Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Естествознание arrow Ответственность за незаконную охоту в истории России досоветского периода
Посмотреть оригинал

Экологическая этика и религии против жестокости к животным

Я попросил дерево: Скажи мне о Боге.И оно зацвело. Рабиндранат Тагор

Мораль, заключенная в религиях, может разбудить в людях сознание, отличное от материального и технологического мышления. Религия помогает людям осознать, что их контроль над живым и неживым миром небезграничен, и что их высокомерие и манипулирование природой может обернуться против них. Религия внушает идею, что цель жизни не состоит в максимальном потреблении. В то время, когда технология дает человеку физическую власть создавать или уничтожать мир, религия учит добродетели, развивая сдержанность, скромность и освобождение от эгоизма. Поэтому нам нужна такая стратегия охраны природы, которая не игнорировала бы мощное влияние религии, а наоборот, черпала бы из нее все ценное.

Мировые и локальные религии, каждая по-своему, предлагают уникальный набор моральных ценностей и эколого-этических правил для управления людьми в их отношениях с природой. Религии также санкционируют и предлагают суровые наказания, вроде ада, тем, кто не обращается с божьими созданиями с уважением. Так как между различными религиями существуют значительные метафизические, этические, антропологические и социальные различия, то синтез экологических концепций и этических положений, взятых из всех религий, может стать подспорьем для экологической этики.

Вместе с тем необходимо помнить, что в каждой религии, кроме экофильных, имеются еще и экофобные этические воззрения и догмы. Да и не все религиозные деятели благосклонно относятся к охране природы. Классический пример - в середине XIX века Папа Римский не одобрил создания Общества защиты животных на том основании, что человек, якобы, не имеет перед животными морального долга. Эффективность любой религии в охране природы зависит от того, насколько много существует веры у последователей в ее экофильные предписания и указания. Многое также зависит и от того, как эти предписания и этические нормы преподносятся и адаптируются в повседневной социальной жизни, насколько плодотворен и тесен союз экологов и теологов.

Поговорим об экофильных религиозных воззрениях и догматах. Известны такие глубоко моральные библейские выражения: «Не собирай себе сокровищ на земле», «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?», «И нет у человека преимущества перед скотом».

«В своих ранних работах, - отмечал профессор В.Е.Борейко, - я уже старался доказать, что, по-видимому, одной из самых экологических религий является язычество»[1]. Язычество утверждает ценности, поощряющие жизнь: сакральность земли, уважение к видам фауны и флоры, благоразумное использование природных ресурсов, их сохранение, сострадание слабым, угнетенным, больным, отверженным. Язычники строят свои отношения с природой на взаимности, глубоком уважении друг к другу, деликатном равновесии.

Язычники, приближаясь к реке, деревьям, горам, чтобы пройти через них, или когда они сеют, ловят рыбу, просят разрешения у духов земли, гор, деревьев, ручьев и рек. Они не берут у природы больше, чем нужно, и не берут без спроса. Они пытаются как-то вернуть природе то, что у нее взяли, словно выплачивают свой долг. У них природа перестает быть бесчувственным мертвым местом. Она становится местом, в котором пребывает и дышит Бог (боги)[2].

Язычники знают, что все в природе является зависимым от всего остального, и от этого к ним приходит уважение, которое граничит порой со страхом. Все существа являются взаимосвязанными и поэтому люди должны постоянно осознавать, как их действия повлияют на другие существа, являются ли они растениями, животными, людьми или горами.

Как отмечает профессор В.Е.Борейко в своей книге: «Постижение экологической теологии» я попытался привести аргументы, подтверждающие наличие особой, близкой к язычеству или пантеизму религии, которую я назвал «религией природоохраны» или религиозно-этической системой, культом дикой природы»[3]. Она основана на спасении, только не человека, а дикой природы и призывает защищать дикую природу от осквернения. Религия природоохраны не предполагает присутствия в дикой природе божества, а только призывает почитать ее как священное пространство. Использование дикой природы согласно этой религии является формой греха. Религия природоохраны, как особая общественная религия, может объединить как атеистов, так и людей, исповедующих иную религию.

При современном прочтении Библии, как и писаний различных христианских святых угодников, открываются многие эколого-этические истины. Например, почему необходимо заботиться о нашей планете. Библия это объясняет тем, что, во-первых, все творение едино, и во-вторых, творение - это хорошо1. С позиции биоцентризма можно рассматривать и действия Ноя, собравшего во время потопа в свой ковчег все земное «биоразнообразие». Известно изречение Священного писания, что «добродетельный человек чтит жизнь животного». Завет «возлюби своего ближнего» включает всех ближних: животных и растения тоже.

Любви и состраданию учит известный христианский богослов — святой Франциск Ассизский. Он пытался заменить идею о безграничности владычества человека на идею о равенстве всех живых созданий, включая человека. Кстати, в 1980 году Ватикан официально назвал св. Франциска Ассизского патроном экологов. Современный христианский теолог Э. Линзи делает следующие выводы: «Если создание имеет ценность для Бога, то оно должно цениться и человеком. Если все существа имеют свою ценность, то человек не может претендовать на абсолютную ценность среди прочих создани[4]. Теолог Р. Бээр разработал три экологические заповеди: 1) Мир принадлежит Богу, а не человеческим существам, поэтому никто из них не имеет права диктовать; 2) Богу нравится мир, который он создал; 3) Не только каждый объект природы, но и взаимоотношения между ними — от Бога»[5].

Талмуд учит: «Кто сохранит одну жизнь, это все равно, как если бы он спас весь мир; кто уничтожит одну жизнь — это все равно, как если бы он уничтожил весь мир». Тора запрещает скрещивание различных видов животных, деревьев, а также жестокость к животным. Среди 180 заповедей даосизма имеется запрет на охоту, рыбную ловлю, содержание птиц и зверей в клетках.

Согласно конфуцианству почитание природы вызывает у людей доброжелательность. Бахаизм учит, что природа — свидетельство величия и благосклонности Бога, и человечество должно ее ценить как основу всего.

Кладезями для экологической этики являются восточные религии — индуизм, буддизм, джайнизм. Защита животных была всегда важной частью этических норм индуса, исповедующего индуизм. Один из принципов — «ахимса» — это и неубийство, и позитивная любовь. Гуман- ное отношение к животным считалось более высокой формой этики поведения; в санскритских рукописях этот принцип назывался «сарва-бхута- хита»1. На недопустимость жестокого обращения с животными указывала и идея реинкарнации — т.е. переход души человека в животного. Джайнизм вообще запрещает убивать любое живое существо, вплоть до насекомого.

Принцип святости жизни является одним из основополагающих в индусской религии. Святость божьего творения означает, что люди не могут нанести вреда без достаточного на то оправдания. Почти все индусские писания подчеркивают, что не убивая божьих созданий и не нанося вред его творениям, можно заслужить милость: «Бог Кесава доволен тем, кто не вредит или не уничтожает других безмолвных тварей». «Злой человек, убивающий животных, будет пребывать в адском огне столько дней, сколько волос на теле животного».

Индусы приветствуют вегетарианство. Деревья у индусов чувствуют счастье и печаль. Индусы полагают посадку дерева религиозной обязанностью. В индусских святых писаниях говорится: «Человек, убивающий живое существо, загрязняющий колодцы и пруды, водохранилища и уничтожающий сады, наверняка пойдет в ад»2.

В буддизме одним из важных этических принципов считается принцип воспитания чувства сострадания ко всем живым существам и ненасильственного отношения к растениям. Доброта к животным у буддистов является источником заслуги — заслуги, необходимой людям для улучшения их судьбы в цикле перерождения, и чтобы приблизиться к финальной цели. Будда и его последователи считают красоту природы источником огромной радости и эстетического вдохновения. Буддийские святые, очистившись от чувственных удовольствий, ценили природную красоту по-особому. Для обычного поэта эстетика природы служит средством обогащения его образного языка.

Для буддийского святого красота природы ценна сама по себе без всяких чувственных ассоциаций. Буддисты считают, что загрязнение окружающей среды вызывается психологическими загрязнениями внутри человека[6] [7]. Буддизм учит придерживаться принципа «ахимсы» (ненасилия по отношению к другим существам, «метты» (доброты и любви к другим существам, и «бодхичитты» (милосердия и сострадания к другим существам).

Ислам учит, что плохо обращаться с животными — означает не подчиняться воле Бога. Ислам считает, в отличие от христианства, что животные имеют свою душу. Законы ислама запрещают причинять животным боль, убивать их кроме как в случае получения пищи2. «Если ты любишь Аллаха, то не можешь не любить его творения», — учит Коран. Согласно исламу этические причины защиты природы можно сформулировать так:

во-первых, окружающая среда — это божье творение и защищать ее — значит сохранять ее ценности как проявление божьего духа.

Во-вторых, все части природы существуют для восхваления своего Создателя.

В-третьих, все законы природы сотворены Богом и основываются на концепции абсолютной продолжительности жизни. Попытки нарушить закон Бога должны пресекаться.

В-четвертых, человечество — не единственное сообщество живых существ в мире. И, как считал пророк Мухаммед — все живые создания достойны защиты и мягкого обращения.

В-пятых, должен сохраняться баланс Вселенной, созданной Богом, так как «Все им вымерено».

В-шестых, природа создана не только для нынешнего поколения.

В-седьмых, исламская экологическая этика отталкивается от той концепции, что все человеческие взаимоотношения основываются на справедливости (адль) и равенства (ихсан). Мухаммед учил: «Некоторые растения благословенны как мусульмане, в особенности пальма».

По мнению исламистов, охрана природы должна осуществляться альтруистически, а не лишь для того, чтобы люди могли максимально пользоваться природными ресурсами. Мухаммед говорил: «Если придет Судный день, и у тебя в ладони окажется росток пальмы, ты обязан его посадить». И в этом заключается суть принципов исламской экологической этики. Даже если будет потеряна всякая надежда, посадка должна продолжаться, ибо посадка деревьев — это хорошее дело само по себе.

Ислам дает религиозно-этическую основу и для заповедного дела. Концепция «химы» (защиты определенных зон) существует со времен пророка Мухаммеда. Под «химой» подразумевается защита правителями особых «ничейных» территорий. Никто не имеет права строить что-либо на этой заповедной земле, пахать, заниматься разработками месторождений. Школа «Малики» исламского закона представляет требования «химы» так: мусульмане сами нуждаются в подобных «ничейных» территориях.

Охране подлежат лишь те области, которые нужны широкой общественности, а не отдельным людям. «Харим» — другая древняя мусульманская религиозная традиция со схожими этическими целями. Это — не- нарушаемая зона, которую нельзя использовать, исключением могут быть только особое правительственное разрешение. «Харим» часто ассоциируется с колодцами, источниками, подземными водами, реками и деревьями, посаженными на бесплодной земле. Этими заповедными зонами, как завещал Мухаммед, следует управлять с особой осторожностью[8].

В основах социального учения российских христиан-адвентистов сказано: «Церковь рассматривает экологическую этику как неотъемлемую часть этики христианской. Любовь к Творцу подразумевает и любовь ко всем Его творениям, даже к тем, кого любить, казалось бы, невозможно. Но ведь всех их создал и любит Бог! Благоговение перед Творцом должно проявляться и в благоговении перед сотворенной Им жизнью. Все живое достойно сохранения, независимо от «красоты» или «хозяйственнопромыслового значения»1.

Возможно, права была Л. Уайт, полагая, что для решения экологических проблем нам необходимо либо создание новой религии, либо пересмотр старых. Так как корни наших бед, по ее мнению, во многом религиозны, то и средство от их избавления тоже по существу должно быть религиозным, независимо от того, как оно будет называться[9] [10].

А вот российский теолог игумен Иоанн (Экономцев) имеет иной взгляд: «Для решения главных задач выхода из экологического кризиса нужна не экологическая этика с ее идеями, доступными узкой группе интеллектуалов и чуждыми и непонятными широким массам, не административные запреты и экономические санкции, а рост религиозного самосознания и добровольное самоограничение»[11]. Думается, однако, что не все согласятся с этой идеей противопоставления религии и экологической этики.

Известно, что такие жестокие люди как Калигула, Домициан, Нерон, Чингисхан, Иван Грозный, Филипп И, Генрих VIII, Людовик XI, по свидетельству историков, уже в детстве начали упражнения в жестокости, истязая животных.

Животные, особенно высшие, так же как и люди чувствуют боль. Еще они подвержены психическим стрессам, иначе это можно назвать нравственными страданиями. Так, отловленные дикие животные могут неделями находиться в шоковом состоянии, долго отказываться от еды.

Экологическая этика выступает категорически против жестокости к животным, против нанесения им физических и нравственных страданий. Эти идеи прослеживаются еще в буддизме, где одним из главных принципов предполагается предотвращение этих страданий, а также неучастие в них. В различных странах принимаются законы, наказывающие за жестокость в отношении животных и ограничивающие их физические и моральные страдания.

Жестокость к животным — это самое отвратительное, самое отталкивающее в наших отношениях с «братьями меньшими», то, что должно быть изжито как можно быстрее и навсегда. Борьба с жестокостью — это первая, начальная ступенька в освобождении животных, главная цель которого — защита прав животных.

Однако, борясь против жестокого отношения к животным, нельзя забывать о растениях. Конечно, последние не имеют такой развитой нервной системы как млекопитающие или птицы. Однако полностью бездушными, не чувствующими созданиями назвать их нельзя. Доказано, что некоторые цветы, деревья реагируют на музыку, на другие раздражители. Возможно, мы еще придем к пониманию того, что они могут чувствовать боль. Люди должны понимать, что береза или куст сирени кардинальным образом отличается от кучи камней. Они — живые существа. И поэтому нужно стараться не причинять им необоснованного вреда, вне зависимости от того, больно им от этого или нет.

Рассмотрим основные направления противодействия экологической этике. Миссия экологической этики — разрушение старого антропоцентрического сознания и воспитание сознания нового — экоэтического. Поскольку речь идет о радикальном прорыве, то негативные реакции и противодействия экологической этике неизбежны. По мере более широкого распространения своих идей, экологическая этика будет все больше встречать сопротивление со стороны людей, так или иначе заинтересованных в антропоцентризме.

Как и всякая новая идея, идея экологической этики будет подвержена и жестокой критике, и осмеянию. Поэтому люди, решившие связать свою жизнь с разработкой или популяризацией экологической этики, должны быть готовы к различным противодействиям. Некоторые экологические организации, стоящие на принципах антропоцентризма, специально делают вид, что экологической этики не существует, под любым предлогом отказываясь от публикаций по экологической этике.

Экологическая этика — очень молодое и еще во многом не сформировавшееся научное направление. В нем много различных, порой спорящих между собой школ и течений, например биоцентризм и экоцентризм. Ясно, что на этих теоретических различиях не раз могут с успехом сыграть противники экологической этики. Поэтому поборникам экоцентризма и биоцентризма хотелось бы посоветовать попробовать сконцентрировать свои усилия на поиске общего в своих взглядах, нежели на противоречиях.

Пути популяризации экологической этики, во многом связаны с систематическим воспитанием в населении чувства сострадательной любви ко всему живущему, ко всему имеющему право существования наряду с человеком. По мнению А.П. Семенова-Тян-Шанского, все великие идеи проходят три стадии: осмеяние, обсуждение и принятие. Профессор Г.Е.Борейко отмечает, что когда он готовил в 1997-1998 годах первое издание этой книги, то многие из изложенных здесь идей даже у самых близких моих соратников вызывали непонимание и усмешку. Однако прошло время, и я вижу, как идеи экологической этики постепенно начинают обретать все больше своих сторонников.

Для того чтобы экологическая этика овладела массами, людей, прежде всего, необходимо обучать ценностям дикой и окультуренной природы. Правда, еще Аристотель отмечал, что людей обучать ценностям трудно. Они либо слишком молоды, чтобы понять то, что им втолковывают, либо слишком стары, чтобы желать слушать, так как имеют на вооружении свои ценности. Это действительно проблема, но не непреодолимая. Целью обучения ценностям должно стать не внушение, а объяснение. Усвоение ценностей дикой и окультуренной природы будет способствовать принятию людьми экологически и этически верных решений по отношению к природе, видам и индивидам живых существ.

Естественно, в разных регионах даже одной страны, в зависимости от религии, культуры, ментальности людей будет действовать своя экологическая этика и свое ее восприятие. Общими могут быть только основные этические правила и принципы, которые следует подчеркнуть, не являются способами принуждения людей исповедовать экологическую мораль. Ибо экологическая этика не фокусируется на элементах принуждения. Знать, что такое «хорошо», не всегда означает поступать и делать так.

Какие же могут быть основные пути популяризации экологической этики? Редставляется, что главное внимание на данном, начальном этапе должно быть сосредоточено на следующих вопросах.

  • 1. Внедрение идей экологической этики в группы экоактивистов.
  • 2. Разработка и введение курсов экологической этики в школьные и вузовские программы, подготовка специалистов по экологической этике. Издание популярных книг по экологической этике.
  • 3. Следует привлекать внимание к экологической этике в пределах самой биологии, экологии, проводить секции экологической этики на различных природоохранных конференциях.
  • 4. Основывать региональные библиотеки и общедоступные сайты в Интернете по экологической этике.
  • 5. Исследовать и использовать роль святых природных мест, народных экологических традиций в развитии экологической этики.
  • 6. Шире привлекать к распространению идей экологической этики представителей различных религиозных конфессий, культурных лидеров и активистов гражданских движений.
  • 7. Создавать организации, занимающиеся экологической этикой.
  • 8. Включить вопросы экологической этики в политический анализ и политические диалоги.
  • 9. Развивать сотрудничество экспертов по экологической этике с лицами, принимающими решения, проводить экоэтический анализ принятых решений.
  • 10. Проведение в жизнь принципов и идей экологической этики может стать одной из важных задач экологического общественного движения.

Проанализировав Библейский взгляд на экологическую проблему, отметим, что в самом начале Ветхого Завета, о чем отмечалось нами ранее, есть слова, адресованные человечеству: "Плодитесь и размножайтесь, наполняйте землю и обладайте ею, владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, над всяким животным, пресмыкающимся по земле" (Быт. 1:28)'. Действительно, может создаться впечатление, что человек призван господствовать над окружающей средой и может угнетать соседей по планете, а печально известный лозунг "Человек - царь природы" изначально провозглашен в Библии. Однако не стоит делать далеко идущие выводы из одной фразы. Попробуем подробнее разобраться, что имеется в виду в Быт.1:28.

Обратимся к древнееврейскому оригиналу и уточним значение слов "обладайте" и "владычествуйте". Как отмечает С.Ф. Хрибар, вполне логично, что Творец поставил человека отвечать за Землю, быть управляющим планеты Земля, несущим ответственность перед ее хозяином - Богом. Эта мысль наиболее четко прослеживается в притче о благоразумном рабе (Мф.24:42-51), а в аналогичной притче, изложенной в Евангелии от Луки (Лк. 12:40-46), такой раб назван "домоправителем" (греч. - oikonomoz [ой- кономос, экономос], от слова oikoz - дом, также как и слово "экология", что само по себе наводит на определенные размышления. Несомненно, что для заботы о вверенном "имении" нужны определенные полномочия, и Господь дает человеку власть, отрицать наличие которой невозможно.

Мысль о том, что природа свидетельствует о своем Создателе, встречается в Писании неоднократно3. Бог заботится не только о человеке, но и о львах, сернах, диких ослах, "зверях полевых", "кедрах ливанских", птицах и даже о "пресмыкающихся, которым нет числа" (Пс. 103, ер. Пс. 35:7). Второй рассказ о сотворении мира акцентирует внимание читателя о том, как "Господь Бог образовал из земли (т.е. из материи) животных полевых и всех птиц небесных и привёл к человеку, чтобы видеть, как он назовёт их, и чтобы, как наречёт человек всякую душу живую, так и было имя ей" (Быт.2:19).

Проведение таких "крестин" имело целый ряд задач:

Во-первых, человек должен был познать, оценить и полюбить столь разнообразный мир Божьих творений, обратив внимание не только на кра1

соту окружающего в целом, но и на уникальность и неповторимость каждого творения в отдельности.

Во-вторых, почувствовав нужду в "помощнике, подобном ему" (Быт.2:20), Адаму важно было убедиться в исключительности своего положения.

В-третьих, человеку необходимо осознать свою ответственность за других живых существ перед Богом. Согласно библейской традиции знание имени и, тем более, право называть означало, с одной стороны власть, а с другой - особую близость и глубокое понимание. Чтобы успешно заботиться о живом, необходимо это живое хорошо знать. Неслучайно сообщение о поселении человека "в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его" (Быт.2:15) и эпизод с присвоением имён животным (Быт.2:19), помещены рядом. Человек не может и не должен трудиться на земле, если, как следует, не познакомится со всеми её обитателями.

Как известно, современные мероприятия по сохранению биоразнообразия не ограничиваются созданием охраняемых территорий. Нередко деградация природных сообществ и вымирание редких видов достигают такого уровня, что спасать приходится уже не популяции, а отдельные особи. Библейским примером подобных ситуаций может служить всемирный потоп (Быт.6-8 гл.). Накануне неотвратимой катастрофы Ной берёт в ковчег "из всех животных и от всякой плоти по паре, ... мужеского пола и женского" (Быт.6:19).

При этом были спасены представители как "чистых", так и "нечистых" (т.е. непригодных для жертвоприношения) животных, "чтобы сохранить племя для всей земли" (Быт. 7:3). В современной интерпретации Альберта Гора[12] Бог повелел Ною сохранить биологическое разнообразие. При этом Ной разделял интересы Небесного Отца, проникаясь Его отношением ко всем живым существам, независимо от их привлекательности или так называемого "хозяйственно-промыслового значения". Можно сказать, что среди господствующей в мире эгоистичной культуры полезности Ной был редким носителем культуры достоинства, подразумевающей, что всё живое ценно само по себе[12].

В контексте настоящего раздела монографии рассмотрим этическое отношение к животным на примере волка, который издавна был любимцем эпоса многих народов. Коряки и камчадалы почитают его как священного. Эвенки считают убийство волка большим грехом. В Украине его называют «вовчику-братику», считают, что он приносит пользу, поедая чертей. Волчица вскормила героев многих народов: родоначальника турков, Ромула, Рема, Дитриха, Маугли, Кира, славянских богатырей Валигору и Вырвидуба, спасла своим воем от потопа жителей древнегреческого города Парнаса. Почитали волка и в древних Афинах. Если волк дорогу перебежит — к счастью, считают французы, немцы, монголы, черногорцы, сербы. Причем встреча с волчьей свадьбой благополучна вдвойне.

Если при встрече с волками говорить по-хорошему — «здрасьте, молодцы», — то они не тронут и пойдут своей дорогой. Нападение волка на скотину — признак будущего довольствия — считают сербы. Аполлон поручил волкам кормить и охранять своего сына Милета. Японцы поклоняются волку. Его считают духом гор Оками, его люди просят защитить посевы, рыбаки — дать хороший ветер, он защищает при стихийных бедствиях. Индейцы племени койотов верят, что их предки — волки. Американское племя пикуни охраняли волков. Они считали, что ружье, которое выстрелило в волка или койота, никогда больше не будет стрелять.

У болгар вред от волков признается за счастье. У многих южных славян зимой празднуется волчий праздник. Белорусы и поляки приглашают волка к рождественскому столу, выносят ему еду на перекресток, чтобы он не трогал скотину. Волки по указанию бога истребляют не только чертей, но и вампиров, мертвецов, пьющих кровь и душащих людей и скотину. Ими командует ев. Георгий (Юрий, Егорий, Михаил, Николай). Считалось, что волк уносит ту скотину, которую ему предназначает Бог. Почти у всех индоевропейских народов известна сказка о сером волке, который с быстротою ветра несет царевича в дальние страны и помогает ему добыть жар-птицу, златогривого коня и красавицу- невесту. По легендам, волки всегда защищают святых мучеников .

Когда череп волка лежит в амбаре, воры туда не сунутся, — считают эстонцы. В эстонском эпосе много былин о благородных поступках волков: говорят, что после того, как волк украдет овцу, в этом стаде они лучше станут плодиться. Если волк оказывается рядом с путником, то он о нем всю дорогу заботится: отгоняет злых духов, разрывает чудовищ и мертвецов. Одна бабуся помогла вытащить у волчонка из горла застрявшую кость — за это ей волки принесли белую овцу. В известной русской сказке про Ивана-царевича серый волк помогает главному герою победить зло. У бурят запрещалось охотиться на волчицу с волчатами и считалось, что если во время облавы волк забегал во двор, то его трогать нельзя.

На Лупы (5 сентября) на Гуцульщине отмечали праздник волков. Кроме доения овец и коров, другие работы, связанные с животноводством, запрещалось делать. На Полесье праздник волков отмечался на Георгия Победоносца, Егора, Юрия, Юрьев день (9 декабря).

У различных тюркских и монгольских племен во всех народных поверьях и приметах ярко выступает одна черта — волк рисуется как покровитель и защитник людей от всяких несчастий, от всякого зла. Древние тюрки-тучю считали, что они произошли от волчицы и мальчика, который один уцелел из всего рода хуннов, истребленного врагами. Древнетюркские катаны допускали к себе послов только после того, как они совершали поклонение волчьему знамени. Монголы полагали, что они произошли от бурого волка.

Волчьи обереги применялись узбеками для охраны своего здоровья и своей жизни, а также для защиты скота, полей и огородов. Узбеки- кунград верили, что встреча волка в поле предвещает удачу, ведет к добру. То же значение имел сон, в котором человек видел себя встретившимся с волком. Узбеки подразделения уз верили, что год, в котором появится много волков, будет для них удачным и счастливым. Они спрашивали человека, выгодно продавшего на базаре свой хлеб или какие-либо другие продукты: «Что, ты сегодня волка видел, что ли?» В Хиве считается, что если человеку волк пересечет дорогу, то это непременно сулит удачу в делах. Узбеки-катаган непременно хоронили убитого волка1.

У некоторых индейских племен, а также туркмен волк считается тотемом. В эскимоских сказках волки выступают добрыми судьями. Чукчи почитают волка, видя в нем сверхъестественное существо. Якуты считают волка сыном древнего грозного божества. Для коряков волк — хозяин оленей. Чукчи и эскимосы старались не убивать волков, а только отпугивать. В мифологии многих народов волк был символом воина и вождем боевой дружины. Волк удачным символом считался у казахов, абхазов, узбеков, белорусов[14] [15] [16]. Хорошо известна и легенда о Святом

Франциске Ассизском, который не дал людям убить прожорливого волка,

з

а осенил его крестом и стал его кормить .

Постепенно во многих странах к волкам начинают относиться гуманнее. В Канаде в национальных парках с 1963 г. стали проводиться «волчьи концерты»: сотрудники парка имитируют вой волков и получают от них ответы. Ради таких концертов только в одном национальном парке в 1971 г. побывало 5 тыс. туристов[17]. В России, в Забайкалье, волков стали использовать при охране государственной границы. В Польше создают волчьи парки. «Волка я просто люблю, как знаковое для нас, русских, животное, — пишет доктор биологических наук, профессор А.А. Никольский (г. Москва), — это все равно, что лев для африканцев. Я воспринимаю его как памятник природного наследия Руси, с которым связан мощный слой русской культуры»[18].

По мнению Олдо Леопольда волк олицетворяет саму сущность дикой природы: «Глухой грудной рык отражается эхом от скалы к скале, скатывается

вниз по горе и тает в черной ночи ... Те, кто не могут расшифровать его тайный смысл, тем не менее, знают, что он там, потому что он ощущается во всем крае волков и отличает этот край от других. Он вызывает трепет у всех, кто слышит волков в ночи и видит их следы днем. Даже если волка не слышно и не видно, он проявляется во множестве мелких событий: тихом ржании лошади в полночь, грохоте падающих камней, в прыжке убегающего оленя, тени под ветвями»1. Известный польский и украинский природоохранник конца XIX — начала XX веков И. Пачоский еще в 1902 г. писал: «...волк среди девственной природы, равно как и все прочие создания, не только не лишний, но прямо-таки необходимый элемент»[19] [20] [21]. Следует сказать, что в отличие от охотников и охотоведов, простые люди, не берущие в руки охотничье ружье, в целом положительно относятся к волку.

Волки являются символом свободной дикой природы. Как гибнут волки, так погибает дикая природа, так умирает свобода. Охрана волков — это вызов человеческой узурпации власти над миром дикой природы. Охраняя волка, мы уважаем право дикой природы на ее автономность. По мнению Г. Габера, высокоразвитый интеллект, экспрессивность и необычная эмоциональная глубина приравнивают волков к другим высокоразвитым животным — китам, дельфинам, гориллам и шимпанзе. Эта необычная чувствительность представляет собой еще одну важную этическую причину, почему волки заслуживают уважения и защиты . Будем надеяться, что наш волк не повторит судьбу тасманийского сумчатого волка, который был объявлен фермерами врагом овцеводства, нещадно уничтожался и прекратил свое существование как вид.

Однако все эти аргументы в защиту волка в той или иной мерс уже являются не главными. Даже если бы волк и не был «санитаром леса», «важной частью дикой природы», любимцем народного эпоса, или «символом Киевской Руси или России» — он все равно, как любой другой вид, имеет право на существование, свободу и процветание. И это должен быть самый главный и самодостаточный аргумент в защиту волков.

  • [1] Борейко В.Е., 1996. Святилища дикой природы. Киев: Киевский эколого-культурный центр.112 с.
  • [2] Экотеология. Голоса Севера и Юга, под ред. Дэвида Г. Холмана, 1997. М.: Испо-Сервис. 368с.
  • [3] Борейко В.Е. Постижение экологической теологии. К.: Киевский эколого-культурный центр.2000. 88 с. 1 Экотеология. Голоса Севера и Юга, под ред. Дэвида Г. Холмана, 1997. М.: Испо-Сервис. 368с.
  • [4] Павлова Т.Н. Биоэтика в высшей школе. 1997. М.: МГАВМиБ. 148 с.
  • [5] Борейко В.Е., 1996. Святилища дикой природы. Киев: Киевский эколого-культурный центр.112 с. 1 Павлова Т.Н., 1997. Биоэтика в высшей школе. М.: МГАВМиБ. 148 с.
  • [6] 2 Dwivedi О.Р., 1994. Satyagraha for conservation: a wakening the spirit of hinduism I I Environmental ethics, ed. Louis P. Pajman. Boston-London: Jones and Bartlett Publishers. P. 187-194.
  • [7] de Silva Lily, 1994. The buddist attitude towards nature //Environmental ethics, ed. Louis P. Pajman. Boston-London: Jones and Bartlett Publishers. P. 194-198. 2 Павлова T.H., 1997. Биоэтика в высшей школе. М.: МГАВМиБ. 148 с.
  • [8] Izzi Deen (Samarrai) Mawil Y., 1994. Islamic environmental ethics, law and so-ciety//Environmental ethics, ed. Louis P.Pajman. Boston-London: Jones and Bart-lett Publishers. P. 198-203.
  • [9] Основы социального учения Церкви Христиан Адвентистов Судного Дня в России, 2003. М.224 с.
  • [10] White Lynn, 1994. The historical roots of our ecological crisis // Environmental ethics, ed. LouisP. Pajman. Boston-London: Jones and Bartlett Publishers. P. 9-15.
  • [11] Иоанн (Экономцев) Игумен. Православный взгляд на экологический кризис современнойцивилизации. Причины экологического кризиса и предполагаемые пути выхода //Сознание ифизическая реальность. 1996. № 1-2. С. 15-23.
  • [12] Экологическое в Библии. http:/Avww.ecoethics.ru/b46/).
  • [13] Экологическое в Библии. http:/Avww.ecoethics.ru/b46/).
  • [14] Борейко В.Е. 2003. Экологические традиции, поверья, религиозные воззрения славянских идругих народов. К.: КЭКЦ. — 160 с.
  • [15] Волк. Происхождение, систематика, морфология, экология, Отв. ред. Д.Н. Бибиков. 1985.М.: Наука. 606 с.
  • [16] Васидлов Ю., Новак С., Мислаек Р. 2001. Вовк в Карпатах. СлверОя. 72 с.
  • [17] Волк. Происхождение, систематика, морфология, экология, 1985. Отв. ред. Д.Н. Бибиков.М.: Наука. 606 с.
  • [18] ' Полевой архив В.Е. Борейко.
  • [19] Brooks Р. 1983. Speaking for natures. — San Francisco: Sierra Club Books.
  • [20] Пачоский И. 1902. Ответ на ответ г-на Калинина //Псовая и ружейная охота. — Kh.VI. С.147-151.
  • [21] Haber G., 1996. Biological, conservation and ethical implication of exploiting and controllingwolves //Conservation biology. V. 10, № 4. P. 1068-1081).
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы