Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Естествознание arrow Ответственность за незаконную охоту в истории России досоветского периода
Посмотреть оригинал

Общества охраны животных как правовая и нравственная категория в истории России досоветского периода

В российской империи впервые о гуманном, этическом отношении к животным было сказано в Уставе Благочиния Екатерины II, изданном в 1782 г. «ст. 7. Буде скотина и злодея твоего спотыкнется, подними ее. Ст. 8: Блажен кто и скот милует»[1]. Конечно, ни о какой экологии речи тогда идти не могло, также как и об экологической этике в современном понимании этого термина. Однако многие позиции тогдашних «покровителей животных» явно сходятся с взглядами современных активистов движения за права животных.

Не отрицая огромного влияния движения покровительства животным, еще в 1802 году во Франции была назначена премия за работу, которая дала бы лучший ответ на вопрос: «Насколько жестокость, практикующаяся над животными, влияет на нравственный уровень населения, и полезно ли будет издать относительно этого законы) [2]»? Колыбелью обществ покровительства животным следует считать Англию. В 1809 году премьер- министр лорд Эрскин провозгласил в палате лордов: «Без сострадания к животным нет истинно хорошего воспитания, нет истинно доброго сердца». В 1822 году, благодаря Эрскину был принят первый известный в Европе закон о наказании мучителей животных (хотя в США подобная статья в законодательстве Колонии залива Массачусетс действовала уже с 1641 года.

В 1824 году Ричард Мартин основал в Лондоне первое в мире общество покровительства животным[3] [4] [5]. Как отмечает профессор В.Е.Борейко, в 1892 году на земном шаре существовало уже 780 таких обществ, из них в Англии — 244, в Германии — 191, в США — 105, в Швеции и Норвегии — 31. К 1896 году в мире состоялось 12 международных конгрессов обществ покровительства животным7.

В Российской империи «Общество сострадания к животным» появилось в Риге с наименованием — «Общество соревнователей к защите животных от жестокого с ними обращения». Однако, наиболее яркий след оставило Российское общество покровительства животным, созданное в последней четверти XIX века, когда царь высочайше позволил министру внутренних дел собственноручно разрешать создание благотворительных обществ. Идея принадлежала П.В. Жуковскому, гласному Санкт- Петербургской Думы. В 1864 г. он выступил в Думе, критикуя жестокое отношение к лошадям и предложил создать Общество покровительства животным2.

Основал его петербургский чиновник Федор Христианович Паули. Побывав за границей, он проникся благородной идеей помощи животным. Возвратившись в столицу Российского государства, он написал Устав общества, который утвердил министр внутренних дел 4 октября 1865 года. Паули поддержали его сыновья, знакомые поборники охраны животного мира. Оставалось найти на место председателя «какого-нибудь свадебного генерала, чином посолиднее, с хорошей родословной, при орденах». Однако местная печать не без ехидства отзывалась о детище Паули, мол, «за границей таким можно заниматься, а у нас народ темный, не поймутс». Поэтому потенциальные председатели вначале остерегались дать «добро». Но все-таки светлейший князь Александр Аркадьевич Суворов согласился возглавить новоиспеченное общество.

Ввиду отсутствия служебного помещения, Паули разместил канцелярию организации в своем доме. Несмотря на преклонный возраст, взвалил на себя всю переписку и многие организационные вопросы. После смерти В.Х.Паули эстафету принял его сын, Александр Федорович. Он основал «Вестник Российского общества покровительства животным», открыл первую ветеринарную лечебницу и первую выставку покровительства животным.

В 1866 году министр внутренних дел России разослал по генерал- губернаторствам информацию об учреждении в Петербурге Российского общества покровительства животным и о желательности создания в губернаторствах филиалов. Не отрицая положительную идею повсеместного создания подобных обществ, Киевский, Подольский и Волынский генерал- губернатор ответил: «Одобряя вполне цель учреждения общества покровительства животным, я полагаю, что до тех пор, пока польский элемент не ослабнет здесь, пока польское население не сольет своих интересов с интересами русского общества и не откажется от своих националистических стремлений, представление возможности этому населению к образованию каких бы ни было обществ не может не отразиться вредно. А потому я нахожу и преждевременным образование здесь отдела общества покровительства животным» .

Постепенно предубеждение к новой организации исчезло, и в Петрозаводске, Витебске, затем Москве, Новгороде, других больших и малых [6] [7]

городах стали появляться ее отделы. В 1869 г. подобное общество создали в Таллине, в 1877 г. — в Тарту. В Украине один из первых филиалов создали в небольшом тихом городишке Умани в 1873 году. Причем люди сугубо военные — начальник шестой кавалерийской дивизии генерал- лейтенант Швебс, начальник штаба полковник Гец, ротмистры Галькевич, Хмелевой, Зандес. Впрочем, чему удивляться: офицеры русской армии тогда отличались особым благородством и свободомыслием.

Появились свои журналы: в Полтаве — «Союз покровительства животным», в Москве — «Друг животных», в столице - «Защита животных». Издавались брошюры типа «Отношение христианства к неразумной природе» протоиерея Стефана Остроумова. За 25 лет своего существования Общество издало около 40 популярных брошюр. Главной своей задачей Общество покровительства животным ставило не только защиту твари божьей от дурного обращения с ней, но и тем самым облагораживание человеческой души.

Будем объективны, не все гладко складывалось между центральным правлением общества и его отделами. Москвичи жаловались на бюрократов из столицы, аргументируя тем, что Российское общество не помогает, прямо-таки вредит и тормозит деятельность Общества. Высказывались претензии о несовершенстве Устава, который «связывает руки»: да бы обратиться в какое-нибудь министерство, - напрямую нельзя, приходится обязательно через Петербург, с членскими билетами напряженка. Туговато пришлось и с попечителями. Как в той гагаузской пословице: сочувствующих господ много, а дающих денег нет.

  • 1886 год был ознаменован великой победой. Под нажимом покровителей животных министерство внутренних дел утвердило Правила обращения с животными. Их нельзя не привести полностью:
  • 1. Запрещается употреблять на работу животных ... больных, изувеченных, имеющих раны и хромых.
  • 2. Не дозволяется наносить животным удары твердым или острым орудием (дубинами, крючьями и т.п.), а бить по голове и животу вовсе запрещается.
  • 3. Запрещается накладывать груз слишком тяжелый, явно не соответствующий силам животного и состоянию дороги.
  • 4. Не дозволяется никому по городу ехать вскачь как порожнему, так и с седоком, а в особенности с тяжелой кладью.
  • 5. Воспрещается привязывать лошадей арканом, накинутым на шею, и к возу, впереди идущему, в том случае, когда лошадь, находящаяся в упряжке, едва в состоянии тянуть груз.
  • 6. Не дозволяется возить телят и другой мелкий скот, мучительно для него уложенный, например, одно животное на другое со свешенными или бьющимися о телегу головами, а извозчику запрещается садиться на этих животных.
  • 7. Упавшую в упряжи лошадь воспрещается поднимать ударами кнута, но следует...распрячь ее, если пособие (помощь) руками окажется недостаточным.
  • 8. Запрещается всякое мучение каких-либо животных и жестокое с ними обращение[8] [9].

Кроме этого, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, еще в 1871 году был дополнен статьей 43-А, которая гласила, что «за причинение домашним животным напрасных мучений виновные подвергаются денежному взысканию не свыше 10 рублей». За убой или изувечение чужих животных виновные подвергались аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше 100 рублей. За неосмотрительную или непомерно скорую езду в городах и селениях, а также за управление лошадьми лицу, неспособному или пьяному, виновные подвергались аресту не свыше семи дней или денежному взысканию не свыше 25 рублей»[9].

Тем самым Российское государство сделало еще один шаг по приеме- ру культурной и милосердной Европы. Полиции вменялось в обязанность содействовать всем, кто предьявит удостоверение общества. Более того, согласно пункту второму Устава, общество могло выдавать награды деньгами, медалями и похвальными листами тем городовым, которые проявят «ревностное наблюдение, точное исполнение правил и законов об обращении с домашними животными». Так, постовой Супольников, спасший в Москве-реке утопающую собаку, был награжден бронзовой медалью и 3 рублями денег.

Для лечения и облегчения страданий больных и беспризорных животных, создавались специальные лечебницы и приюты. Причем некоторые ветеринарные врачи соглашались в них работать бесплатно ради самой идеи оказания помощи названным животным. Хотя, попутно отметим, что определенные статьи по охране домашних животных уже содержались в русском Судебнике 1589 г., согласно которому штраф за убийство «безвинной собаки налагался таким, сколько государь тое собаки пожалует». В Украине суд, пользовавшийся в XVII веке законодательством литовским и немецким, наказывал за нарочный убой скотины, за убийство домашней собаки налагал штраф в 3 рубля[9].

Неожиданный успех с утверждением Правил обращения с животными подтолкнул активистов на новую законотворческую деятельность. Они разработали проекты о запрещении охоты на пролетных птиц на Кавказе (и наместнику пришлось дополнить свои циркуляры этими пунктами), о включении правил обращения с животными в охотничье законодательство, об изменении сроков охоты на лосей в северных губерниях, а также новые правила рыболовства в Курляндии и закон об охране птиц. Согласно судебному решению от 22 февраля 1870 г. купец Ефрем Хрисанров был приговорен к 20 рублям штрафа за то, что в конце 1869 г. за открытие и существование московскою заставою в своем трактире петушиных боев2.

В 1880х годах Харьковский отдел Российского общества покровительства животным объявил ежегодную премию в 1000 руб. за лучший очерк, популяризировавший идеи общества. Тем самым удалось добиться улучшения надзора за бойнями, и еще, чтобы полиция в дни сильных морозов заставляла извозчиков накрывать попонами своих лошадей. Общество выступало против массового сбора птичьих яиц в дельте Волги для потребностей мыловаренных заводов, заявляло протесты по поводу истребления птиц в Новгородской и Тверской губерниях на дамские шляпки. В 1887 году наказной атаман войска Донского ограничил бесконтрольную охоту своих казаков.

В 70-х годах XX столетия в России существовал обычай водить медведей. Заколов рогатиной медведицу, охотники забирали медвежонка и продавали гулящим людишкам. Те дырявили ему ноздри каленым железом, сажали на цепь, поили бражкой и водили по базарам на потеху народу. Через два-три года, как правило, затравленный медвежонок погибал, или вконец взбесившись от постоянного пьянства, кого-либо задирал и получал пулю в лоб.

Член общества Шестаков предложил поставить крест на этой варварской традиции, считая, что «обучение медведей для развлекательного промысла составляет не только жестокое мучение для животного, но и дает возможность вожаку, то есть лицу, водящему таких медведей, привыкать к жестокосердию, безнравственности и бродяжничеству». Правление поддержало Шестакова и обратилось в Кабинет Министров. Письмом заинтересовался сам Государь. 30 декабря 1866 года он высочайше повелел: «...воспретить существующий промысел (традицию) водить для забавы народа медведей с тем, чтобы сроком окончательного прекращения сего промысла было назначено пять лет, считая с 1867 года». Тот же вопрос подняло общество и по обезьянам.

В 1888 г. Российское Общество покровительства животным обратилось к 96 губернаторам и другим руководителям регионов с просьбой усилить охрану птиц. В 6 губерниях такие указы были приняты. В 1871 г. по

1

ходатайству Общества власти Петербурга издали постановление о недо- ~ 2 лущении продажи весной пойманных птиц .

В конце XIX века в России активно развивается благотворительность. Если до 1861 года в стране благотворительные организации существовали всего в 8 городах, то в 1897 их насчитывалось 2362, в том числе приюты для бездомных, фонды бедных студентов, общества защиты евреев, сиротские дома, ночлежки. Проявление сострадания к ближнему: будь-то к человеку или к животному, все сильней и сильней пронизывало Российскую империю, становилось правилом хорошего тона. Естественно, на этом фоне царское правительство не могло не внимать ходатайствам обществ покровительства животным.

В царской России без особого труда удалось добиться запрета еще на такие жестокие забавы, как открытое кормление удава кроликами или показ калеченных животных. А ведь до чего доходило: продевали бычку под кожу чучело теленка, и старались уверить раззяв, собравшихся в балаганах, что он таким и родился. Общество активно выступало против петушиных боев, вивисекции, городской стрельбы по голубям. «В борьбе с людской жестокостью по отношению к животным членам Отдела приходилось преодолевать немало трудностей. Их ругали по различному поводу, но защиту животных приходилось ставить выше защиты своего личного «я» и на эту ругань не реагировать. Одному из членов Отдела пришлось испытать и кулак ломовика. От более серьезных повреждений его оградил городовой. Пострадавшему сочлену выражено соболезнование»[12].

Постепенно идеи общества получали все большую поддержку. Газеты печатали бесплатно его объявления, популярные артисты, как Владимир Дуров, жертвовали свои сборы. Не менее известный художник Куинджи на крыше своего дома организовал лечебницу для птиц. А жена Николая II, государыня императрица Мария Федоровна милостливо согласилась стать августейшей покровительницей Общества. Покровителями Общества были также цари Александр II, Александр III, Николай II. Попутно отметим, что в стране в ту пору действовали не только Одесское или Российское общества покровительства животным, насчитывавшим к началу XX века около сотни отделов. В Курляндии и Тифлисе имелись самостоятельные организации, а в Риге — Дамский комитет приюта для животных.

В 1882 году члены Обществаи собрались в Москве на свой первый съезд. Дабы девиз «человек есть царь над животными, но не тиран» был услышанным. Решено начать издавать не только журналы и вестники, айв большом числе для простолюдинов дешевые популярные брошюры, но обязательно за плату, пусть самую небольшую, ибо как считали их издатели, простой народ «относится несколько легкомысленно ко всему полученному даром, весьма ценя, напротив, приобретенное за плату». Причем книжки, на которые устроили конкурс, по возможности, должны издаваться на языках народностей России. Съезд обратился к Министерству народного просвещения с просьбой назвать эти издания желательными для прочтения в школах, а учителям порекомендовали рассказывать детям о необходимости «мягкого обращения с животными».

Отводя одно из наиболее видных мест в ряду прочих мер проповеди духовенства, как чрезвычайно сильному и серьезному средству распространения идей Общества, ввиду огромного влияния на паству пасторов, ксендзов и раввинов, решено было обратиться к духовенству с просьбой распространять идеи покровительства животным в среде прихожан. С этой целью признано полезным составлять и издавать готовые проповеди для православного духовенства, рассылая их через посредство местных архиереев1.

Делегат съезда Г.К. Шульц от Курляндского общества предложил всем объединиться в Общество Золотой звезды, на манер Красного креста и Красного полумесяца. Идею решили обсудить на следующем съезде в Харькове, да, правда, так и не собрались. 20 октября 1894 года почил в Бозе Александр II. Киевский отдел Российского общества покровительства животным направил соболезнование. Вскоре пришел ответ: «Передайте членам Общества покровительства животным Мою благодарность за выражение соболезнования в потере Государя, сердцу которого чуткого ко всякой гуманной идее, несомненно близки были и интересы вашего Общества». Николай»[13] [14].

Киевляне были одними из самых активных в империи. Издавали для детей дешевые книжки: «Муму» - Тургенева, «Собака» - Шелеметьевой, - пропагандировали идеи гуманизма в газетке «Жизнь и искусство», боролись против истязания лошадей «при движении до крайности перегруженных вагонов городской конножелезной дороги». Почетными членами отдела стали митрополит Киевский и Галицкий Иоанникий и начальник - губернатор, который, однако заявил, что им «никогда не будет отдано предпочтение интересам покровительства животным перед интересами людей.

В России о правах животных одним из первых, в 1898 г., заявил активист Российского общества покровительства животным А. Даронов. В

1899 г. вышла книга питерского юриста С. Фишера «Человек и животные. Этико-юридический очерк», в которой автор говорил о необходимости признания «правовой личности животных». В 1903 г. в Москве выходит книга приватдоцента Московского университета П.В. Безобразова «О правах животных». В защиту прав животных в начале 20 века выступали такие видные люди как издатель Л. Толстого В.Г. Чертков, И.И. Горбунов- Посадов, профессор А.П. Семенов Тян-Шанский. В 1912 г. Московское общество любителей духовного просвещения выпустило брошюру «О кротком и жалостливом обращении с животными». В 1915 г. в Троицко- Сергиевой Лавре была опубликована проповедь «Блажен иже и скоты милует».

Российское общество покровительства животным и его отделы издавали несколько своих журналов, самый известный — «Вестник». Он выходил с 1867 по 1909 год тиражом до 200 экземпляров. Правда, за неимением средств его издание часто прерывалось. С 1900 его редактировал Александр Павлович Чехов (псевдоним — А. Седой), брат Антона Павловича. Нс раз поддерживал Общество и Федор Михайлович Достоевский. В одной из статей он писал: «И действительно, не одни же собачки и лошадки так дороги Обществу, а и человек, русский человек, которого надо обр- азить и очеловечить, чему Общество покровительства животным, без сомнения, может способствовать. Научившись жалеть скотину, мужик станет жалеть и жену свою. (...) «Нет, в наше время не до пропаганды покровительства животным. Это барская затея», — вот эту самую фразу я слышал, но глубоко ее отвергаю. Не будучи сам членом Общества, я готов, однако, служить ему, и, кажется, уже служу»[15] [16].

Немалый вклад в развитие Общества внесли Филимон Васильевич Драгилев, Владимир Эдуардович Ивсрсен, Николай Иванович Мюссард, Николай Христианович Вилькинс. В.Э.Ивсрсен опубликовал первые в России книги по охране птиц, Вилькинс изобрел фургон, облегчающий перевозку городских телят, а Мюссард — приспособление, помогающее лошадям поднимать грузы на высокие мосты.

Активно действовало Одесское общество сострадания к животным. Проведя в 1873 г. благотворительную лотерею и собрав 950 рублей, оно обратилось к Одесскому губернатору с предложением нанять трех городовых хожалых для наблюдений за извозчиками. Специальная инструкция гласила: «Хожалые должны находиться на указанных им постах с утра до вечера, ночь они свободны. Должны быть всегда трезвы, вежливы и опрятны. Исполнять свои обязанности добросовестно, взятки с извозчиков не брать, и ни в какие увеселительные места с ними не заходить, ни в кабак или трактир, ни даже в харчевню»[16].

Всего на 1900 г. в Российской империи, кроме Российского общества покровительства животным, действовало еще несколько самостоятельных обществ — в Одессе, Тифлисе, Риге, Митаве и др. В Финляндии, входившей в состав Российской империи, имелось 19 самостоятельных обществ покровительства животным.

Альберт Швейцер как-то заметил, что великая ошибка всех этических школ заключается в том, что они строились только вокруг отношений человека к человеку. Но были попытки и иногорода. Мало кому сейчас известно имя Захария Топелиуса — детского финского писателя. В конце XIX — начале XX века он удачно конкурировал со своим знаменитым датским коллегой Гансом Христианом Андерсеном. В своих коротких рассказах Топелиус приучал детей прислушиваться «к двум великим голосам: голосу совести и голосу природы». Впрочем, главное дело писателя — отнюдь не книги. А школьные Майские союзы, где дети соревновались в совершении добра к животным. Так, на Рождество по всей Финляндии дети устраивали «новогодний обед лошадям». Морковка, свежий бисквит, сахар, черный и белый хлеб. Нс правда ли, неплохое кушанье?

Вступая в союз, ребята клялись не разорять птичьих гнезд, помогать попавшим в беду кошкам и собакам, сажать деревья. «Никогда неправда не будет совершена с нашего согласия или от того, что мы равнодушно допускаем совершение ее. Мы, мальчики, объявляем войну против коварства, жестокости и несправедливости. Мы будем всеми дозволенными средствами противодействовать насилию над мелкими птицами. Мы, девочки, в тех случаях, когда не можем сделать другого, будем горячо и убедительно просить обидчиков пощадить безвинные существа, которые требуют нашего заступничества. Все это мы обещаем во имя любви к Богу и Его творениям и из благодарности к птицам за их пение»[18].

Нарушать добровольную клятву считалось большим позором. Кто не желал или не мог выполнять обещание - выходил из союза. В первый день мая все школьные союзы со своими знаменами выходили за город в какое- нибудь красивое место. В этот день избирался король Майского союза. Праздненство открывалось хоровым пением, затем следовали соревнования, игры, праздничный обед. Новый король и его «совет министров» руководили союзом до следующего мая. Топелиус умер в феврале 1898 года. К этому времени в его маленькой Финляндии в Майских союзах насчитывалось более 15 тысяч человек.

К слову сказать, детские союзы покровительства животным действовали в Европе и раньше. В Англии первый из них основан госпожой Сми- тис Утгрин в 1865 г., в Германии — в 1872г. В Швеции первый детский союз для защиты птичек организован тоже писателем — Веттербергом примерно в эти же годы. Так что не детский сказочник Топелиус «открыл

Америку», но именно он придал «Майским союзам» особую прелесть. Мода на них быстро распространилась, докатилась и до России. Считается, что первый в России Майский союз создан в мае 1898 года в селе Елисаве- тино, что в Псковской губернии мелкой помещицей Е.Е. Вагановой.

Отдыхая в финской деревушке, она как-то разговорилась с мальчиками из Майского союза и решила такой же организовать у себя дома. Деревенским ребятам понравилась идея, через год в союз записалось более двух сотен детей из всех близлежащих деревень. Как и в Финляндии, ребята из Елисаветино действовали только уговорами и убеждением, но никак не силой. Однажды они заметили, как пастухи, привязав к шее кошки веревку, крутили бедное животное по воздуху. Дети стали упрашивать пастухов отпустить кошку, но те в ответ избили школьников. Но все-таки ребята ухитрились спасти кошку. Принесли ее в школу полуживую, с выбитым глазом.

Елисаветинскому союзу повезло с самого начала. Его поддержал популярный в стране детский журнал «Родник». Министерство внутренних дел без проволочек утвердило Устав.Сам губернатор князь Васильчиков пожаловал в гости к ребятам. Поэтому поводу по всему уезду были развешены такие объявления: «Все члены Майского союза вашей деревни приглашаются в воскресенье, 23 мая, в с. Елисаветино на годовой Союзный праздник. Молебен начнется по окончанию обедни на погосте. Просят членов захватить с собой ложки»1.

В том же 1899 г. другой детский журнал «Задушевное слово» опубликовал письмо одиннадцатилетней девочки Цили Авербурх с предложением учредить Всероссийский детский «Майский союз». Дабы ускорить дело, редакция ходатайствовала об этом перед Российским обществом покровительства животным. Идею поддержали на местах. Например, одесский городской голова П.А. Зеленый, добившийся создания «Майских союзов» в школах Одессы. Благодаря «Роднику» и «Задушевному слову» стали появляться Майские союзы в Черниговской, Тульской, Одесской, Херсонской и Псковской губерниях, в городишке Севске Орловской губернии, в Мологе и Керчи.

Черниговское отделение Российского общества покровительства животным начало устраивать для детей весной «птичий праздник». 25 марта вся черниговская ребятня собиралась в центральном сквере, где под звуки духового оркестра выпускала из клеток своих пернатых «пленников». В тот день в городском театре устраивались детские чтения с бесплатным показом «туманных картинок». В Керчи для сборов Майского союза городская дума уступила ребятам даже свое здание. Немногим позже Майские союзы появились в Умани, Киеве,Томской и Новгородской губерниях, на Урале. В 1909 году, в небольшом местечке Южа, что близ Иваново, такой союз образовался на базе детского сада. До наший дней дошел его Устав

— настоящая минихрсстоматия гуманитарно-педагогических знаний, проповедующая добро, ласку, милосердие.

Постепенно к популяризации Майских союзов подключились и другие издания: газета «Новое время», журналы «Народное образование», «Лесопромышленный вестник». Выпускались дешевые брошюры. Томский профессор Н.Ф. Кащенко рассказал о союзах в своей книжке «Надо подружиться с природой», подчеркнув в заключение, что «дружба с живой природой должна сделаться лозунгом двадцатого столетия»1. Дачевладелец Петр Николаевич Кузнецов в июле 1908 года создал Майский союз в деревне Александровка, что в Пулковской волости Царскосельского уезда С.-Петербургской губернии.

Дети не платили взносы. Финансировали союз взрослые жители деревни - врачи, военные, священники, вошедшие в специальный попечительный коми-тет.«1. Цель общества заключалась: а) в охране полезных в сельском хозяйстве вольных птиц; б) в ограждении животных от жестокого с ними обращения; и в) в распространении среди подрастающего поколения сведений о необходимости правильного и разумного ухода за до- машними птицами и животными» . А еще с детьми проводились игры ... , экскурсии и хоровые пения. Святые отцы вели духовные беседы типа: О милосердии к животным с точки зрения Еванге-льского учения». Такой комплексный подход к воспитанию детей - характерная черта многих Майских союзов. Один из наиболее известных Майских союзов представляла Полотебнова. Как правило, дети принимались в ее союз с 7 лет.

Каждому выдавался значок «летящая ласточка» — эмблема Майских союзов, кто собственноручно строил полсотни скворечников, становился почетным членом. Однако, было бы неверным полагать, что Майские союзы прижились в России. Госпожа Полотебнова жаловалась: «Далеко не все петербургские педагоги сочувственно отнеслись к проповеди новых идей. Многие высказали к ним философский индифферентизм, а некоторые так даже прямо отрицательно отнеслись к ненужной роскоши в виде гуманных идей. Так, одна патриотическая школа, из которой ученицы во множестве записались в Союз, запретила детям заниматься подобными пустяками. Кто сдерживает насмешливую улыбку, кто откровенно повторяет избитую фразу о том, что надо помогать людям, а не животным. Да, разве любовь не едина? Разве можно быть добрым одною половиною сердца и злым — другой?1». [19] [20]

Почему почин двух-трех десятков энтузиастов не обрел крылья, не вылился в стране в массовое движение Майских союзов, как в Финляндии или Америке? Даже в столице Российской империи горячий призыв женщины-энтузиастки не нашел должного отклика? Убогостью нравов, органическим неприятием самой идеи покровительства животным или характером нашего соотечественника, трудного на подъем? Почти сто лет назад этим вопросом мучился некто А. Сталь, один из авторов журнала «Защита животных». «Все горе, кажется, в том, что мы, русские, ужасно боимся быть смешными и, не стыдясь выказывать отрицательные стороны, стараемся скрывать все чуткое, отзывчивое, сострадательное ... Словом, всю внутреннюю красоту души!»[21]. Наверное, он оказался довольно близок к истине ... Суждены нам благие порывы ... Немного оправившись от революции и других бурных событий, остатки интеллигенции, не убежавшей за рубеж и еще не сосланной в ГУЛАГ, не забыли о «братьях наших меньших».

  • [1] 2 См. по: Борейко В.Е. Прорыв в экологическую этику, издание четвертое, дополненное. К.:Киевский эколого-культурный центр, 2005. 208 с. (Охрана дикой природы. Вып. 45).
  • [2] Борейко В.Е.: Прорыв в экологическую этику, издание четвертое, дополненное. К.: Киевский эколого-культурный центр, 2005. 208 с. (Охрана дикой природы. Вып. 45).
  • [3] Фишер С. Человек и животное. Этико-юридический очерк. 1899. СПб. 280 с.
  • [4] 1 Борейко В.Е. Прорыв в экологическую этику. Киев. Эколого-культурный центр. 2005. 208 с.
  • [5] С. 18.
  • [6] 2 См. подробнее: Борейко В.Е., Левина Г.Н. Настольная книга зоозащитника. Изд. ЛОТОС.Киев. 2011.99 с.
  • [7] ЦГИАУССР в Киеве. Ф. 442, оп. 816, д. 233, с. 13.
  • [8] 1 Московский отдел Российского общества покровительства животным. Отчет о деятельностиза 1907 год. М„ 1908, с. 10-11.
  • [9] Права, по которым судился малороссийский народ, 1875, МСпБ, 1027 с.
  • [10] Права, по которым судился малороссийский народ, 1875, МСпБ, 1027 с.
  • [11] Права, по которым судился малороссийский народ, 1875, МСпБ, 1027 с.
  • [12] Московский отдел Российского общества покровительства животным. Отчет о деятельностиза 1908 г. М. 1909, с. 19.
  • [13] Отчет о 1 -м съезде представителей существующих в России обществ покровительства животным и их отделов в 1882 году. Спб, 1882г., с. 14.
  • [14] Охота, июнь 1895, с. 33-34.
  • [15] 1 Зов. № 1112. 1992.
  • [16] ГАОО. Ф. 2, оп. 2, д. 860, л. 2.
  • [17] ГАОО. Ф. 2, оп. 2, д. 860, л. 2.
  • [18] Народное образование. 1899. № 3, с. 94.
  • [19] Кащенко Н.Ф. Развитие человеческого господства над организованной природой//Естествознание и география. СПб, 1898. № 1.
  • [20] Из Устава Майского Детского Союза в дер. Александровка. Архив ВГО. Ф. 14, оп. 3, д. 20,л. 1. 1 Архив ВГО. Ф. 14, оп. 3, д. 28, л. 6-7.
  • [21] Сталь А. Несколько слов о Майском союзе. Защита животных. 1908. № 4, с. 49.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы