Правовая охрана лесного фонда и водного хозяйства как условие сохранения животного мира досоветской России

В настоящем разделе рассмотрим вопрос о деятельности Российского государства по охране диких животных и водных биологических ресурсов через призму охраны лесного и водного хозяйства как условий существования названных объектов природы. Этим вопросам в истории государства уделялось большое внимание. В исследовании законодательства дореформенной и пореформенной России многие уставы, манифесты, указы, положения, принятые правительством на протяжении XVIII - XIX вв. рассматривались через охрану и восстановление лесов[1]. По мнению [2]

Н.В.Шслгунова, они привлекли внимание историков и правоведов с точки зрения использования и ресурсосбережения животного мира, водных биологических и иных ресурсов2. Так, например, этому вопросу были посвящены три четверти природоохранных законов России, принятых в XVIII и XIX ввА

Процесс развития капиталистических отношений в России способствовал резкому усилению эксплуатации растительных, минеральных и биологических ресурсов государства. Рост производительных сил выражался, прежде всего, в строительстве и функционировании предприятий, связанных с топливной технологией (металлургическое, керамическое, стеклодувное, поташное, винокуренное, солеваренное и другие производства). Эти предприятия не только поглощали источники энергии (древесину, уголь, торф), но и засоряли отходами и вредными выбросами воздушное пространство, землю и водоемы, что приводило к постепенному уничтожению лесов, изменению ландшафтов, истреблению фауны1. Лесозаготовки, торфоразработки, промыслы (охота и рыболовство и т.д.) способствовали истощению природных ресурсов и нарушению восстановительного баланса, о чем свидетельствуют материалы нашего исследования.

Европейский Север издавна имел большое практическое и важное теоретическое значение. Во-первых, богатство природных ресурсов. В районах Севера сосредоточены разнообразные природные ресурсы, необходимые для развития народного хозяйства: апатиты, никель, золото, олово, алмазы, значительная часть каменного угля, гидро- и лесоресурсы. «На всем земном шаре, вероятно, найдется лишь немного таких богатых лесом областей, как Архангельская губерния. В Европе, по крайней мере, по величине лесной площади, эта губерния занимает первое место по лесистости (44%), уступая лишь Вологодской и Пермской губерния. «Площадь лесов Архангельской губернии колоссальна. По данным 1913 года она исчислялась в 31 890 000 десятин, из которых на долю казны приходилось 30 385 289 десятин». «Архангельские леса дали возможность вывезти в 1909 году лесных материалов на 20232 000 рублей»2.

По условиям своего развития, экономико-географического положения, эта территория более благоприятна и доступна для экономических центров страны и зарубежных государств. Это способствовало более интенсивному вовлечению Севера в территориальное, международное разде- [3] [4] [5]

ление труда, что, несомненно, стимулировало более полное использование природных богатств, включая и животный мир.

Развитие товарного производства требовало преобразования транспорта. В дореформенной России основными видами транспорта были водный и гужевой. Основными водными путями были Волго-Камский, Сухоно- Двинский, Западно-Двинский, Днепровский и Донской. Действовали каналы Вышневолоцкий, Мариинский и Тихвинский, соединяющие бассейн Каспийского моря с Балтийским, Бсрезнинский, Огинский и Днепрово- Бугский - соединявшие Черное море с Балтийским, и другие, общей протяженностью 300 км. Водным транспортом осуществлялся основной подвоз на экспорт - хлеба, леса, железа, пеньки, льна - к Петербургу, Риге, Одессе, Таганрогу, Астрахани, Архангельску.

Водные пути стимулировали темпы роста различных отраслей промышленности - судостроения, лесообработки, канатно-прядильного производства, и тех населенных пунктов, которые были тесно связаны с судоходством и сплавом. Неблагоустройство речных путей обусловливало господство сплавного судоходства. Это, в свою очередь, не могло не оказывать влияния на природную среду, в том числе на водные биологические ресурсы и объекты животного мира.

Вовлечение России в систему капиталистического производства, рост перевозок, их темпа и объема требовали коренного преобразования водного транспорта, его механизации, технического перевооружения[6] [7]. Первые годы XIX века были периодом интенсивного развития внешней торговли России. Если в 1801-1805 гг. среднегодовой вывоз товаров из России составлял 75 млн. руб., то в 1846 - 1850 гг. он возрос до 152 млн. руб., ввоз за эти же годы увеличился с 53 до 132 млн. руб. Европейский Север представлял собой один из крупнейших экспортных районов страны, вывозивший лес, пиломатериалы. Если в 1893 году в Архангельской губернии было 15 лесопильных заводов, выпускавших продукции на 4.303.560 руб., то в 1913 году таких заводов было 44 с выпускаемой продукцией на 28002006 руб.

Из отраслей легкой и пищевой промышленности относительно быстрое развитие получило льнопрядильное производство и маслодельносыроваренное (Вологодская губерния). Уже к концу XIX в. там насчитывалось 236 крупных маслодельно-сыроваренных заводов[7]. Архангельск в начале века лидировал в российском экспорте смолы и пека. В 1912 г. через Архангельск вывозилось 85% экспортируемой смолы.

Для экономики Севера России было характерно множество мелких промыслов и предприятий: кожевенные, меховые, скорняжные, кирпичные, гончарные, медеплавильные, красочные, мыловаренные, смолокуренные, ремонтные мастерские, прянично-булочные, мукомольные и др. Достаточно сказать, что только в одной Архангельской губернии в 1901 году подобных предприятий было 4773, на которых работало 9783 рабочих[9].

О пристальном внимании к северному краю, его несметным богатствам могут свидетельствовать многочисленные экспедиции, проводившиеся на протяжении многих столетий. Нельзя не вспомнить крылатые слова прославленного помора М.В.Ломоносова, который говорил, что «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном»[10].

Таким образом, экономическое обновление России нашло отражение и в хозяйственно-экономической деятельности Архангельской губернии и всего Европейского Севера страны: растет значение лесоэкспорта, быстрыми темпами увеличиваются поставки хлеба за рубеж, растет доля сырьевых материалов в структуре импорта, увеличивается в целом объем внешнеторговых операций, налаживаются связи с новыми государствами - все это, в свою очередь, способствовало внутреннему развитию северного региона

С развитием промышленного и сельскохозяйственного производства, транспорта, водных артерий возрастала нагрузка на природную среду. Требовалась разработка и принятие действенного правового механизма ресурсопользования и ресурсосохранения природных богатств Севера России в целом. Такое положение вызывало озабоченность государства, наметился переход от практики случайных и локальных мероприятий по правовой защите природы к изданию целенаправленных общероссийских актов. Разнообразие природо-климатических условий на огромной территории Российской империи, специфика традиционных промысловых занятий населения требовали для ряда регионов отдельных нормативных актов, по которым регулировался порядок природопользования и предусматривалась охрана природных биологических богатств, в том числе и в первую очередь животного мира и водных биологических ресурсов.

В дореволюционный период в России сложилась определенная государственная лесная и природоохранительная политика, лесное и охотничье законодательство, система лесоуправления, начала формироваться сеть особо охраняемых природных территорий. Несмотря на широкое распространение и крепкие устои частной собственности в России, природоохранительная политика государства, действовавшая в интересах общества, его будущего, в общем-то, благосклонно принималась населением страны.

Объективная оценка правовой охраны природно-заповедного дела России невозможна без изучения основных этапов ее становления и развития. Ее изучение может привести к теоретическим и практическим выводам, важным для современного состояния охраны животного мира. Более того, историческая преемственность основных юридических форм заповедной охраны природы позволяла прогнозировать их дальнейшее развитие, избежать в будущем не оправдавших себя организационно-правовых мер.

В России существовала и такая форма заповедных территорий как «народные заказники». Например, на Камчатке «по приговору» местного населения с целью сохранения в промысловом количестве соболя были учреждены соболиные заказники. В бассейне реки Оби манси выделяли «запретные места», в которых не разрешалась охота на некоторых животных. На Урале некоторые припоселковые лесные массивы, особенно кедровые, охранялись населением и использовались как места отдыха1. В 1905 г. Московское общество испытателей природы выпустило постановление о необходимости сохранения памятников природы.

С развитием технического прогресса и практически неограниченным предпринимательством, сочетающимся с конкуренцией, происходило резкое сокращение нетронутых человеком пространств и истребление природных богатств. Утверждался взгляд на природу как нечто противостоящее человеку, то, с чем нужно постоянно бороться, которое нужно покорять, над чем необходимо господствовать. Закономерной общественной реакцией на подобное положение явилось природоохранительное движение, зародившееся на рубеже XIX - XX веков. На первом этапе оно характеризовалось выделением особо охраняемых природных территорий (национальных парков, заповедников) и осуществлялось в форме «консервативной» охраны естественных экологических систем1.

В России вопросы охраны памятников природы не привлекали нужного внимания: сыграли роль обширность наших территорий, разнообразие физико-географических и биологических условий, небольшая плотность населения и обилие мест мало или вовсе нетронутых человеком. В России могли бы создаваться обширные национальные парки, так как весьма значительные территории принадлежали казне, удельному ведомству, мона- стырям". Но и в начале XX в. в России, по мнению академика И.П.Бородина и других природозащитников, не поздно было взять под охрану природу, которая сохранялась еще в значительно большей степени, чем в Западной Европе, так как хищническое отношение к ней началось значительно позднее.

В отчете академика И.П. Бородина по существу была намечена главная цель природоохранительной работы: «Мы не можем вполне понять окру- [11] [12]

жающую нас природу, если будем изучать ее при условии постоянно непрерывно прогрессирующего воздействия на нее». И.П.Бородин назвал нравственным долгом перед родиной в природоохранительном движении, которое охватило Западную Европу. Утратить ту природу, среди которой когда-то складывалась наша государственная мощь, жили и действовали отдаленные предки, было бы преступлением. Сколько бы защитных участков не устроили наши соседи, они не в состоянии заменить наших будущих заповедников, - подчеркнул И.П. Бородин. Важно не просто благоговейное отношение к реликвиям, создание защитных участков чрезвычайно важно в педагогических целях. Природоохранное дело в России, в сущности, заключалось в принятии законов об охоте, рыбной ловле, охране лесов и т.п. Отдельные мероприятия правительства, ученых обществ и частных лиц не меняли общей картины.

Например, знаменитая Беловежская Пуща, занимающая более 1000 кв. верст, растительный мир которой почти сохранился с древних времен, не вполне удовлетворяла условиям национального парка: она заселена, велось лесное хозяйство, зубр охранялся с охотничьими целями. Между тем зубр кроме Беловежской Пущи, где он поддерживался до некоторой степени искусственно, водился еще на Кавказе, Кубанской области и других регионах[13].

Заслуживала внимания деятельность Рижского общества Естествоиспытателей, которые возбудило ходатайство перед Главным управлением Землеустройства и Земледелия об устройстве заповедного участка на о. Морицгольм, расположенном на Уамайтенском озере в Курляндской губернии. Остров принадлежал Министерству Государственных Имуществ, замечателен разнообразием животной и растительной жизни. Заслуга Рижского общества в том, что оно перешло от слов к делу. В частности, оно обратилось с воззванием к общественности «Щадите наши памятники природы» (Рига, 1910). Ходатайство Рижского общества Естествоиспытателей было энергично поддержано Императорской Академией наук.

В 1905 г. Московское общество испытателей природы принимало постановление о необходимости сохранения памятников природы (проф. Г.А. Кожевниковым была представлена программа проведения мер по охране памятников природы).

Петербургское общество естествоиспытателей благодаря В.В. Докучаеву владело степным заповедным участком (Деркульским). В 1892 году начала исследовательскую работу знаменитая «докучаевская» особая экспедиция, образованная при Лесном Департаменте «для испытания и учета лесного и водного хозяйства в степях России» и «для исследования источников главнейших рек» с целью улучшения условий земледельческой культуры при помощи лесов. Подготовленные и опубликованные отчеты «Особой экспедиции» положили начало научному земледелию, лесному опытному делу в России, организации водного хозяйства. Одновременно работала другая экспедиция под руководством А.А. Тилло, изучавшая непосредственно водный режим истоков главнейших рек европейской части России в связи с лесами.

В 1894 году учреждено министерство Земледелия и Государственных Имуществ, которому было "вверено заведование сельскохозяйственной, лесной и горной промышленностью, а также государственными имущест- вами". Такое объединение вызвало потребность упорядочения ведения лесного и охотничьего хозяйства, что вызвало необходимость принятия нового закона об охоте 1892 г. Кодификационная работа велась несколько лет, однако представленный «Проект закона об охоте» не нашел поддержки у населения, встретил сильную оппозицию со стороны охотников- промысловиков и не был принят в дореволюционный период.

В 1905 году был принят новый Лесной устав, содержавший 815 статей, являясь важной вехой в развитии лесного и природоохранного законодательства России. Однако он был громоздок, грешил мелочной регламентацией и даже откровенными архаизмами типа статей из Уложения 1649 года. В результате продолжительной доработки он представлял юридически более совершенный правовой документ и был принят в 1913 г. объемом в 6 книг. Дореволюционное уголовное законодательство России устанавливало запреты, предназначенные для охраны природных богатств: лесных ресурсов и животного мира.

Уголовное уложение 1903 г. объединило такие посягательства в гл. VI, их перечень, большее количество объектов взято под защиту, в том числе отдельные виды диких животных, молодняк птиц, места гнездования. При этом уголовно-правовые нормы были закреплены в актах административно-правового содержания, регулировавших природопользование. Общественная опасность деяния определялась фактом нарушения прав государства на пользование ресурсами независимо от размера причиненного ущерба, вида и качества предмета посягательства. Тем не менее, оценивая деятельность российского государства в сфере охраны водных биологических ресурсов дореволюционного периода, профессор Э.Н. Жевлаков отмечает ее несоответствие практике применения правовых норм, что не вызывает никаких сомнений[14].

Представляет научный и исторический интерес создания в России заповедников по охране и восстановлению ресурсов соболя. Постановлением правительства от 16 апреля 1912 г. признавалась «неотложность выделения охранных участков, так называемых заповедников, которые служили бы местом для спокойного существования и размножения соболей и центром их расселения в прилегающие охотничьи районы». Вскоре появившийся Закон об установлении ограничительных по охоте на соболя мер «запретил охоту на соболя с 1 февраля 1913 г. по 15 октября 1916 г.». Закон предусматривал ответственность не только за добычу, но и за перевозку, сбыт, хранение и т.д.

В октябре 1916 г. вышло постановление Совета Министров «Об установлении правил об охотничьих заповедниках», по которому право образовывать на землях единственного владения казны заповедники для сбережения охотничьих и промысловых зверей и птиц» предоставлялось министру Земледелия а ведение охотничьего и лесного хозяйства на землях заповедников определялось инструкциями министерства земледелия.

В 1914-1915 гг. начали функционировать первые охотустроительные экспедиции - Баргузинская и Саянская, с 1916 года к работе приступила Камчатская экспедиция. В 1916 году по результатам экспедиции был создан первый в России Баргузинский заповедник, а также выделены Саянский охотничий заповедник и Казыр-Сукское промыслово-охотничье хозяйство.

12 съезд русских естествоиспытателей в Москве вынес решение: «Образовать при Императорском Российском Географическом Обществе в Санкт-Петербурге Центральный природоохранительный комитет с участием Главного Управления Землеустройства и Земледелия, Главного Управления Уделов, Императорской Академии наук, Императорского Вольноэкономического общества, Императорского Санкт-Петербургского Общества Естествоиспытателей, Лесного общества». Комитет должен был объединить деятельность местных природоохранных комитетов[15].

В этот же период в России получает распространение частновладельческая форма охраны отдельных природных участков. Примером может служить создание заповедников Аскания-Нова, Самарская заповедная степь и др. Заповедники рассматривались как комплексные научно- исследовательские учреждения, лабораториями которых являлись те или иные элементы самой природы заповедника. Комплексные заповедники, являясь научно-организационным природным целым, лабораторией живой природы, выполняли в России сложные, подчас государственной важности, научно-исследовательские задачи:

Изучение биосферы заповедной территории в ее важнейших связях и зависимостях явлений и процессов природы, доступных для исследования в условиях заповедности и необходимых для науки и народного хозяйства страны;

Организация длительных научных наблюдений и исследований для разрешения важных вопросов и проблем естествознания, обеспечивающих успех науки и роста хозяйства;

Разработка методологии и методик полевых естественно-научных исследований;

Охрана и сбережение генетических фактов растений и животных не только видового состава на заповедных территориях, но и в их естественных взаимоотношениях с окружающей природой в целях сохранения жизнестойкости представленной фауны и флоры;

Постановка научных экспериментов в порядке усовершенствования опытно-хозяйственного дела.

Подводя некоторый итог, можно отметить, что природоохранная деятельность различных союзов и комитетов стимулировалась рациональными и этическими соображениями о гармонизации отношений человека и природы, ответственностью поколений перед потомством за свое поведение перед природой. Выступая против хищнического, нерационального природопользования, общественные организации являлись продолжателями народных традиций защиты животного и растительного мира, водных биологических ресурсов.

Призывы пионеров-природозащитников - ученых и писателей - М.В.Ломоносова, С.П.Крашенинникова, А.Т.Болотова, И.Т.Посошкова и др. к бережному отношению к природе находили отклик среди представителей всех сословий. Практическая научная работа академиков И.И.Лепехина и П.С.Палласа, а позже академиков К.М.Бэра, Ф.Н.Чернышова и других ученых в инициировании природоохранного законодательства положила начало конкретной деятельности академической общественности по этому вопросу.

Большую роль в организации первых заповедных территорий в России сыграла научная общественность. Плодотворная деятельность русских естествоиспытателей Д.Н.Анучина, И.П.Бородина, В.Н.Высоцкого, Г.А. Кожевникова, И. Ф. Морозова, Н.М.Пржевальского, В.А.Семенова-Тян-

Шанского, В.И. Талиева, А.П.Тольского, Ф.Фейна, и других не осталась безрезультатной. В России стали создаваться заповедники как научные учреждения, в отличие от зарубежных парков-заповедников, создаваемых для «любования» естественной природой.

В 1912 г. при Императорском Русском географическом обществе была организована Постоянная природоохранительная комиссия под председательством статс-секретаря А.С. Ермолова. В 1913 г. после международной конференции в Берне была образована Совещательная комиссия для международной охраны природы, в которой деятельное участие принимала и Россия. В Положении о ней указывалось, что цель комиссии «возбудить интерес в широких слоях населения и у правительства к вопросам охраны памятников природы России и осуществлять на деле сохранение в неприкосновенности отдельных участков или целых местностей, важных в ботаническом, геологическом, в физико-географическом отношениях, охранении отдельных видов растений, животных и др.». Комиссия была центром природоохранительной деятельности в России. Она обратилась ко многим специалистам и природоохранительным обществам страны с просьбой сообщать сведения о редких объектах природы.

В 1915 г. комиссией был подготовлен проект «Положения о заповедниках», а в октябре 1917 г. В. А. Семенов-Тян-Шанский представил записку «О типах местностей, в которых необходимо учреждать заповедники типа американских национальных парков». В этой записке ставился вопрос о необходимости сохранения «для потомства на вечные времена образцов физических ландшафтов» и предлагалось в качестве таковых 40 участков в различных географических зонах страны. По инициативе Постоянной природоохранительной комиссии была выделена часть Ильменских гор как особая горная дача государственного значения.

Принятый в 1916г. Закон о заповедниках определил юридическую основу создания и существования таких охраняемых угодий. Этим актом министру земледелия предоставлялось право «образовывать на землях единственного владения казны заповедники для сбережения и размножения охотничьих зверей и птиц», а также устанавливать ответственность за нарушение режима заповедников. Охрана заповедников осуществлялась лесной стражей. Нарушение заповедного режима влекло наложение мер взыскания[16]. Следует отметить, что Свод законов Российской империи содержал более 600 законодательных актов, касающихся охраны природных богатств страны, принятых за период с 1649 по 1916 гг. Однако лишь немногие из них регулировали режим заповедников, в том числе и в первую очередь животного мира и водных биологических ресурсов. Развитию сети заповедных объектов во многом препятствовала частнособствсн-ничсская система хозяйствования.

Начавшаяся первая мировая война не только прервала природоохранительную деятельность, но и свела на нет часть начинаний в области заповедного дела в России. Тем не менее, были выработаны основополагающие идеи заповедного дела, которые в дальнейшем развивались и совершенствовались. Так, были определены три главных принципа, определяющие режим заповедника: в нем как в капле воды должно отражаться все многообразие природы представляемого им региона; на его территории люди не имеют права ни прямо, ни косвенно влиять на биосферу; отсюда следует черпать научные данные о естественном развитии процессов, протекаемых как в рамках сложившихся сообществ, так и внутри отдельных популяций.

Еще в 1909 г. профессор Г.А. Кожевников, отвечая на вопрос, как понимать идею заповедных участков, предложил формулу, ставшую впоследствии классической: «Чтобы иметь возможность изучать природу, мы должны стараться сохранить ее в первобытной неприкосновенности в виде ее наиболее типичных формаций». Но могут быть заповедными участки иного рода, в которых природа вполне предоставлена самой себе. Эти участки будут служить и прекрасными рассадниками дичи, но, главное, они имеют чисто научное значение, позволяют наблюдать природу в полной неприкосновенности, вне каких-либо искусственных влияний со стороны человека. «Только при этих условиях мы можем выяснить законы природы, то биологическое равновесие, которое царит в ней», - писал Г.А.Кожевников в начале XX века[17].

Итак, в первые десятилетия XX века в России была не только осознана и принята идея охраны природы, но и сделаны большие успехи в ее осуществлении. В середине 1917 года Московское общество акклиматизации растений и животных включилось в работу по охране памятников природы. Управление делами Главного земельного комитета министерства земледелия, признавая необходимость создания в России заповедных участков и даже национальных парков, предложило произвести учет памятников природы, охранявшихся до сих пор теми или иными учреждениями и частными лицами, а также привести «в известность участки, которые необходимо принять под охрану государства на будущее время».

Для реализации намеченной программы было решено провести работу по сбору следующей информации: 1) географическое положение участка (расстояние от железной дороги, крупного центра, реки и т.п.), 2) площадь земли, занимаемая в настоящее время, 3) площадь, необходимая для ограждения участка в будущем, ее естественные границы, 4) общая характеристика окружающей местности, 5) в каком отношении замечателен данный заповедник или памятник природы, его характеристика, 6) его историческое прошлое, 7) с какого времени находится под охраной , 8)какое назначение данного участка в настоящее время, 9) цель охраны его в будущем, 10) не подвергается ли участок в данный момент опасности (уничтожение, захват, потрава, место гуляний и т.д.), 11) какие меры необходимы для охраны заповедника или памятника в настоящее время и в будущем, 12) средства, необходимые для обеспечения дальнейшего его осуществления и источники их получения, 13) имеются ли указания на данный заповедник или памятник природы и культуры, 14) является ли данный памятник совершенно исключительным по своей редкости или же он найдет себе повторение и в других местах и где именно в данной губернии имеются подобные участки, 15) почему должен пользоваться предпочтением именно данный заповедник или памятник при наличии других, во многом его повторяющих, 16) пользуется ли данный заповедник или памятник природы признанием со стороны других научных обществ и каких именно.

В этот период в России, равно как и в других государствах, возникло большое число добровольных обществ любителей природы и охраны животного мира. Такие общества под разными названиями были созданы во Владимирской, Тульской, Харьковской, Петербургской и других губерниях. Кроме природоохранительного просвещения, они собирали сведения о памятниках природы и природных территориях, требующих заповедания и других форм охраны. С 1912 по 1916 г.г. появились первые общественные и государственные заповедники - Аскания - Нова, Лагодехский, Баргузин- ский, Беловежская Пуща, Саянский, Супутинский. Их функции в основном сводились к охране ценных представителей охотничье-промысловой фауны.

Сосуществование, единение с природой в целом и природными объектами, в частности, всегда было неотъемлемым элементом культур разных народов. Соединение в некоторых законоположениях об охране памятников культуры и природы свидетельствует об осознании общности исторических проблем экологии природы и экологии культуры.

Таким образом, правовое закрепление и выделение особо охраняемых природных территорий России прошлых столетий - одна из исторически сложившихся частей природопользования. Природные территории данной категории являются не только эталонами природы, островками спасения редких и исчезающих видов животных и растений, водных биологических ресурсов, но и составляют как бы самостоятельную народнохозяйственную отрасль - поддержание экологического равновесия и сохранения природного потенциала страны.

К этим территориям относились объемные участки биосферы, включающие сушу или акваторию с их поверхностью и толщей, которые полностью или частично, постоянно или временно исключены из традиционного хозяйственного оборота и предназначены для сохранения и улучшения свойств окружающей человека природной среды, охраны и воспроизводства природных ресурсов, защиты природных и искусственных объектов и явлений, имеющих научное, историческое, хозяйственное или эстетическое значение.

Природоохранное законодательство дореволюционной России является ценнейшим наследием отечественного права. Использование этого опыта будет способствовать всестороннему и качественному развитию современного законодательства по охране окружающей природной среды. Главным звеном проблемы отношений человека с окружающей природной средой выступает «право» природы на свое естественное существование и развитие. В XVIII веке положение окончательно изменилось. Не случайно, что именно в средней Европе в середине XIX века возникло движение за сохранение «памятников природы»: не только леса с его типичной флорой, фауной, но и любой части естественного ландшафта - ручья, скалы, большого валуна, дерева и т.д.

В России сохранность ландшафта подразумевалась в отдельных законодательных актах уже в начале XX века. Так, например, в акте, касающемся межевания (1907 г.) предписывалось «не выворачивать без надобности большого валуна, не рубить груши деревьев, не менять естественного вида ручья и т.п.».

Выступая с докладом в декабре 1909 г. на заседании императорского русского общества, а затем на XII съезде русских естествоиспытателей и врачей в Москве, академик И.П. Бородин отметил: «Лицо земли подвержено

непрерывными изменениями ... наиболее могущественным фактором, вызывающим эти изменения, бесспорно, является человек с его культурой. Под влиянием последней первобытная природа тает как «воск от огня». Девственные леса и степи отходят в область преданий. Вместе с ними исчезает ряд живых существ, животных и растений, не мирящихся с новыми условиями жизни[18].

Природа «предусмотрела» естественный отбор, но не деятельность человека с его огнестрельными орудиями, даже первобытные орудия дикарей лук и стрелы были достаточными для истребления. Стремление сохранить в интересах науки, эстетики хотя бы кусочки естественной природы (Naturdenkmaler - по выражению Александра фон Гумбольдта) вылилось в международно-правовое регулирование природо-охранительной деятельности государств.

Таким образом, вопрос о соотношении национальной и международноправовой охраны памятников природы непосредственно касается общей цели устремлений: каждое государство, нация, охраняя природу на своей территории, тем самым охраняет природу Земли. Но международно- правовое регулирование природоохранительной деятельности - важнейший компонент природоохранного законодательства в целом, именно на нем лежат все функции интегративного характера. Это в полной мере относится и к России, которая заимствовала из опыта других государств все ценное и полезное для охраны и приумножения природных богатств, в том числе представителей животного мира и водных биологических ресурсов. Рассмотрим подробнее это направление.

  • [1] 2 Охотники добывают соболя // Советская Россия. 1958 г. 27 февраля.
  • [2] Николаев А. Белые лисицы // «Союзпушнина». 1931, № 7. С. 26-27. 1 Вопросам государственного лесного законодательства было посвящено несколько специальных работ. См., например, Лесное законодательство в России //Журнал Министерства государственных имуществ. 1841 г., № 5; Врангель В. История лесного законодательства в Российской империи с присовокуплением очерка истории корабельных лесов России, СПб. 1841г.; Гладилин П.О. О влиянии лесоохранного закона на сохранение лесов в России. СПб. 1911;Чефранов Н.А. Охрана природы в эпоху Петра 1 //Охрана природы и заповедное дело вСССР, 1960, № 6; Истомина Э.Г. Лесоохранительная политика в России в ХУШ-начале XXвв. //Отечественная история, 1955, № 4 и др.
  • [3] 2 Молчанов Б.А. Человек и природа в традиционном правосознании народов Северной России. Архангельск. Изд. Поморского ун-та. 1998. С. 6-7. 3 Шелгунов Н.В. история русского лесного законодательства. СПб., 1857. С. 52.
  • [4] Булгаков М.Б., Ялбулганов А.А. Российское природоохранное законодательство XI-началахх веков. Изд. «ЛЕГАТ». М. 1997. С. 24-25.
  • [5] Битрих А.А. О лесах Кемского края (Известия Архангельского общества изучения РусскогоСевера). 1916. Т. 1.С.155-156.
  • [6] 1 Истомина Э.Г. Водные пути России во второй половине ХУШ-начале XIX вв. М. С. 260-270.
  • [7] Потолицын А.И. Крестьянское революционное движение на Севере...С. 53.
  • [8] Потолицын А.И. Крестьянское революционное движение на Севере...С. 53.
  • [9] Маслов П. Аграрный вопрос в России. М. 1924. Т. 2. С. 56.
  • [10] Ломоносов М.В. Поли. собр. соч. М. 1934. Т. 6.
  • [11] Насимович А.А. Дореволюционный период в развитии заповедного дела //Опыт работы изадачи заповедников СССР. М. 1979. С. 8. 1 Организационно-правовые вопросы охраны природно-заповедного фонда. Копия отчета оНИР. Киев, 1987. С. 30.
  • [12] Бородин И.П. Охрана памятников природы... С. 309.
  • [13] Пачосский И. Основные черты развития флоры юго-западной России. Западное Новороссийское Общество Естествоиспытателей. Приложение к 34 тому. Херсон. 1910. С. 141.
  • [14] См.: Жевлаков Э.Н. Уголовно-правовая охрана окружающей среды в Российской Федерации. М: Изд-во НИИ Ген. прокуратуры РФ, 2002. Ч. 1. С. 25.
  • [15] Бородин И.П. Охрана памятников природы...С. 315.
  • [16] Сборник узаконений и распоряжений правительства. 1916, № 304. Ст. 2936.
  • [17] Кожевников Г.А. О заповедных участках //Труды 2-го Всероссийского съезда охотников вМоскве (17-25 ноября 1909 г.). М. 1911. С. 46.
  • [18] Бородин И.П. Охрана памятников... С. 298.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >