Правовое регулирование охраны диких животных и водных биологических ресурсов досоветской России

Действовавшие в империи законы о зверином, морском промыслах, речном рыболовстве изложены, главным образом, в т. ХП Свода законов, в Уставе Сельского хозяйства. Но к названным законам издавались отдельные дополнения в виде законодательных актов и распоряжений о рыболовстве, плавании рыбачьих судов в море, о льготах для рыбаков по судостроению, о праве собственности на воды речные, озерные и морские, о взысканиях за нарушение правил рыболовства, боя тюленя, за ловлю устриц, котиковый промысел и т. и. В Свод законов не включены конвенции, заключенные Россией со Швецией и с Румынией о рыболовстве в пограничных с этими странами водах. Министерствами государственных иму- ществ, земледелия издавался ряд инструкций и циркуляров по рыболовству, которые не были сведены в единое законодательство.

В 1903 году Департаментом Земледелия был издан Сборник обязательных постановлений и местных актов по рыбопромышленности, содержащий все правила, изданные на местах. Собрания же законов и распоряжений центральных органов по рыболовству практически не существовало, если не считать книгу Д. Клексора «Действующее законодательство по водному праву» (СПб. 1903), в которую, однако, вошли далеко не все законы по рыболовству, и «Сборник действующих узаконений о торговом мореплавании», изданный Главным Управлением Торгового мореплавания и Портов (СПб, 1903).

Распоряжение министерства внутренних и духовных дел «О соблюдении арендаторами рыбной ловли правил рыбного хозяйства» от 19.02. (02.03. нов. ст.) 1848 года было включено в (Сборник административных постановлений Ведомства внутренних и духовных дел» 1867 г.). В разделе «Общие правила рыбного хозяйства» для арендаторов государственных имуществ при ловле рыбы в прудах, озерах и реках, состоящих в ведении казны, указывались следующие правила: 1) предохранять рыбу от ловли во время метания ею икры и те сорта рыбы, которые поймали в несоответственное время, выпускать в воду обратно; 2) не употреблять для рыбной ловли отравы, острия, ружья; 3) во всех прудах, озерах сохранять и разводить известное количество соответственно местности; 4) мелюзги отборных сортов рыбы не ловить; 5) для предохранения от истребления мелюзги отборных и нехищных родов там, где находится несколько прудов, следует хищные роды рыб переводить в нижний.

  • 09.03.1892 года Министром Государственных Имуществ был издан циркуляр «О принятии мер к прекращению незаконных способов рыбного лова» в связи с наличием многочисленных фактов (сигналов) о производстве лова рыбы посредством заколов, сетей, коробов и других орудий, устанавливаемых во всю ширину рек и речек, что идет в нарушение ст. ст. 216, 217 Свода законов (т. XII, ч. 2 изд. 1886 года). В циркуляре рекомендовалось «строжайше усилить наблюдение за пресечением и недопущением таких незаконных способов рыбного лова и о привлечении виновных к ответственности».
  • 14 октября 1899 года принят циркуляр за № 1174 министерствами земледелия и государственных имуществ, направленный губернаторам, «О принятии мер к прекращению лова рыбы ядовитыми и сильнодействующими веществами». В нем отмечалось, что участился лов рыбы во многих местах путем отравления ее известью и кукельваном. Такие приемы лова, направленные против массы рыбы, которая, однако, не вся попадает в руки рыбаков, поскольку большая часть отравленной рыбы тонет или уносится течением, должны быть признаны хищническими и крайне вредными.

В Своде законов Российской империи (т. XII, ч. 2) в разделе «О звериных и рыбных промыслах» закреплено положение о порядке производства звериных и рыбных промыслов в Северном океане и Белом море. Отмечено, что «никому в особенности не возбраняется заниматься рыбным и звериным промыслом на Северном океане и Белом море». Жителям поморского края Архангельской губернии (за исключением г. Архангельска) дозволялось для облегчения промыслов получать таможенные паспорта на рейсы в Норвегию не только на 1 лето, но и на 2 года, а для промыслов на Новую Землю и на продолжительное время. Для устройства заводов по обработке продуктов китобойного промысла могли отводиться участки земли на Мурманском берегу, требовалось соблюдение следующих условий: китобойный промысел в районе начинать не ранее 1 июня, когда рыбные промыслы уже прекращаются, и протяженность участков по берегу моря не должна превышать 250 сажен (ст. 285).

Запрещен морской котиковый промысел. Допускался промысел морских котиков на суше лишь с разрешения правительства на определяемых им основаниях. Так, закреплен порядок осуществления Устьянского тюленьего промысла: бой лысунов в Мезенском заливе Архангельской губернии. «Для назначения времени начала промыслов и наблюдения за порядком» на каждое трехлетие промыслов избирались старосты от разных населенных пунктов. Старосты собирались в г. Мезени и назначали день выхода в море (не позднее Благовещения - 25 марта).

Виновные в нарушении правил промысла подвергались взысканию по ст. 57 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, изъятием всей добычи. Взыскание определялось с каждой лодки, в которой находились нарушители (ст. 57 за рыбную или иную ловлю в запрещенное время, в недозволенных местах, запрещенным способом или без соблюдения предписанных правил, виновные подвергались денежному взысканию не более 25 рублей)[1].

В разделе «О рыбной ловле в реках Архангельской губернии, впадающих в Белое море и Северный океан, и в притоках этих рек» запрещалось употребление сетей с ячеями, имеющими менее полувершка от узла до узла». Это «не относится к орудиям, которыми производится лов морской рыбы, мойвы и песчанки. В таких орудиях ячеи могут быть меньшей величины». Архангельскому губернатору предоставлялось право разрешать употребление орудий с более мелкими ячеями для ловли мелких пород рыб: ершей, ельца, уклейки, корюшки, ряпушки, сельди и др.

Запрещалось устраивать заборы и заколы по всему течению реки Печоры. Заборы и заколы по другим рекам Архангельской губернии, впадающим в Белое море и Северный ледовитый океан, их притокам дозволялось устраивать там, где они существовали до 06.01.1870 года, или же где с разрешения министра государственных имуществ. Но и в этих заборах и заколах оговаривались обязательные ворота, совершенно свободные для прохода рыбы. Ижи, язы, заездки, фитили и т.п. снаряды из тонких жердей, веток «дозволяются с тем, чтобы они не занимали более 1/3 ширины реки или притона от каждого берега и должны быть расположены ближе полуверсты один от другого.

В 1851 году правительство создало специальную комиссию по изучению рыболовства, проводившую работу в Лифляндии и Псковской губернии. Были организованы такие же комиссии по Каспийскому бассейну (1852 г.), Белому морю и Ледовитому океану (1859 г.), Азовскому, Черному морях и бассейну Днепра (1863 - 1864 гг.), Северо-Западному краю (1870 - 1871 гг.). Названные комиссии создавали Правила о рыбных и зверовых промыслах. В 1884 году был опубликован «Проект общих правил рыболовства и рыбоводства», состоявший из 58 статей. Во всех водоемах, в устьях рек, приустьевых пространствах морей устанавливались заповедные зоны. Такие водоемы изымались из частного пользования, любые хозяйственные работы там запрещались. Устанавливался размер дозволенных к промыслу рыб. Не разрешался лов и сбор икры. Запрещалось глушить и травить рыбу, сбрасывать грязные воды, сваливать навоз и нечистоты в овраги, направленные в реки. Контроль за промыслом осуществляли местные власти, рыболовная полиция и общественность.

Законодательство о защите морских животных и рыбных запасов страны за исследуемый период представлено как общероссийскими законами, указами, двусторонними соглашениями и другими нормативными актами, а так же указами региональной направленности. Например, формирование законодательства прибрежных стран по использованию морских млекопитающих первоначально было связано с необходимостью регулирования отношений купли-продажи продукции промысла, установления привилегий торговым городам на сбор пошлин и т. п.1. С развитием китобойного промысла, перемещением китобойных флотов в районы, отдаленные от побережья, в ряде стран начинается формирование законодательства по вопросам регулирования промысла морских млекопитающих. На первом этапе законодательство скорее преследовало протекционистские цели, направленные на укрепление национальной китобойной промышленности, в частности, в Великобритании, Испании, Голландии, Норвегии, Франции[2] [3].

Английские охранные грамоты 1611 - 1615 г.г. об исключительном праве ведения промысла у Шпицбергена и о праве на открытие земель[4] выдавались не только британским, но и голландским китобоям. Вместе с тем рядом актов вводились поощрительные меры, направленные на интенсификацию промысла, различные премии и льготы. Только в Англии сумма выплат по премиям с 1750 по 1824 гг. составила более 2.5 млн. фунтов стерлингов, а с 1762 г. английское правительство освободило своих китобоев от пошлин на торговлю продукцией промысла (ус и жир), иностранцев же обложило двукратным налогом[5].

Протекционистская направленность национальных законодательств рассматриваемого периода по регулированию китобойного промысла неоднократно приводила к столкновениям ведущих морских держав - Англии, Голландии, Португалии, Испании. Китобойные интересы могли быть обеспечены или присвоением обширных морских пространств, или, напротив, гарантированием свободы промысла в открытом море. Доктрина «свободы морей», выдвинутая Г. Гроцием в 1609 г., отражала не только интересы голландской торговой буржуазии в отношении свободы судоходства, но и интересы голландских китопромышленников1.

Последующее развитие национальных законодательств в области промысла морских млекопитающих происходило, во-первых, на фоне роста технической оснащенности китобоев и зверобоев и, во-вторых, на фоне истощения запасов многих ценных видов морских млекопитающих. К средине XIX века была полностью истреблена корова Стеллера, практически выбита популяция североамериканского калана, южного морского котика, серьезно подорваны запасы китов Северной Атлантики - от Ньюфаундленда до Северной Земли.

Печальной судьбы в результате хищнического истребления не избежали и северные морские котики, большие скопления которых были обнаружены в середине XVIII в. в северном полушарии Тихого океана. Промысел котиков зачастую носил сопутствующий китобойному промыслу характер, китобойный же промысел велся варварским образом: американские зверобои в Охотском и Беринговом морях не использовали тушу кита, а вырубали лишь китовый ус2.

Интересы России в значительной степени страдали от разграбления иностранцами животных ресурсов прибрежных вод Дальнего Востока. В связи с этим 4 сентября 1821 г. Александром I был подписан Указ «О господстве России на северной части Тихого океана». Указ был направлен на закрепление прав России в районах Дальнего Востока и Аляски. Иностранным судам запрещалось не только приставать к островам северной части Тихого океана (Алеутские, Курильские и Командорсские), но и «приближаться к оным на расстояние менее чем ста итальянских миль»1. Этим же Указом были утверждены Правила «О пределах плавания и порядке сношения вдоль берегов Восточной Сибири и Северо-Западной Америки».

Охрана запасов морского зверя от хищнических набегов иностранных китобоев была одной из существенных задач, которую должен был решить данный Указ. Несмотря на то, что США и Великобритания опротестовали его, подчеркнув несовместимость его положений с принципом «свободы открытого моря», Указ положил начало оформлению в национальном за-

2 о

конодательсгве принципа сохранения животных морских ресурсов . В дальнейшем (с 1834 по 1847 гг.) Россией были приняты акты, запрещавшие добычу самок котиков, а в 1846-1847 гг. был объявлен полный запрет на промысел животных. Это был первый прецедент в мировой практике. Усилия России по защите северных морских котиков оказались недостаточными: за период с 1799 по 1867 гг. зверобои и китобои США выбили около 2.5 млн. голов животных3.

Ограничению промысла северных морских котиков служило введение в 1893 г. запрета на пелагический (в открытом море) промысел этих животных и установление охранных зон вдоль всего побережья Берингова моря (10 морских миль) и вокруг Командорских островов (30 морских [6] [7] [8]

миль). В указанных охранных зонах в установленные сроки запрещалось находиться иностранным зверобойным судам, однако санкции за нарушение данного закона могли применяться лишь к подданным России, которые издревле вели только береговой промысел. Между тем промысел осуществлялся на путях миграции северных морских котиков. В том же 1893 г. около 50 зверобойных шхун под флагом Великобритании и США вели промысел в зонах, прилегающих к указанным районам[9] .

Состояние запасов большинства видов морских живых ресурсов вызывает все большую озабоченность мирового сообщества. Все виды морских живых ресурсов обладают уникальными биологическими характеристиками и нуждаются в регулировании сохранения и рационального использования, которое должно осуществляться единообразно, посредством научно обоснованных мер, независимо от статуса и режима районов их миграции. Охрана и использование этих видов должны закрепляться особыми правовыми нормами, имеющими международный статус. Эти меры могли быть эффективными при условии сотрудничества всех государств, ведущих разнообразные морские промыслы.

Первые международные соглашения по вопросам, касающимся регулирования использования морских живых ресурсов, имеют давнюю историю и носили двусторонний характер. Они заключались между прибрежным государством и государством, заинтересованным в промысле. Рассмотрим этот вопрос приме-нительно к международно-правовым договорам между Россией и США в области использовании морских пространств и ресурсов. 5 (17) апреля 1824 года в Санкт-Петербурге между императором Всероссийским и Правительством Соединенных штатов была заключена Конвенция о непоколебимом сохранении дружественной связи2.

В ней было предусмотрено, что «во всех частях Великого океана, обыкновенно Тихим океаном или Южным морем именуемого», граждане или подданные высоких договаривающихся сторон «могут пользоваться беспрепятственно и с полною свободою мореплаванием, производством рыбной ловли» (ст. 1); что «в продолжение десяти лет, считая с даты подписания сей Конвенции, кораблям обеих держав ... будет позволено взаимно заходить без малейшего помешательства во все внутренние моря, гавани и бухты ... для производства там рыбной ловли» (ст. IV). Президент

2

США Линкольн заявлял, что сотрудничество с Россией «не только возможно, но и крайне необходимо для благосостояния США», а в политике России он видит «гарантию дружбы между нашими государствами, берущей свое начало с первых же дней существования США»[10].

Проблемы международного сотрудничества России по освоению ресурсов Мирового океана приобрели уже во второй половине XIX века исключительную актуальность, ибо выработанные и принятые международные процедуры и механизмы могли бы обеспечить рациональное использование ресурсов планеты как общечеловеческого достояния. Мировой океан - кладовая животного белка, содержащая около 90% его наличия на планете. Это, несомненно, предопределяет необходимость объединения международных усилий по рациональному использованию биоресурсов и решению мировой продовольственной проблемы.

Состояние запасов большинства видов морских живых ресурсов вызывает все большую озабоченность мирового сообщества. Все виды морских живых ресурсов обладают уникальными биологическими характеристиками и нуждаются в регулировании сохранения и рационального использования, которое должно осуществляться единообразно, посредством научно обоснованных мер, независимо от статуса и режима районов их миграции. Охрана и использование этих видов должны закрепляться особыми правовыми нормами, имеющими международный статус. Эти меры могли быть эффективными при условии сотрудничества всех государств, ведущих разнообразные морские промыслы.

США, как и Россия, организовавшие весьма успешный береговой промысел морских котиков, были заинтересованы в запрете промысла морского. Полезность такой меры подтверждали преимущества берегового промысла, прежде всего, возможность его избирательности, с учетом половозрастного состава стада котиков и, следовательно, возможность лучшего воспроизводства стада. На эти доводы США пытались ссылаться в споре, однако, Парижский Третейский суд в 1893 году правовую точку зрения США не поддержал, встав на позицию абсолютизации принципа свободы рыболовства и морской охоты в открытом море. Тем не менее, заявленные в суде данные о нанесении ущерба популяциям котиков вследствие их морского лова в числе других обстоятельств способствовали совершенствованию международно-правового режима управления запасами морских котиков: Вашингтонской конвенции 1911 года был запрещен лов котиков в море[10].

Этому решению Международной конференции от 24 июня 1911года предшестовали наиважнейшие события, регулировавшие промысел котиков задолго до принятой договоренности ряда держав по охране морских котиков. Отметим, что крайне недостаточная охрана дальневосточного морского побережья России и прилегающих к нему русских островов во второй половине XIX-начале ХХв. привела к уничтожению иностранными браконьерами в Охотском море китов, значительной части морских котиков на Командорских островах и т.д.

Мировая научная общественность, выражая опасение за будущее животного мира планеты, уже в начале века начала разработку научно обоснованного подхода к использованию богатств природы2. Началом движения за сохранение и рациональное использование ресурсов Мирового океана стала борьба за сохранение морских млекопитающих. Двусторонние соглашения, а также законодательные акты, принятые в их развитие, создали правовую базу для выработки многостороннего договора 1911 г. об охране котиков в северной части Тихого океана. В него включены меры по защите запасов, первоначально закрепленные в национальных законодательствах, затем в двусторонних соглашениях, в частности, установление охранных зон в 10, 30 и 60 миль, запрет гражданам США и России промысла в открытом море и др.1.

Одним из первых двусторонних международных документов, опосредованно связанных с охотой (без участия России), была, пожалуй, Конвенция между Соединенными Штатами Америки и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии об охране мигрирующих птиц, заключённая 16 августа 1916 г. VIII Международный зоологический конгресс в Гроце (1910 г.) и I Международная Конференция по охране природы, проходившая в Берне в 1913 г.2 положили начало кампании за сохранение котиков. Россия принимала активное участие в работе названной конференции.

На конгрессе в Гроце (1910 г.) директор Поль Саразен, сделавший доклад о мировой охране природы, подчеркнул: «Комитет, которому поручено основать международную или всемирную комиссию для охраны природы, соберется немедленно. Эта комиссия будет состоять из представителей всех наций, и в ее обязанности будет входить распространение охраны природы на всю Землю... Для этого комитет предлагает установить [12] [13] [14]

международное соглашение по поводу охраны природы во всех странах земного шара»3.

На Конгрессе было отмечено, что истребление ценных видов растений и животных приняло такие размеры, что пора, наконец, всем благоразумным людям «сойтись в твердом решении положить конец этому истребительному неистовству и сохранить, насколько возможно, что еще можно спасти». Задача заключается в том, чтобы развивать частную инициативу и формировать общественное мнение, активизировать деятельность обществ в пределах государств, совместную работу всех цивилизованных наций в этом направлении.

Созданный по поручению Конгресса Временный комитет с участием России по международной охране природы принял следующую резолюцию: «Организовать международное соглашение об охране природы во всех государствах мира... Швейцарскому Союзному Совету предоставлялось право созвать делегатов для учреждения международного природного комитета»[15] [16]. Союзный Совет решил созвать 03.09.1913 г. Конференцию, которая могла бы обсудить наиболее важные вопросы и принять по ним решения. В объяснительной записке, приложенной к приглашению, говорилось: «Охрана природы стремится сохранить представителей животного и растительного мира, особенно тех, которым грозит уничтожение.

Первая международная Конференция по охране природы в Берне (1913 г.) собрала представителей 17 государств, в том числе и России, владения которых занимают более Уг суши Земного шара. С докладом «О задачах мировой охраны природы» выступил представитель Швейцарии Поль Са- разен. Он подчеркнул: «... вся высшая фауна, живущая на земном шаре в диком состоянии, может совершенно погибнуть, если не постараться приложить деяния к тому, чтобы предотвратить это несчастье. Нам хорошо известны цели предстоящей работы, но менее ясны те пути, которые могут вести к достижению этих целей. Природа не знает политических и административных границ, и ее охрана не может ограничиваться какими-либо отдельными государствами. Охранить живую красоту всего живого земного шара от грозящего ей уничтожения является задачей столько же национальной, сколько и международной охраны природы»2.

Докладчик отметил, что наибольшему преследованию подвергаются киты и тюлени. Факты массового истребления названных животных имеют место в Норвегии. Торговля китовой и тюленьей ворванью находится, главным образом, в руках норвежцев, а известно, что, если торговлю не ограничивать законами, она сама себя стеснять не станет. Поэтому норвежцы более чем другие народы, содействовали уничтожению этих морских животных.

Окончательное истребление гренландского кита, этого царя океанов, вероятно уже совершилось или, во всяком случае, до него недалеко. В области северных морей, прилегающих к Европе, он уже истреблен. Остается надеяться, что отдельные стада или семейства его спаслись от уничтожения за баррикадами ледяных гор или в арктических водах Америки или в Ледовитом океане, около Сибири. Во всяком случае, гренландский кит требует полной охраны. Охота на него должна быть совершенно запрещена международными конвенционными соглашениями в первую очередь и притом на много лет, - подчеркнул Поль Саразен.

Кроме гренландского кита в охотничьих отчетах особенно часто упоминался большой синий кит, родственный ему финвал, малый полосатик, горбач, из зубатых китов - кашалот, который, как и гренландский кит, близок к исчезновению. Из статистических данных о ловле китов видно, как быстро исчезают эти животные: в 1911 г. добыча ворвани в северном полушарии достигала 38 000 тонн, а в южном - 30 600 тонн. (В 1906 году добыча ограничивалась 40000 тонн). В 1906 г. капитан Ларсен устроил китоловную станцию в Южной Георгии, и с тех пор началось уничтожение антарктических китов, стада которых встречались в огромных количествах. Уже через 6 лет появилось печальное известие, что эти стада исчезли из вод южной Г еоргии.

Докладчик привел отрывок из отчета за 1912 год: «В антарктических водах употребляются в дело лишь самые ценные части китов, а остальное выбрасывается в море. Если учесть, что общая стоимость расходов по устройству и снаряжению китоловных предприятий может оправдаться лишь при массовой добыче, то станет ясно, до каких размеров должно доходить хищническое уничтожение животных. В 1911 г. в южных китобойных областях было убито не менее 11000 китов. При таких условиях, принимая во внимание, что киты размножаются медленно, скоро, несомненно, наступит уменьшение добычи».

В другом отчете за 1912 г. отмечено: «Время покажет, долго ли еще продержатся киты около Южной Георгии при теперешнем массовом истреблении больших морских млекопитающих. Весьма возможно, что через несколько лет те местности, где в настоящее время на фабриках Гуано и на салотопных заводах перерабатывают туши китов, зарабатывая этим миллионы, превратятся в пустыни, какими они были и раньше»[17].

В средине XIX столетия, отметил докладчик, когда не осознавали необходимость охраны природы, была истреблена морская корова. Крупные тюлени также находятся под угрозой истребления. Это грозит и морскому слону. Так, одно норвежское общество в 1910 г. выслало два паровых судна с плавучими заводами к Кергуэланским островам для ловли этих животных, во множестве водившихся около этих островов. Из того факта, что перетопленный жир убитых морских слонов дал 4 500 тонн масла, можно видеть, как беспощадно расправлялись там с этими животными.

Об уменьшении моржей можно судить по статистическим данным Ки- то-бойных флотилий из Норде и Тромсе, ведущих промысел в водах Шпицбергена. Оказалось, что в 1908 г. было добыто 166 моржей, а 3 года спустя, в 1911 г. - лишь 16 моржей. Арктические стада моржей быстро исчезали. Профессор Меркантон указывал, что он видел в Хольстенберге в Гренландии как однажды норвежское судно привезло 85 моржей, убитых у берегов Кумберланда (65о севернгой широты), из которых многие имели еще совсем маленькие бивни.

О жестоком истреблении тюленей свидетельствует следующий рассказ очевидца: «Наконец мы встретили стадо тюленей. Сотни тысяч их были разбросаны по льду. За борт были спущены лодки, и 250 пьяных людей направились к ближайшей группе тюленей. Подбегая к тюленю, мы убивали его ударом в голову и сдирали шкуру прежде, чем оканчивались предсмертные судороги, а трупы оставляли. Так шло изо дня в день, пока судно не наполнилось. Наше судно возвращалось в Ст. Джонс на Ньюфаундленде с 33 тысячами шкур тюленей. В начале нашего века с берегов Ньюфаундленда и Лабрадора ежегодно появлялись на рынках около 42 миллионов тюленьих шкур»[18].

В своем докладе на конференции в Берне академик И.П. Бородин высказал мысль, что для осуществления защиты морских млекопитающих необходимо точно разграничить моря между прилегающими к ним государствами. Эти государства будут обязаны издать такие же ограничительные охотничьи законы для принадлежащих им морей и также наблюдать за их выполнением, как это делается ими для владений на суше. Океан доставляет определенную часть доходов, и государство, владеющее известным участком моря, обязано охранять от уничтожения его млекопитающих и птиц так же, как оно делает это по отношению к диким животным на принадлежащей ему суше.

Выполнение таких законов можно провести посредством контроля во ввозных гаванях и с помощью быстроходных полицейских лодок. Таким образом, во владение каждого государства входила бы определенная ограниченная прибрежная территория («маритория»).

«Разделение открытого океана может быть предметом обсуждения международной природной комиссии. Разделение моря когда-либо наступит. Возможность расширения морских владений существует», - подчеркнул И.П. Бородин. Внутренние моря, лежащие в пределах одного государства, принадлежат этим самым к его территории, и населяющая их фауна должна охраняться данным государством. Если внутреннее море окружено несколькими государствами, то его раздел не представляет затруднений. Даже Северный ледовитый океан может быть разделен, а затем охраняем пограничными государствами: Великобританией, Канадой, США с Аляской и Россией, которые уже решительно высказались в пользу международной охраны природы1.

И. П. Бородин напомнил, что между Великобританией, Россией, США и Японией 07.07.1911 г. заключен договор о защите в Тихом океане морского котика, тюленей и близкого к истреблению морского бобра. Первый и основной параграф этого договора гласил следующее: Запрещается ловля тюленей и морских бобров в Беринговом, Камчатском и Охотском морях и в Тихом океане севернее ЗОо с. ш., включая и Японское море. Если такие договоры имеют право на существование, то почему аналогичные соглашения не могут быть распространены на другие моря в северной части Тихого океана?

Для охраны антарктических млекопитающих необходимо, чтобы какая-либо нация вступила во владение островами и материками южного Ледовитого океана и ввела бы там рациональную охрану фауны. Примером может служить Аргентина, включившаяся в охрану природы путем устройства заповедников. По мнению докладчика, одно дело - издавать законы, а другое - суметь привести их в исполнение. Тем более, если на одни виды китов и тюленей охота будет запрещена, а на другие виды, менее истребленные, будет только ограничена, возникает вопрос, какими мерами можно обеспечить строгое выполнение этих постановлений. Контроль за исполнением международных законов может происходить и в открытом море и в ввозных гаванях1.

На уровне международной природоохранной комиссии следует установить международные правила защиты самок и молодых животных. Так, у берегов Новой Зеландии был окончательно истреблен кашалот, так как там велась охота на самок. Приведенные примеры свидетельствуют о том, что местные правила охраны животного мира вполне возможны. Они являются основой для создания международных законов охраны, которые также возможны, что доказано на примере соглашения между Великобританией, Японией, Россией, США для охраны котиков[19] [20].

Экспертами Лиги Наций по проблемам кодификации международного права были выработаны рекомендации по упорядочению промысла китов и частично - тюленей. Выдвигалась идея «резервных зон» и эксплуатации запасов китов этих зон, т.е. установить в Мировом океане определенное число промысловых районов и вести в них добычу китов через специально оговоренные промежутки времени. Учредить статистический орган, аккумулирующий всю информацию, касающуюся промысла китов. Всё это требовало необходимости созыва Конференции с участием большинства государств для решения вопросов охраны флоры и фауны, в том числе китов и других млекопитающих. Однако это решение в части созыва Конференции так и не было выполнено.

Академик И.П. Бородин ещё в 1913 г. подчеркивал, что в международной защите нуждаются и наземные млекопитающие, птицы арктической и антарктической фауны. К примеру, белый медведь, мускусный бык беспощадно истребляются, также пушные звери, в частности, полярная лисица и др. Каковы средства для их охраны. Заключение международных договоров об охране животных требует много трудов и времени. Каждый год подготовки грозит необратимыми потерями. Международные договоры желательны, но недостаточны.

Для немедленной охраны арктической теплокровной фауны международным законодательством, по мнению И.П.Бородина, можно было бы установить, например, на архипелаге Шпицберген полный заповедник. На международной конференции 1911 г. представителей Норвегии, России, Швеции решался вопрос о политическом управлении этой группы островов, не принадлежавших до тех пор никому. Шпицбергенская конференция высказалась в пользу охраны природы. В проекте договора предусматривалось упорядочение охоты, устройство заповедников на островах Шпицбергена. Созданная для управления архипелагом комиссия могла отказаться от вступления во владение теми областями, которые представляют особенный интерес для научного исследования; комиссия может закрепить положение, запрещающее истребление арктических растений, интересных для науки.

Запрещалось при охоте и ловле применять ядовитые или взрывчатые вещества. С 1 мая по 15 сентября запрещалось убивать лисиц, белого медведя, северного оленя, моржа. Охота на гагару запрещена круглый год. Шпицбергенская комиссия могла издавать и другие предписания относительно охоты и рыбной ловли, охраны диких животных, рыб. Немаловажным являлся вопрос о том, в чьем ведении мог находиться Шпицбергенский заповедник, притязаний было много. В частности, Англия заявляла свои права на архипелаг, и это могло привести к созданию большого интернационального парка и национального заповедника арктической флоры и фауны, к осуществлению желания барона Норденшильда: «Шпицберген должен стать большим музеем арктической природы»

Вопрос об охране природной среды в арктической зоне неоднократно обсуждался на уровне заинтересованных государств и в XX веке. В частности, в Норвегии принят ряд важных правовых актов по охране морской среды, охране дичи, правил охоты и отлова на архипелаге Шпицберген, указ о временных предписаниях по обеспечению безопасности при ведении изыскательских работ и бурению нефти на архипелаге Шпицберген; о создании птичьих заповедников и охраняемых ландшафтов на Шпицбергене и др.

Таким образом, развитие морского промысла, его социально- экономическая значимость способствовали становлению правового регулирования в использовании морских биоресурсов. Ведущая роль международно-правового режима регулирования промысла морских живых ресурсов означает, что законодательство прибрежных государств в этой области должно исходить из норм международного права, формируются системы национальных норм, конкретизирующие и развивающие нормы международных договоров в этой области.

Вместе с тем национально-правовые нормы влияют на развитие международного законодательства по охране морских ресурсов. Законодательные акты заинтересованных прибрежных государств, гибко реагирующие на изменение состояния запасов тех или иных видов морских млекопитающих, оказывают определенное воздействие на содержание международно-правовых норм в этой области и тем самым повышают их эффективность. Объявление биоресурсов Мирового океана объектом специального правового статуса исключает монопольное право какого-либо государства определять правовой режим их использования. Однако, как нам представляется, названные и другие законоположения свидетельствуют не столько о защите животного мира, сколько являлись несколько запоздалой реакцией государств, в том числе и России, на хищнические способы охоты.

Подчеркнем, что в связи с развитием промышленности и отсутствием единого общероссийского закона о рыболовстве и охране вод научные формирования и представители общественности «били тревогу» по поводу все большего загрязнения водоемов. Так, на I Всероссийском съезде рыбопромышленников обращалось внимание на недостаточность правовых регуляторов (законов) для защиты рыболовных угодий от загрязнения. В обоснование приводились факты, что обработка льна и конопли, развитие винокуренной, сахарной, красильной и химической промышленности, транспортировки нефти в деревянных судах содействовали отравлению [21]

стоячих и проточных вод и вызывали ощутимое сокращение рыбного богатства в водоемах России[22].

Уместно в заключение отметить, что если природоохранная деятельность Петра Великого и его преемников стимулировалась преимущественно военными, экономическими и другими целями, то природоохранная деятельность различных союзов, комитетов, ученых - рациональными и этическими соображениями о гармонизации отношений человека и природы, ответственностью поколений перед потомством за свое поведение перед природой. Выступая против хищнического, нерационального природопользования, эти общественные организации, природозащитники являлись продолжателями народных традиций защиты животного и раститель- 2

ного мира .

К сожалению, несмотря на бедственные сигналы о состоянии водных пространств страны, общероссийский закон о защите ихтиофауны и водоемов так и не был принят ни в конце XIX, ни в начале XX вв. Законотворческая деятельность государства отставала от правоприменительной практики по названным вопросам защиты леса и животных. Вероятно, это объясняется тем, что крупные рыбопромышленники, казенные ведомства при наличии такого закона, по нашему мнению, лишились бы основных доходов от рыболовства.

  • [1] О звериных и рыбных промыслах. СПб. Тип. Я.А.Кантаровича. 16.02.1900. С. 13.
  • [2] Тихомиров М.К. О китовом промысле в России. Русское судоходство. 1834. № 5. С. 8-15.
  • [3] См. подробнее: Зенкович Б.А. Киты и китобойный промысел. М. Пищевая промышленность. 1952. С. 176.
  • [4] См. подробнее: Метьюз Л.Х., указ. соч.... С. 77; Студенецкая И.С., указ. соч. С. 5-7.
  • [5] Мартенс Ф.Ф. Поли. Собр. Законов Российской империи. Т. ХХХУП. № 28. Спб. 1887. С.719: Вишняков В.И. Рыболовство и законодательство. Сл. Б., 1894. С. 5-11: Львов В. Великаны океана. Киты и китобойные промыслы. М.:Л. 1928. С. 7-24. 1 См. подробнее: Зенкович В.А., указ. соч... С. 60-68; Львов В.Г. Указ. соч... С. 19. Известно,что между Гол-лландией, занимавшей в ХП в. лидирующее положение в китобойном промысле, и Англией в 1614-1618 гг. произошли острые столкновения из-за попыток англичанвытеснить глландцев из районов Северного моря, объявленного британским, в которых голландцы традиционно вели китобойный промысел.
  • [6] 2 См. подробнее: Львов В.Г.Великаны океана. Киты и китобойные промыслы. М.; Л. 1928. С.7-24; Эйхельман О.О. Хрестоматия международного права. Киев. 1889 Ч. П. С. 180-190.
  • [7] Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 1. СПб.1889. С. 343, 364-365; Хайд Ч.Ч. Международное право: его понимание и применение Соединенными Штатами Америки. М. Иностр. лит. 1951. Т. 2. С. 440-489.
  • [8] Эйхельман О.О. Хрестоматия международного права. Киев. 1889. Ч. П. С. 180-190. 3 Barker R.C., Wilke F/, Baltzo C.H., op. cit., p. 1-3.
  • [9] 1 См. подробнее: Броунли Я. Международное право: в 2-х книгах (Перевод с английского)Под ред. и вступит, ст. Г.М.Тункина. М. Прогресс. 1977. С. 350; Оппенгейм Л.Международноеправо. Мир. Пер. с англ. Под ред. и вступит. Статьей С.Б.Крылова. М. Иностр. Лит. 1949. Т.
  • [10] Подробнее о данном споре и о развитии международно-правового режима управления запасами морских котиков см.: Stanton S.B. The Bering Sea Dispute Washinton, 1951, p. 3 et seg.;Zilanov V.K , VilegJanin A.N. Termination of the Interim Conwention on Conserwation of NorthPakific Fur Seals (1957). Sowiet Yearbook of Maritime Law. M., 1989, p. 79-86.
  • [11] Подробнее о данном споре и о развитии международно-правового режима управления запасами морских котиков см.: Stanton S.B. The Bering Sea Dispute Washinton, 1951, p. 3 et seg.;Zilanov V.K , VilegJanin A.N. Termination of the Interim Conwention on Conserwation of NorthPakific Fur Seals (1957). Sowiet Yearbook of Maritime Law. M., 1989, p. 79-86.
  • [12] 2 АВП РФ. Ф. 0116. Оп. 23. Д. 6. Л. 23. См. подробно: очерки по международному морскомуправу... С. 62-63.
  • [13] См. подробно: Международная жизнь, № 1, 1926. С. 23-26.
  • [14] Колбасов О.С. Международно-правовая охрана окружающей среды. М. «Международныеотношения», 1982. С. 11-12; Его же: Экология, политика, право. М. Наука, 1976. С. 15-16, 21-22.
  • [15] 3 См.: Мировая охрана природы. Отчет акад. И.П.Бородина о командировке в Берн на Конференцию по международной охране природы. Петроград, 1915. С. 8.
  • [16] См.: Мировая охрана природы. Отчет акад. И.П.Бородина о командировке в Берн на Конференцию по международной охране природы. Петроград, 1915. С. 9-11. 'См.: Мировая охрана природы. Отчет акад. И.П.Бородина о командировке в Берн на Конференцию по международной охране природы. Петроград, 1915. С. 15.
  • [17] См.: Мировая охрана природы... . С.21.
  • [18] См.: Мировая охрана природы. Отчет акад. И.П.Бородина о командировке в Берн на Конференцию по международной охране природы. Петроград, 1915. С. 23.
  • [19] См.: Мировая охрана природы. Отчет акад. И.П.Бородина о командировке в Берн на Конференцию по международной охране природы. Петроград, 1915. С. 26. 1 См.: Мировая охрана природы.... С. 29.
  • [20] См.: Мировая охрана природы... . С. 30.
  • [21] См.: Мировая охрана природы. Отчет акад. И.П.Бородина о командировке в Берн на Конференцию по международной охране природы. Петроград, 1915. С. 21, 35.
  • [22] 2 Охотники добывают соболя // Советская Россия. 1958 г. 27 февраля.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >