НАСЛЕДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ, ОСЛОЖНЕННЫЕ ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НАСЛЕДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

Наследование является одним из старейших институтов права и отличается известной стабильностью и, как принято считать, определенным консерватизмом. Подверженное влиянию национальных традиций, религиозных и иных воззрений, законодательство, регламентирующее отношения по наследованию, особенно его материально-правовые предписания,—далеко не самый «удобный» материал для международно-договорной унификации. Как отмечал один из основоположников российской цивилистики Д. И. Мейер, «право наследования у каждого народа своеобразно»[1]. Тем не менее ознаменовавший последние десятилетия XX в. «всплеск» унификационных работ в области международного частного права дал ощутимые результаты и в сфере наследственных отношений, выразившиеся в подписании ряда многосторонних международных договоров. К таким договорам, в частности, относятся: Гаагские конвенции: о коллизиях законов, касающихся формы завещательных распоряжений (1961), о международном управлении наследственным имуществом (1973), о праве, применимом к имуществу, распоряжение которым осуществляется на началах доверительной собственности, и о его признании (1985), о праве, подлежащем применению к наследованию недвижимого имущества (1989), Вашингтонская конвенция о единообразном законе о форме международного завещания (1973) Ч

Региональными международными договорами, регламентирующими, в частности, вопросы наследования, являются Конвенция о международном частном праве 1928 г. (Кодекс Бустаманте), Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. Российская Федерация участвует в двусторонних международных договорах, решающих и вопросы наследования (о правовой помощи, консульские конвенции и др.).

Гаагская конвенция о коллизиях законов, касающихся формы завещательного распоряжения, от 5 октября 1961 г. является одним из немногочисленных документов многостороннего характера в области наследования и помимо указанной выше ассоциации коллизионных норм содержит нетрадиционное положение о совместном завещательном распоряжении двух лиц или более (ст. 4), форма которого подчиняется тем же коллизионным правилам, что и в обычных случаях завещания, сделанного одним наследодателем (ст. 3). При этом вопрос о том, имеет ли конкретное лицо домицилий (место жительства) в данном государстве, решается по праву этого государства (ст. 7). В Конвенции также содержится положение, отменяющее применение иностранного права в случае его противоречия публичному порядку данного государства (ст. 8).

Гаагская конвенция относительно международного управления имуществом умерших лиц от 2 октября 1973 г. посвящена весьма специфичному вопросу. В силу ее положений договаривающиеся государства учреждают международный сертификат, который определяет лицо (или лица), уполномоченное управлять движимым имуществом умершего лица, и указывает его или их полномочия (ст. 1). Такой сертификат, составленный по определенному в Конвенции образцу в одном договаривающемся государстве, признается в других участвующих в международном соглашении государств. Сертификат составляется компетентным органом в государстве обычного проживания умершего. Для определения владельца сертификата и указания его полномочий компетентный орган применяет свое внутреннее право, за исключением следующих случаев, когда он применяет национальное право того государства, гражданином которого являлся умерший: [2]

  • ? если и государство обычного проживания, и государство его гражданства сделали заявление, предусмотренное в ст. 31[3];
  • ? если государство его гражданства, но не государство его обычного проживания сделало заявление, предусмотренное в ст. 31, и если умерший жил в государстве органа, выдавшего сертификат не менее 5 лет непосредственно до его смерти (ст. 3).

Перечень возможных полномочий владельца сертификата, упомянутых в Конвенции, устанавливает, например, следующие действия: получение информации о наследственной массе и долгах, принятие к рассмотрению завещаний и других документов относительно наследственного имущества, принятие превентивных или срочных мер, инкассирование долга и выдача расписок, продажа, назначение цены, предъявление иска, оспаривание требований, заключение мировых соглашений, раздел имущества и т.п.

Вашингтонская конвенция — одна из многосторонних международно-правовых соглашений в области наследственных отношений — заключена на дипломатической конференции 26 октября 1973 г. и установила единую форму международного завещания.

В региональном масштабе проблемы «трансграничного» наследования в отношениях, скажем, между странами СНГ разрешаются посредством многосторонней Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (1993). В ней отражен весь спектр направлений правового регулирования наследственных отношений — от закрепления принципа равенства в наследовании по закону и по завещанию граждан договаривающихся государств в сравнении с их собственными гражданами (ст. 44) до урегулирования вопросов принятия компетентными учреждениями мер по охране наследства (ст. 50).

К примеру, наследование имущества (квартиры, принадлежащей наследодателю на праве личной собственности и расположенной в Москве, и дачи, находящейся в пригороде г. Астана, а также денежных средств, хранящихся на счетах в банках Киева), оставшегося, допустим, после гражданина Казахстана, последним постоянным местом жительства которого была Москва, его двумя детьми — гражданами Украины — будет подчиняться российскому праву в том, что касается денежных средств на банковских счетах и квартиры, находящейся на территории РФ, и праву Республики Казахстан в отношении дачи,

расположенной в Казахстане, поскольку согласно Конвенции право наследования имущества определяется по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой наследодатель имел последнее место жительства. Однако право наследования недвижимого имущества подчиняется законодательству договаривающейся стороны, на территории которой находится имущество (п. 2 ст. 45 Конвенции). При этом споры, которые могут возникать по делам подобного рода, будут рассматриваться соответственно: в отношении недвижимого имущества в учреждениях страны, на территории которой находится недвижимость, а в отношении движимого — судами государства, на территории которого наследодатель имел место жительства в момент своей смерти (ст. 48). Компетентные учреждения государств — участников Конвенции обязаны принимать в соответствии со своим внутренним законодательством меры, необходимые для обеспечения охраны наследства, оставленного на их территориях гражданами других государств, или управления им.

Вопросы правового регулирования наследственных отношений получают отражение также в двусторонних документах — договорах о правовой помощи, консульских конвенциях. Административнофинансовые аспекты подобных отношений, т.е. налогообложение наследственной массы, разрешаются в соглашениях об устранении двойного налогообложения, число которых в последнее время постоянно растет. Причем это касается не только России, но и мировой практики вообще.

Согласно Консульской конвенции, заключенной между РФ и Республикой Корея 18 марта 1992 г., в число функций консула в государстве пребывания входит «охрана интересов граждан (физических и юридических лиц) представляемого государства в случае преемства (mortis causa) на территории государства пребывания в соответствии с законами и правилами государства пребывания» (ст. 37). В соответствии с Консульской конвенцией, заключенной между РФ и США, консул имеет право принимать во временную опеку собственность, оставленную умершим гражданином страны, направившей консула, если умерший не оставил наследника, исполнителя завещания, при условии, однако, что такая временная опека должна быть передана должным образом назначенному администратору (ст. 10).

Консульские учреждения и консульские представители играют чрезвычайно важную роль в реализации гражданами различных государств своих наследственных прав. Не случайно в консульских конвенциях и договорах о правовой помощи содержатся конкретные предписания о функциях, которые обязаны осуществить консульские власти того округа, на территории которого скончался гражданин представляемого государства.

Так, согласно Договору о взаимном оказании правовой помощи между СССР и Ираком, подписанному 22 июня 1973 г., соответствующее дипломатическое или консульское представительство договаривающейся стороны должно быть без промедления уведомлено о смерти на территории одной из сторон гражданина другой договаривающейся стороны. Такому учреждению сообщается все, что известно о возможных наследниках, месте их жительства или пребывания, об объеме и стоимости наследства, а также о наличии завещания (ст. 38). Если местным учреждениям страны пребывания консула становится что- либо известно об имуществе умершего, оставленном им на территории третьего государства, они также уведомляют об этом консульское представительство государства, направившего консула. Если суд или иное компетентное учреждение договаривающейся стороны узнает, что в деле о наследстве, которое им ведется, заинтересован гражданин другой стороны, оно известит об этом дипломатическое или консульское представительство этого государства (п. 2 ст. 38).

К особым случаям, подлежащим решению с помощью двусторонних межгосударственных инструментов, относится такой, когда гражданин одной договаривающейся стороны умирает во время поездки по территории другой договаривающейся стороны, где он не имеет постоянного местожительства. В подобных обстоятельствах находящиеся при нем вещи по описи передаются дипломатическому представительству или консульскому учреждению договаривающейся стороны, гражданином которой был умерший. Таковы правила многих двусторонних соглашений (ст. 39 договора с Монголией, ст. 39 договора с Ираком, ст. 48 договоров РФ с Эстонией, Молдовой, Литвой, Кыргызстаном и др.).

Общее правило в международно-правовой практике по наследственным делам с участием консула состоит в следующем: консул представляет гражданина направившего его государства без особой доверенности. Право консула без доверенности представлять своих граждан на территориях других государств вытекает из постановлений Консульского устава СССР, сохраняющего свое действие в РФ (ст. 29). Консул выдает свидетельства о праве на наследство, принимает наследство для передачи находящимся в РФ наследникам, предпринимает меры по охране наследственного имущества, находящегося на территории его консульского округа или в целом государства пребывания. Вследствие этого и двусторонние соглашения о правовой помощи предусматривают соответствующие предписания. Так, на основании ст. 47 Договора между РФ и Республикой Албания о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанного 30 октября 1995 г., дипломатическое представительство или консульское учреждение одной договаривающейся стороны имеет право представлять интересы своих граждан по вопросам наследования перед органами другой договаривающейся стороны без особой доверенности, если эти граждане из-за своего отсутствия или по другим уважительным причинам не в состоянии своевременно защищать свои права и интересы и не назначили уполномоченного.

В связи с этим рассмотрим подробнее соответствующую судебную практику некоторых штатов США. В рамках отечественного правопорядка включено требование о личном участии наследника при рассмотрении наследственных дел, что принималось как представление интересов наследников, проживающих за границей, осуществляемое именно консулами. В частности, согласно законодательству штата Висконсин, наследники, проживающие за границей, в течение четырех месяцев должны подать в суд прошение, касающееся наследства (в законе указано: «by heirs»). Суды интерпретировали это положение так, что ходатайство должен предъявить лично наследник. В противном случае наследство рассматривалось как незавещанное. Например, Верховный суд штата (Висконсин) в деле Рейда при разбирательстве прошения, поданного в интересах болгарского гражданина консулом Болгарии, признал его отвечающим требованиям закона. В то же время суд округа Шибойген в деле о наследстве А. потребовал от советского гражданина личного присутствия, поскольку не счел возможным квалифицировать американского адвоката в качестве его представителя, а прошение счел неподанным.

Для регулирования, предусмотренного в двусторонних соглашениях о правовой помощи, характерна еще одна особенность. Закрепляя общий принцип национального режима в наследственных отношениях, такие договоры по-разному определяют сферу его действия, а в ряде случаев содержат соответствующие уточнения. Так, Договор с Финляндией (1978), как и многие другие соглашения по аналогичным вопросам, устанавливает, что «граждане одной договаривающейся стороны приравниваются в правах к гражданам другой договаривающейся стороны, проживающим на ее территории». Сравним это с положениями Минской конвенции стран СНГ (1994), где зафиксировано следующее: «Граждане каждой из договаривающихся сторон могут наследовать на территории других договаривающихся сторон имущество или права по закону или по завещанию на равных условиях и в том же объеме, как и граждане данной договаривающейся стороны» (ст. 44). Из сопоставления приведенных норм становится ясно, что двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам имеют в виду приравнивание не просто граждан договаривающихся сторон, а именно те категории граждан, которые проживают на их территориях. Иными словами, они предъявляют дополнительное требование о домицилировании соответствующих лиц на своих территориях, чтобы данный принцип национального режима мог быть к ним применен.

В новейших договорах о правовой помощи стали выделять особые случаи «коллизий» — в области оглашения завещаний, хотя здесь необходимо вести речь не о коллизионной по своей юридической природе норме.

Так, в Договоре между РФ и Польшей 1996 г. специально указывается, что завещание вскрывает (оглашает) орган договаривающейся стороны, на территории которой находится завещание. Копии завещания и протокола о вскрытии (оглашении) пересылаются органу, компетентному вести дело о наследовании (ст. 43).

Еще один комплекс вопросов, по которым специально формулируются правила для включения в договоры о правовой помощи, все чаще присутствующие в них, касается выдачи наследства. В частности, во всех двусторонних соглашениях РФ со странами СНГ, а также в договоре с Египтом 1997 г. имеются подробно разработанные положения о выдаче наследства. Соглашение устанавливает, что в случаях, когда движимое наследственное имущество или денежная сумма, вырученная от продажи движимого или недвижимого наследственного имущества, подлежат после окончания наследственного производства передаче наследникам, местожительство или местопребывание которых находится на территории другой стороны, они должны быть переданы дипломатическому представителю или консульскому учреждению этой стороны.

Подобная передача происходит на основании распоряжения компетентного органа страны пребывания дипломатического представителя или консула и может быть осуществлена при соблюдении следующих условий: все требования кредиторов наследодателя, заявленные в срок, предусмотренный законодательством стороны, где находится наследственное имущество, оплачены или обеспечены; все связанные с наследованием сборы уплачены или обеспечены; компетентные учреждения выдали, если это необходимо, разрешение на вывоз наследственного имущества. Перевод денежных сумм должен удовлетворять требованиям законодательства обоих государств (ст. 36 договора с Египтом).

  • [1] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. II. М., 1997. С. 408.
  • [2] Российская Федерация в перечисленных конвенциях не участвует. СССР подписалВашингтонскую конвенцию 1973 г., но не ратифицировал ее.
  • [3] 2 Статья 31 гласит: «Для целей, изложенных в статье 3, Договаривающееся государство может заявить, что если умерший являлся гражданином этого Государства, его внутренне право применяется для того, чтобы определить владельца сертификата и указатьего полномочия».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >