развитии и функционировании национальной экономики изменялась по мере ее инклю- зации в количественном и качественном аспектах в глобальные трансформационные процессы: в 90-х годах XX века внешнеэкономический сектор выступил демпфером российской постсоветской экономики, позволившим сформировать валютно-финансовую основу ее развития и обеспечив подключение к формированию и распределению мирового дохода на базе экстенсивного экономического роста. Траектория последнего окончательно утвердилась на рубеже XX-XXI веков и позволила РФ включиться в группу быстро растущих рынков, что на фоне емкого внутреннего рынка и богатых сырьевых ресурсов сформировало инвестиционную привлекательность российской экономики. Как результат, дивиденды экстенсивного опережающего развития экспортно-сырьевого сектора экономики стали распределяться в пользу других, как правило, постиндустриальных секторов, параллельно с чем проходила экспансия зарубежного капитала в импортозамещающий сектор. Таким образом, изначально экспортно-ориентированная конвергентная стратегия развития российской экономики при сохранении важной роли таковой все же была отодвинута на второй план дивергентными стратегическими направлениями развития в траекториях им- портозамещения и «инновационного прорыва». Поэтому в начале XXI века именно внутренние социально-экономические приоритеты формировали поле для правовых новаций и стратегического курса управления национальной экономикой. В то же время возмущающие воздействия извне: мировой финансовый кризис 2008-2009 гг., состоявшееся вступление России в ВТО в 2012 г., военный конфликт на Украине в 2014 г., - обуславливают превалирование реактивной модели адаптации национальной экономики.

При этом под моделью адаптации страны будем понимать функциональную многомерную связь между факторами как условиями и обстоятельствами, в которых находится страна, и результатами ее развития. Часть из условий и обстоятельств не зависит от управленца (климат, иные государства, мирохозяйственная конъюнктура и т.п.), но значительная часть находится в руках государства. Соответственно, выстраивается система адаптивного управления как совокупность управленческих методов, позволяющих синтезировать систем управления, которые имеют возможность изменять параметры регулятора (самонастраивающиеся) или структуру регулятора (самоорганизующиеся) в зависимости от изменения параметров объекта управления или внешних возмущений, действующих на объект управления (национальная экономика). В данном контексте очевидно, что руководство страны, как и ее общество, ожидает некоторого позитивного характера социально-экономического развития, причем не по каким-то отдельным частным показателям, а в рамках интегральной социально- экономической успешности страны в целом, как набора, как вектора параметров развития.

Любая национальная экономика представляет собой соединение внутреннего и внешнего экономического пространств, так как развивается в условиях открытости и интеграции в мировое экономическое сообщество.

При этом внешнее (глобальное) экономическое пространство, также как и внутреннее, представлено совокупностью основных параметров развития - «ресурсы» - «потенциал роста (эффективность)» - «регуляторы (управляемость) национальные, транснациональные, наднациональные», но отличается и разными трендами воздействия:

  • - закономерности развития, исходящие из процессов формирования глобальной общности, действующие во времени протяженно, затрагивающие любого актора и обуславливающие выбор стратегии его развития;
  • - тенденции развития, отражающие конъюнктурные факторы мирохозяйственной динамики и способствующие выработке тактики управления национальной экономикой;
  • - флуктуации - случайные возмущения, возникающие локально, слабо контролируемые и предсказуемые, отличающиеся значительным разрушительным или созидательным потенциалом и формирующие реактивную модель поведения управляющего субъекта, отражающую степень его маневренности и уже достигнутой адаптивности.

Причем векторы воздействия внешней среды могут, как создавать благоприятные предпосылки для расширения внутреннего экономического пространства, усиливая потенциал роста, ресурсообеспе- ченность и эффективность, так и сдавливать внутреннее экономическое пространство, деформируя его.

Исходя из этого превалирующее влияние геоэкономической и геополитической среды, сформировавшееся на базе интеграции России в систему глобальных трансформационных процессов, и усиливающееся в настоящее время, требует обоснования методологических параметров современной модели адаптации страны и на ее основе разработки эффективной внешнеэкономической стратегии.

Масштабное воздействие мирового финансово-экономического кризиса 2008 г. на российскую экономику обусловлено, по меньшей мере, тремя внешними (глобальными) шоками, исходящими из специфики интеграции страны в глобальное экономическое пространство (см. табл. 1.3). Во-первых, резкое сокращение в условиях антироссий- ских санкций объемов международного кредитования и притока иностранных инвестиций; во-вторых, снижение спроса со стороны стран с развитой экономикой на основную экспортную продукцию страны (углеводороды, металлы и минеральные удобрения), что привело к сокращению физических объемов экспорта; в-третьих, падение мировых цен на биржевые товары, в особенности на энергоресурсы, в результате которого снизились стоимостные объемы экспорта.

Таким образом, трансмиссия кризисных процессов в национальную экономику происходит, прежде всего, по финансовому и внешнеторговому каналам. Негативное влияние внешних шоков затрагивает и реальный сектор экономики, что во многом обусловлено результатом снижения внешнего спроса, сокращения инвестиционной и потребительской активности.

Таблица 1.3

Вклад внешних факторов в экономику РФ на момент мирового финансово-экономического кризиса 2008 г.1

Сальдо внешней торговли,% ВВП

Экспорт углеводородов,% товарного экспорта

Экспорт транспортных услуг,% ВВП

Экспорт товаров в страны СНГ,% всего экспорта

Денежные переводы мигрантов, % ВВП

Сальдо счета текущих операций,% ВВП

Накопленный объем ПИИ,% ВВП

пае %‘аігоїґ ииншэнд

Россия

12,1

65,7

0,9

14,9

0,4

6,2

12,9

24,2

Кроме того, в 2010 году (параллельно с мировым финансово- экономическим кризисом) наступил конец фазы быстрого роста V технологического уклада (ТУ) и начался переход к технологиям и формирование воспроизводственного контура VI ТУ, период доминирования которого ожидается с 2018 года. В то же время, для российской эконо- [3]

мики характерно преобладание отраслей IV ТУ - более 50%, а также III ТУ - 30%; на долю же V ТУ приходится примерно 10% (он получил распространение пока в оборонном комплексе, авиакосмической отрасли, в связи и банковском деле). Доля VI ТУ по оценкам экспертов составляет менее 1%.' В результате формируется глобальный вызов, стимулирующий отраслевую реструктуризацию и изменения технологической платформы национальной экономики, что согласно Стратегии инновационного развития РФ базируется на развитии национальной и региональных инновационных систем, технологическом Форсайте, активизации государственно-частного партнерства в сфере коммерциализации технологий, стимулировании инвестиционного спроса на инновации. Одновременно, налицо необходимость реализации концепции «технологического прорыва» на базе формирования сети эффективно развивающихся локальных образований - технопарков, кластеров, особых экономических зон, технополисов и т.п. (примеры таковых

уже присутствуют в субъектах РФ - в Томске, Свердловской области,

Республике Татарстан и др.).

С позиций сдвигов в архитектонике мировой экономической системы происходит изменение роли различных субъектов глобальной общности, параллельно сопровождаемое изменением объектов мирохо- зяиственного взаимодействия. В частности, сокращается влияние наций-государств и международных институтов регулирования в связи с дисбалансами, присущими центро-периферийной модели развития мирового хозяйства (усиливаются тенденции перегруппировки сил между странами Центра (США, ЕС, Япония), демонстрирующими замедление темпов развития и формирующими угрозу второй волны кризиса), по- лупериферии (азиатские страны и страны БРИКС, Турция и др.) и периферии (страны Африки). Возрастает значение интеграционного взаимодействия между национальными субъектами, формирующими собственные локальные общности, способные противостоять вызовам глобальной конкуренции, а также транснационализированного корпо-

ративного сектора, расширяющего глобальные производственные сети с присущими им синергетическим эффектом развития.

В этих условиях для РФ увеличивается значение использования потенциала интеграционного взаимодействия на постсоветском пространстве. В последнее десятилетие Россия оказывала влияние на региональный рост в рамках интеграции СНГ по финансовым каналам, прежде всего через потоки российских инвестиций в бывшие советские республики и через канал денежных переводов трудовых мигрантов из РФ. Традиционные торговые связи сокращались в результате снижения доли России в экспорте стран СНГ и стабилизации внутрирегиональной торговли на относительно низком уровне.[4] Однако вторая волна глобального кризиса способна «реанимировать» данное направление. Как известно, с позиции теории экономического роста важно создать емкий внутрирегиональный рынок, который должен повысить устойчивость участвующих в нем стран к внешним шокам, а также способствовать развитию обрабатывающих отраслей промышленности. Перспективы развития региональной экономической интеграции тесно связаны с завершением формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства (ТС-ЕЭП) России, Беларуси и Казахстана, впоследствии Евразийского экономического союза (в составе «тройки» или более широком), а также многосторонней зоны свободной торговли СНГ.

Однако здесь также необходимо учитывать усилившиеся в 2014 году геополитические риски, спровоцированные противостоянием Российской Федерации и США вкупе с остальным миром в связи с событиями на Украине, что, с одной стороны, сужает возможности использования фактора региональной интеграции на постсоветском пространстве, с другой, - усиливает необходимость развития внутринационального потенциала за счет формирования национальных институтов развития (национальных платежной и инновационной систем, эффективной институциональной системы государственного регулирования, государственно-частного партнерства и т.п.) и межрегионального взаимодействия российских регионов. Последнее может рассматриваться как фактор кластерного регионального развития для выравнивания дисбалансов социально-экономического развития субъектов РФ на базе тиражирования наиболее эффективных методов и инструментов регионального управления, а также как сеть локальных артерий эффективного международного межрегионального взаимодействия с учетом национальных и региональных интересов и достигнутого уровня внешнеэкономической открытости субъектов РФ.

Итак, внешняя глобальная среда формирует закономерности, тенденции и флуктуации как условия разработки и корректировки стратегии социально-экономического развития страны на кратко-, средне- и долгосрочный периоды времени (см. табл. 1.5).

В результате образуются возможности и риски развития национальной экономики в зависимости от наличия у нее глобальных пре- имуществ или глобальных дефицитов“, то есть соответствия ресурсного потенциала, потенциала роста, эффективности управления воздействующим извне факторам функционирования и развития национального экономического пространства.

Накладывая данный вывод на реалии российской внешнеэкономической модели, можно констатировать наличие следующих глобальных дефицитов в разрезе ресурсов экономического развития:

  • - ресурс 1 - природные богатства - порождает дефицит № 1 в сфере международной торговли: односторонняя структура внешней торговли страны. Россия экспортирует преимущественно сырьевые товары (75%), а импортирует инвестиционные товары и товары народного потребления (около 60% всего импорта), то есть формируется ситуация неэквивалентного обмена, отражающая неконкурентоспособ- ность российской промышленности. Кроме того, изучение притока доходов в федеральный бюджет РФ от вывозных таможенных пошлин и ввозных свидетельствует в пользу преобладания первых (38% в 2013 г. по сравнению с 14% от ввозных пошлин)3, а зависимость российского бюджета примерно на 50% от внешнеторговых доходов усиливает данный глобальный дефицит;
  • - ресурс 2 - инвестиционный капитал - формирует дефицит №2 российской экономики в сфере притока иностранных инвестиций: невысокая привлекательность страны для иностранных инвестиций (в первую очередь, прямых): при значительно увеличившемся притоке иностранных инвестиций в 2012-2013 гг., сама их структура (на прочие приходится более 80%)
  • 1 См., например, Воронкова О.Н. Интеграция внутристрановых регионов как локальных образований в систему глобальной экономики: теоретико-методологическое обоснование. В книге «Эффективная экономика современности»: монография. Кн. 1. Раздел 3 - Одесса, 2012. - 186 с.
  • 2 Термины, предложенные Фейгиным Г.Ф. в книге «Закономерности глобализации и развитие национальных экономик». - СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009.
  • 3 Быркова Е. Итоги работы таможенных органов в 2013 году: статистика таможенных платежей. - [Электронный ресурс] - 1ЖЬ: йНр://л™л/.провэд.ги/апа1у5|5/1000:Ы1х^1-раЬогу- tamozhennyh-opganov-v-2013-godu-statistika-tamozhennyh-platezhey.html

Закономерности, тенденции и флуктуации современного развития глобальной экономики1

Таблица 1.5

Закономерности

Тенденции

Флуктуации (с адаптацией к РФ)

  • - усиление взаимозависимости национальных экономик и регионов;
  • - неравномерность экономического развития стран и регионов (иерархизация субъектов мировой экономики);
  • - становление и развитие международных экономических блоков, наднациональных регуляторов мирового экономического пространства;
  • - усиление международных товаро-, ус- луго-, капитало-потоков, миграции населения;
  • - интернационализация факторов НТП;
  • - стремительное развитие ИКТ, формирование глобального информационного пространства;
  • - циклический характер мировой экономической динамики;
  • - усиление глобальной экспансии корпораций, развитие глобальных производст-
  • - «запаздывающее» раскручивание спирали кризисных тенденций в мировой экономике на различные страны и регионы;
  • - смена технологических укладов (переход к шестому ТУ);
  • - перераспределение регуляторных функций от национальных акторов к региональным блокам и наднациональным институтам;
  • - смена стандартов потребления с массового на индивидуальное, что, с одной стороны, формирует переход к новому типу производства на базе внедрения достижений НТП, с другой, - усиливает разрыв между богатыми и бедными;
  • - настоятельная потребность в реформировании наднациональных институтов;
  • - усиление конфронтации на основе территориальных споров между различными участниками (изменение государственных границ РФ за счет присоединения Крымского полуострова, военный конфликт на Украине);
  • - обострение энергетической проблемы (развития в традиционных странах-импортерах ТЭР «альтернативной энергетики», угроза поставкам российского газа в Европу при транзите через Украину, отказ от строительства «Южного потока»);
  • - противостояние государств в сфере мирохозяйственного взаимодействия (растущее число торговых войн, антироссийские санкции в финансовом, политическом,

1 Составлена автором с использованием: Воронкова О.Н. Идентификация направлений трансформации мировой экономики как факторов национального развития //Papers of the 8lh Conference “European Applied Sciences: modem approaches in scientific researches”, January 305*1 2014. - Stuttgart, Germany. - p. 157-159; Воронкова О.Н. Векторы развития трансформационных процессов в мировой экономике. // Сб. научн.тр. Международного Интернет-симпозиума SWorld «Научные исследования и их практическое применение. Современное состояние и пути развития - 2013», 01-12 октября 2013 г. Выпуск 3. Том 39, Экономика. - Одесса: Куприенко С.В., 2013. - с. 17. [Электронный ресурс] - URL: http://www.sworld.com.ua/index.php/rn/conference/the-content-of-conferences/archives-of-individual-conferences/oct-2013.

Закономерности

Тенденции

Флуктуации (с адаптацией к РФ)

венных, маркетинговых, финансовых, логистических цепей;

  • - либерализация международных потоков товаров, услуг, капиталов, технологий, рабочей силы;
  • - единство рыночных законов;
  • - превышение динамизма развития международных экономических отношений над темпами мирового ВВП и производства.
  • - оторванность мирового финансового сектора от реального производства, что усиливает нестабильность развития и требует реформирования мировой валютной системы;
  • - высокая волатильность рынков сырья и финансовых инструментов.

военно-промышленном секторах, возможно энергетическом, и эмбарго РФ на импорт продовольствия из стран ЕС, США, Австралии, Канады).

ухудшилась[5]. К тому же ПИИ в обрабатывающую промышленность низки. В современных условиях эскалации украинского конфликта наблюдается новый отток капитала из РФ;

  • - ресурс 3 - финансовый капитал - проблема №3 в сфере международного движения капиталов для РФ: слабость российского финансового сектора, для которого основным кредитором выступает Центральный банк, дороговизна и слабая доступность финансовых ресурсов; неустойчивость национальной валюты и непоследовательность монетарной политики, когда финансовые проблемы решаются немонетарными методами, формирующими постоянные дисбалансы в возможности наращивания инвестиционных ресурсов в реальный сектор и модернизации экономики страны;
  • - ресурс 4 - человеческий капитал - проблема №4 в сфере международной миграции рабочей силы: в условиях ухудшения демографической обстановки в стране, миграция приобрела масштабный, но качественно недиверсифицированный характер - иммигранты из стран ближнего зарубежья являются поставщиками низкоквалифицированной дешевой рабочей силы, а программы реэмиграции высококвалифицированных кадров работают слабо, ведет к необходимости изменения и системы подготовки кадров (образования), и системы регулирования притока высококвалифицированных специалистов;
  • - ресурс 5 - производственный капитал = дефицит №5 - изначально дефицитен в стране, а его обновление и повышение эффективности использования зависит от преодоления ранее выделенных дефицитов;
  • - ресурс 6 - технологии - ограничен узкими направлениями и преимущественно сосредоточен в отраслях четвертого и пятого технологических укладов, что формирует для РФ дефицит №6 и сдерживает возможности стратегии инновационного развития наряду с неразвитостью инновационной инфраструктуры и дефицитом доступного финансового капитала.

Идентификация условий развития страны в мировой экономике (ресурсы) и проблем их преобразования в потенциал роста, то есть глобальных дефицитов РФ, позволяет заключить, что сравнительно высокие темы экономического роста начиная с 1999 г. не являлись устойчивыми, что подтверждает и статистика 2009-2014 гг., сформировавшаяся как накопление глобальных дефицитов страны и под влиянием флуктуаций в глобальном экономическом пространстве.

Выход из сложившейся ситуации, на наш взгляд, лежит в модернизации структуры и содержания регуляторов воздействия на национальную экономику в глобальной и международной системах посредством эффективного сочетания и маневрирования модификациями трех базовых стратегических процессов, каждый из которых эффективен при определенных условиях и состоянии внутренней/внешней среды (соотношении их возможностей/шансов и угроз/рисков):

  • - стратегии активного развития;
  • - стратегии «активного выживания»;
  • - стратегии «пассивного выживания».

Постулируя стратегию активного развития можно утверждать, что ее реализация предполагает опережающий рост на основе стратегии инновационного прорыва, что должно быть подготовлено в национальной среде устранением глобальных дефицитов страны.

Более приемлемыми в современных условиях и предпочтительными для РФ представляются модификации стратегии «активного выживания», с позиций интеграции страны в мировую экономику, имеющие два сценария:

  • - дивергентный с превалирующей ролью внутреннего экономического пространства над внешним, или сценарий инновационного развития с опорой на собственные заделы в рамках политики технологического Форсайта и с учетом получения дивидендов от сырьевого экспорта (накопленные на фоне благоприятной конъюнктуры мировых рынков топливных ресурсов средства фонда национального благосостояния), то есть в своей первооснове поддерживающий роль сырьевой экспортной направленности в кратко- и среднесрочной перспективах. В целом, данный сценарий базируется на модели инновационного развития национальной экономики, становлении и развитии эффективной национальной инновационной системы, включая инфраструктурное обеспечение, повышение производительности труда и инновационной и инвестиционной активности бизнеса.[6]
  • - сценарий нейтрального развития - балансирования между конъюнктурными факторами через использование механизма внешнеэкономического взаимодействия при точечном формировании и развитии фор-постов национальной экономики в соответствии с требованиями нового (шестого) технологического уклада, неоиндустриализации и кастомизации производства, инновационного характера функционирования постиндустриального сектора, что обеспечивает инклю- зацию страны в мировую экономическую систему как ответную реакцию на флуктуации глобальной среды.

Стратегия «пассивного выживания» реализуется за счет конвергентного по отношению к внешней среде экспортно-сырьевого сценария развития, обеспечивающего замедляющийся экономический рост за счет благоприятной динамики цен на основные экспортные товары РФ - нефть и газ[7], что, по сути, формирует конъюнктурный, а не стратегический характер национальной внешнеэкономической политики. Причем современная ситуация, связанная с действием санкций в отношении РФ, увеличивающимся предложением топлива на мировых рынках (за счет поставок из США, Ливии, Ирака, Исламского государства и др.) при снизившемся спросе на него (из-за снижения динамики развития мирового производства вследствие мирового финансового кризиса 2008-2009 гг.), свидетельствует, что такой сценарий является уязвимым даже в краткосрочной перспективе.

Эксперты рассматривают только два сценария развития российской экономики: инновационный и инерционный, - противоположных по своему содержанию и последствиям (см. рис. 1.2).

При этом наглядно видно, что модель адаптации по инерционному сценарию уже реализуется на протяжении всей истории современной России, что позволяет относить страну к полупериферии и даже периферии мировой экономики, в то время как инновационный сценарий адекватен закономерностям и тенденциям развития глобальной экономики и роли страны в числе ее лидеров. Таким образом, перед руководством страны и обществом в целом стоит архиважная задача маневра между внутренними и внешними условиями экономического развития для реализации перехода от инерционного сценария к инновационному, что, на наш взгляд, может быть реализовано через стратегию «активного выживания» и использование флуктуаций как инструмента адаптивного управления. Параметрические данные такого подхода сформированы экспертами по ряду направлений, включая внешнюю политику, управление, территорию, природные ресурсы, население, экономика, наука и образование, армия, культура и религия (см. рис. 1.3).

Динамика структуры экономики России за 1980-2030 гг. по воспроизводственным секторам с учетом сценарного подхода развития

Рис. 1.2. Динамика структуры экономики России за 1980-2030 гг. по воспроизводственным секторам с учетом сценарного подхода развития27

При инновационном сценарии экономическое поле страны расширяется во вне, формируя условия наращивания экономической мощи, в то время как при инерционном сценарии происходит «схлопыва- ние» экономического пространства и его поглощение внешней средой. Наиболее весомыми остаются факторы «внешняя политика», «территория», «наука и образование», «природные ресурсы».

В то же время, анализируя проблемы современной российской экономики можно констатировать необходимость активизации внутренних инвестиций и их межотраслевого перетока из добывающих отраслей (ТЭК) и первичной переработки (металлургия) в сектора глубокой переработки природных ресурсов (нефте-газохимия, лесопереработка и т.п.), а также импортозамещения (за счет последнего возможно высвобождение в виде инвестиций порядка 2 трлн, рублей с учетом

того, что импорт будет замещен отечественными аналогами на 50% и обеспечение экономического роста на 10-15%). [8] [9]

Сравнительные диаграммы функционирования национального экономического пространства по важнейшим параметрам при инерционном и инновационном сценариях в 2007 и 2030 гг

Рис. 1.3. Сравнительные диаграммы функционирования национального экономического пространства по важнейшим параметрам при инерционном и инновационном сценариях в 2007 и 2030 гг.29

В целом, многовариантная стратегия предоставляет преимущества и, в частности, возможность переключения на тот или иной вариант в зависимости от влияния факторов и условий развития внешней и внутренней среды. При этом в РФ должна быть сформирована полноценная система государственного воздействия на экономику, позволяющая осуществлять с наименьшими потерями регулирование структурных сдвигов в национальной экономике в фарватере мирохозяйственной динамики и качественной реструктуризации глобального экономического пространства, а также способная взять на себя функцию обеспечения и поддержания безопасности, устойчивого роста и стабильности в национальной экономике.

  • [1] Воронкова О.Н., к.э.н., доцент кафедры «Мировая экономика, политика и глобализация»ФГБОУ ВО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)»
  • [2] См., например, Хазин М., Глобализация рассыпается, а региональная интеграция сталаглобальным трендом. - [Электронный ресурс] - Г1КЬ: http://galopolitica.ru/mihail-hazin-globalizatsiya-rassypaetsya-a-regionalnaya-integratsiya-stala-globalnym-trendom
  • [3] Нанотехнологии как ключевой фактор нового технологического уклада в экономике /Подред. академика РАН С.Ю.Глазьева и проф. В.В.Харитонова. - М.: «Тровант». 2009. - с. 356.
  • [4] Социально-экономическое развитие постсоветских стран: итоги двадцатилетия. - М.: ИЭРАН, 2012.-400 с.
  • [5] Об иностранных инвестициях в 2013 г. Федеральная служба государственной статистикиРФ. [Электронный ресурс] - иИЬ: http://www.gks.ru/bgd/free/b04_03/ Is.sWWW.exe/Stg/d03/40inv27.htm.
  • [6] См., например, Стратегия инновационного развития на период до 2020 года. Утв. Распоряжением Правительства РФ от 8 декабря 2011 г. № 2227-р; Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года. Утв. Распоряжением Правительства РФ № 1662-р от 17 ноября 2008 г.
  • [7] Сценарные условия, основные параметры прогноза социально-экономического развитияРоссийской Федерации и предельные уровни цен (тарифов) на услуги компаний инфраструктурного сектора на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов. МинэкономразвитияРФ. [Электронный ресурс] - 1ЖЬ: http://www.economy.gov.ru/minec/activity/ несНопя/тасго/рго«по/./с1ос20130412_08.
  • [8] Кузык Б. Инновационное развитие России: сценарный подход. // Экономические стратегии,2009, №1, с. 56-67. [Электронный ресурс] - 1ЖЬ: http://www.nanonewsnet.ru/articles/2010/innovationnoe-razvitie-rossii-stsenarnyi-podkhod.
  • [9] Хазин М. Улюкаев продолжает тормозить экономику России. 25.08.2014. [Электронныйресурс] - иИЬ: http://worldcrisis.ru/crisis/1621742
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
     

    Популярные страницы