МОЗГ, СОЗНАНИЕ, КОМПЬЮТЕР

Благодаря интернету, электронным средствам массовых коммуникаций неуклонно нарастает «виртуализация жизни». Подобная квазижизнь, особая форма бытия, в которую все глубже погружается современный человек, формирует новые потребности и гедонистические ориентации, задает свои критерии реальности, которые проецируются на подлинную реальность. Это порождает своего рода раздвоенность сознания, усиливает тенденции иррационализма и релятивизма, влечет масштабные социальные последствия. «Раздвоение между двумя реальностями, между двумя формами бытия означает не только трудности психологического плана, но и необходимость новой социализации»[1], а вместе с ней и необходимость новых способов управления и социального регулирования.

Информационные технологии позволяют создавать все более изощренные формы виртуальной реальности, конкурирующие по своей значимости и действенности с подлинной реальностью. Экзистенциальные константы реальности, а вместе с ними и естественные механизмы мозга, ответственные за поддержание самоорганизации нашего Я, оказываются под угрозой. Эти глубинные, фундаментальные регистры психики, сформированные в процессе биологической эволюции и антропогенеза, выступающие на чувственном и интуитивном уровнях, имеют в своей основе мощную базу переработки информации на уровне бессознательного. Они ответственны за исходные различения действительного и кажущегося, того, что есть, и того, чего нет, задают, так сказать, первичные критерии реальности, санкционируют решимость к действию и сами действия; их нарушение ведет живое существо к неминуемой гибели. Никогда еще в истории человечества эти фундаментальные регистры психики не подвергались столь серьезным испытаниям. Такова плата за прогресс в информационном обществе, развитие которого рождает все новые острейшие проблемы социального, экономического, психологического, экзистенциального характера, ставит уже не только для отдельной личности, но и перед всем человечеством задачу выживания[2].

Компьютерная революция продолжается, набирает все новые обороты. Интернет захватывает в свою сеть все больше пользователей компьютером. Посредством интернета сотни тысяч и миллионы компьютеров могут объединяться в единую систему для решения сверхсложной задачи. Эта система, называемая метакомпьютингом, позволяет создавать гигантскую вычислительную мощность. По сути интернет — это всемирный суперкомпьютер, наиболее яркое выражение процессов глобализации. В нем представлены все континенты, государства, нации, культуры.

Уже сегодня компьютер способен имитировать практически все основные чувственные модальности — от зрительных образов до обоняния. С помощью компьютерной голограммы создаются впечатляющие трехмерные изображения. Так, в выставочном зале Лас-Вегаса предлагают эффектное зрелище: во время осмотра экспозиции вдруг появляются и начинают расхаживать динозавры в натуральную величину.

В последние годы компьютер далеко продвинулся в имитации осязания. Например, созданы специальные экраны для слепых, не говоря уже о более простых устройствах (в частности, электронные перчатки, которые надевает играющий в звездные войны, чтобы ощущать штурвал звездолета).

Достижения в области имитации чувственных модальностей ставят ряд глубоких и острых теоретических вопросов, касающихся взаимоотношений человека и компьютера. Самый важный вопрос возникает при сопоставлении продукции компьютера и способов его действий с психическими процессами человека. В обшей форме он звучит так: в чем сходство и различие функций, осуществляемых компьютером и мозгом?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо выделить по крайней мере три типа функций, связанных 1) с чувственными отображениями (ощущения, восприятия, представления), 2) эмоциональными состояниями и 3) когнитивными операциями (вычисления, анализ, систематизация, решение задач и т.п.).

Чувственные отображения у человека осуществляются в форме явлений субъективной реальности — специфического и неотъемлемого качества сознания. Зрительное или слуховое ощущение вызывается действием определенных физических факторов, но само качество субъективного переживания генетически задано человеку устройством его нервного аппарата, кодирующего внешнее воздействие на рецептор и затем передающего информацию в головной мозг, на уровне которого и возникает нейродинамический акт, переживаемый человеком в виде ощущения.

Так, зрительное восприятие есть результат интеграции многих зрительных ощущений. Вследствие этого, например, человек видит сейчас данное дерево. На экране компьютера (или телевизора) тоже может быть изображено данное дерево, что является результатом перекодирования соответствующей информации. В этом случае перед человеком не реальное дерево, а виртуальное, но его изображение воздействует на зрительные рецепторы человека и производит примерно то же субъективно переживаемое человеком восприятие. Информация, содержащая образ данного дерева, может быть воплощена в самых разных кодовых формах (например, записана на диске компьютера) и затем декодирована, снова развернута в виде образа. Так же обстоит дело и с другими чувственными модальностями. Поэтому, когда говорят об имитации компьютером чувственных модальностей, нет ни малейших оснований приписывать ему ощущения или восприятия. Компьютер содержит информацию о дереве или вкусе сахара, но ему не присуща субъективная представленность этой информации для себя. Он есть устройство для кодирования, переработки и декодирования информации в форме, удобной для использования человеком или созданной им технической системой. Компьютеру также нельзя приписывать эмоциональные состояния или чувство боли.

Относительно когнитивных операций сопоставление мозга и компьютера требует дополнительного анализа. Компьютер действительно выполняет когнитивные операции, присущие мышлению, и некоторые из них он выполняет гораздо лучше человека. Расшифровка генома человека, ряд других выдающихся достижений науки последних десятилетий были бы невозможны без использования аналитической и вычислительной мощи компьютера. Однако этого недостаточно, чтобы приписывать современному компьютеру способность мышления, если последнее понимать в полном объеме его существенных признаков, не сводить к логическим операциям, технологии решения задач, чисто «содержательному» (информационному) контексту. Реальное человеческое мышление есть явление субъективной реальности, включающее чувственные и интуитивные составляющие, факторы воображения, надежды, веры и воли (которые заведомо отсутствуют у компьютера). Реальные акты мышления осуществляются данным конкретным Я и отражают его индивидуальность.

«Удобная» компьютерная абстракция «мышления» исключает указанные существенные свойства. В оперативном плане человеческое мышление далеко не совпадает с компьютерным. Мозг осуществляет переработку информации не по двоичной логической схеме, его логика скорее похожа на многозначную логику, в которой число значений истинности есть величина переменная. Мозгу присущи функции вероятностного прогнозирования и вероятностной оценки, эффективные способы сжатия информации, выборки нужных элементов из памяти, эвристического синтеза и многие другие операции, не свойственные компьютеру. Поэтому на сакраментальный вопрос: «Может ли машина мыслить?» ответ прост: не может (по крайней мере, пока не может). Этот вывод эмпирически очевиден[3].

Между интеллектом естественным и искусственным пока сохраняется очень большая дистанция. Но теоретически допустимо утверждение, что будущие компьютеры смогут научиться мыслить по-человечески. Это утверждение обусловлено парадигмой функционализма, лежащей в основе теоретических построений кибернетики, широкого круга научных дисциплин, предметом которых выступают самоорганизующиеся системы, компьютерные технологии, переработка информации. Выдающийся английский математик, логик А.М. Тьюринг, оказавший существенное влияние на развитие информатики, обосновал принцип изофункционализма систем, суть которого в том, что один и тот же набор функций может быть воспроизведен различными по своему субстрату, по своим физико-химическим свойствам системами. Его теория, известная как «машина Тьюринга», доказывает нередуцируемость функционального описания систем к их физическому описанию. При обсуждении проблем соотношения искусственного интеллекта и естественного широко используется тест Тьюринга: если принять, что функции, выполняемые некой системой, можно считать разумными, то эта система должна быть признана разумной. Тест Тьюринга допускает различные интерпретации.

Настоящий, т.е. человеческий, разум (другого мы не знаем, хотя признаем возможность существования во Вселенной иных видов разума) предполагает сознание, субъективную реальность. Нам известны два типа субъективной реальности — человеческая и животная. Высшие животные обладают развитой и весьма сложной психикой, имеют не только ощущения, представления, эмоции, ярко выраженную индивидуальность, способность общаться с человеком, но и своего рода мышление. Однако качество сознания стоит связывать именно с человеческой психикой (например, у животных отсутствуют характерные для сознания формы самоотображения, а также способы познания и проектирования действительности).

Теоретически допустимо, что можно сконструировать сложное самоорганизующееся устройство, обладающее основными деятельностными функциями человека, но лишенное сознания. Западные теоретики называют такого мыслимого деятеля «зомби», стремясь показать слабость функционалистского похода к проблеме сознания. Действительно, тест Тьюринга не дает критериев для определения «другого сознания», т.е. наличия или отсутствия сознания (и вообще субъективной реальности) у другого живого существа (и шире — у другой самоорганизующейся системы). Здесь требуются дополнительные средства для понимания специфики субъективной реальности, психической формы отображения действительности и управления организмом. Хотя мы точно не знаем, когда именно в эволюционном ряду возникли первые проблески психики, ясно, что это было связано с задачей выживания усложняющегося организма, т.е. создания эффективного способа отображения им внешней действительности и управления собой.

Сознание может быть присуще не только человеку, но и сложным самоорганизующимся системам, состоящим из других по своим физико-химическим свойствам компонентов. Следовательно, нельзя отрицать, что будущие компьютеры и оснащенные ими роботы смогут стать сознательно мыслящими.

Многие действия естественного интеллекта успешно реализуются роботами. Успехи робототехники весьма впечатляющи. Так, японцы создали электронных рыбок, которые плавают в аквариуме и внешне ничем не отличаются от настоящих. В США есть самовоспроизво- дяшиеся роботы и, более того, моделирующие процесс собственной эволюции на много поколений вперед. Процесс роботизации теперь развивается не только на макроуровне, но и на микроуровне. Благодаря развитию нанотехнологий стало реальным создание микророботов, состоящих из отдельных атомов и молекул, которые могут, например, доставлять по сосудам лекарства к больному органу, манипулировать с отдельной молекулой и реконструировать ее. Недалеко время, когда роботы станут квалифицированно выполнять многие виды человеческой деятельности, заменяя сантехника, уборщика, сиделку, полицейского и т.д.

Профессор Токийского университета естественных наук Фумио Хара полагает, что к середине XXI в. роботы будут обладать сознанием и появится новая раса мыслящих существ. Она ознаменует завершение биологического этапа эволюции и переход к новому, более высокому уровню развития — цивилизации трансгуманоидов. Правда, этому, как думает Фумио Хара, скорее всего будет предшествовать война между людьми и роботами за господство на Земле, которую начнут и проиграют люди.

Более мирную картину представляет профессор Университета Карнеги (США) Г. Морабек. По его мнению, наблюдаемая уже сегодня интеграция естественного и искусственного интеллекта завершится в конце XXI в. Совместная жизнь и симбиоз с роботами приведут к тому, что человек будет постепенно замещать свои естественные органы искусственными и, наконец, вовсе покинет свое бренное тело, подверженное болезням и дряхлению, приобретет новую, небиологическую форму существования.

Теоретически мыслима в общих чертах и новая электронная цивилизация, которую 20 лет назад показал профессор Александр Болон- кин (создание «электронного человека» путем переписи хранящейся в его мозгу информации в чипы и достижения таким способом бессмертия, которое станет реальным, как обещал автор, всего через 20— 25 лет). Эта цивилизация электронных трансгуманоидов якобы неизбежно придет на смену нынешней, имеющей биологическую основу. Поэтому, как полагал автор, биологическая самоорганизация обречена. Такого рода мыслимая возможность (как всякая мыслимая возможность), конечно, крайне далека от конкретного осуществления. По словам Болонкина, «биологическое человечество — лишь маленькая, начальная ступенька в развитии более высокой электронной цивилизации, которая приведет к созданию еще более сильной цивилизации и, возможно, к созданию некоего Высшего Разума Вселенной, если хотите, Бога»[4].

По мнению профессора, «электронный человек» не будет нуждаться в пище, воздухе, сможет приобретать любую телесную оболочку, любой внешний вид, путешествовать в космосе со скоростью света и быть неуничтожаем любым оружием. Процедура создания «электронного человека» сводится к следующему: «Человеческий мозг имеет 10 млрд нейронов, которые легко моделируются на компьютере. Как только мы сможем смоделировать все нейроны и научимся переписывать их связи в чипы, человек станет бессмертным». Столь оптимистический прогноз оставляет впечатление упрощенности его посылок и техницистского подхода к проблеме человека в целом.

Психика и сознание — один из оригинальных эффектов биологической самоорганизации, найденных в процессе эволюции и совершенствовавшихся ею в течение сотен миллионов лет. Не создано компьютеров с самоорганизацией такого типа. Теоретически возможно создание искусственных самоорганизующихся систем подобного типа, но пока компьютерная техника развивается не в этом направлении.

  • [1] Самохвалова В.И. Человек и судьба мира. М., 2000. С. 84.
  • [2] См.: Азроянц Э.А. Будущее: эволюционные и эсхатологические альтернативы //Полигнозис. 2002. № 3 и № 4; Самохвалова В.И. Указ. соч.
  • [3] Дубровский Д.И. Психические явления и мозг. Философский анализ проблемыв связи с некоторыми актуальными задачами нейрофизиологии, психологии и кибернетики. М., 1971. Гл. 5, § 19.
  • [4] Интервью с профессором Александром Болонкиным // Известия. 1998. 08 сент.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >