ЯЗЫК И СОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Язык — система кодов (слов), с помощью которых обозначаются предметы внешнего мира, их действия, качества, отношения между ними.

Слова, соединенные в фразы, являются основным средством общения, при помощи которого человек сохраняет и передает информацию и усваивает опыт, накопленный многими поколениями. Такого языка нет у животных, он появляется только в человеческом обществе. Животное обладает разными средствами выражения своих состояний, которые воспринимаются другими животными и могут оказать существенное влияние на их поведение. Так, вожак стаи журавлей, почувствовав опасность, испускает тревожные крики, на которые стая живо реагирует. В стаде обезьян можно услышать целый набор звуков, которые выражают удовлетворение, агрессию, страх перед опасностью и т.д. Однако «язык» животных никогда не обозначает предметов, не выделяет их действий или качеств, а следовательно, не является языком в подлинном смысле этого слова.

Вопрос о том, как произошел язык человека, являлся предметом многочисленных предположений и теорий. Одни ученые считали язык проявлением духовной жизни и, следуя за Библией, указывали на его «божественное происхождение», утверждая, что язык является особой «символической формой существования», отличающей духовную жизнь от любого проявления материального мира. Другие ученые, следуя традициям естественно-научного позитивизма, безуспешно старались вывести язык из эволюции животного мира и интерпретировали явления «коммуникации» у животных как ранние формы развития языка. Научное решение вопроса о происхождении языка стало возможным лишь тогда, когда философия и наука прекратили попытки искать корни языка в глубинах организма и выводить его непосредственно из особенностей «духа» или мозга и пришли к мнению о том, что условия происхождения языка надо искать в общественно-трудовых отношениях, которые впервые появились с переходом к человеческой истории. Наука не имеет методов, позволяющих непосредственно наблюдать условия, породившие язык, и для палеонтологии речи остается лишь путь предположений, которые получают косвенное подтверждение.

Есть основания думать, что язык впервые возник из тех форм общения, в которое вступали люди в процессе труда. Совместная форма практической деятельности неизбежно приводит к тому, что у человека возникает необходимость передать другому известную информацию, которая не может ограничиваться выражением субъективных состояний (переживаний), но должна обозначать те предметы (веши или орудия), которые включены в совместную трудовую деятельность. Согласно теориям, появившимся еще во второй половине XIX в., первые звуки, обозначавшие предметы, возникли именно в процессе совместного труда. Однако неправильно думать, что звуки, которые постепенно стали играть роль передатчика известной информации, были такими «словами», которые могли самостоятельно обозначать предметы, их качества, действия или отношения.

Звуки, начинавшие указывать на определенные предметы, еще самостоятельно не существовали. Они были вплетены в практическую деятельность, сопровождались жестами и выразительными интонациями, поэтому понять их значение можно было, зная ситуацию, в которой они возникли. Более того, в этом комплексе выразительных средств ведущее место, по-видимому, вначале занимали действия и жесты, которые составляли основу своеобразного действенного, или «линейного», языка: гораздо позднее ведущая роль перешла к звукам, давшим основу для постепенного развития самостоятельного звукового языка. Этот язык длительное время сохранял теснейшую связь с жестом и действием, поэтому один и тот же звуковой комплекс («прас- лово») мог обозначать и предмет, на который указывала рука, и саму руку, и действие, производимое с этим предметом. Через много тысячелетий звуковой язык стал отделяться от практического действия и получать самостоятельность. К этой эпохе относится возникновение первых самостоятельных слов, которые обозначали предметы, а много позднее стали служить также для выделения действий и качеств предметов. Так возник язык как система самостоятельных кодов, обозначающих предметы, их действия, качества или отношения; этот язык служил средством передачи информации, имел решающее значение для дальнейшей перестройки сознательной деятельности человека. Поэтому правы те ученые, которые утверждают, что наряду с трудом язык является основным фактором формирования сознания.

Возникновение языка выполняет по крайней мере три существенные функции в сознательной деятельности человека. Во-первых, язык, обозначая предметы и события внешнего мира в отдельных словах или их сочетаниях, позволяет выделять эти предметы, направлять на них внимание и сохранять их в памяти. Вследствие этого человек в состоянии иметь дело с предметами внешнего мира даже в их отсутствие. Достаточно внешнего или внутреннего произнесения того или иного слова, чтобы у человека возникло представление о соответствующем предмете и он был в состоянии оперировать этим образом. Поэтому можно сказать, что язык удваивает воспринимаемый мир, позволяет хранить полученную из внешнего мира информацию и создает мир внутренних образов. Этот «внутренний» мир образов, появляющийся на основе языка, человек может использовать в своей деятельности.

Во-вторых, слова языка не только указывают на определенные вещи, но и абстрагируют их существенные свойства, относят воспринимаемые вещи к определенным категориям, т.е. возникает возможность обеспечить процесс отвлечения (абстракции) и обобщения. Например, слово «часы» или «стол» обозначает не только определенный предмет. Слово «часы» указывает на то, что этот предмет служит для измерения времени («час»); слово «стол» говорит о том, что данный предмет имеет отношение к настилу (корень «стл» — стлать, постилать). Более того, словом «часы» или «стол» обозначаются все виды этих предметов независимо от их внешнего вида, формы, размеров. Это означает, что слово, которое фактически выделяет (абстрагирует) соответствующие признаки предмета и обобщает предметы, разные по внешнему виду, но относящиеся к одной и той же категории, автоматически передает человеку опыт поколений и служит более мощным средством для отражения мира, чем простое восприятие. Таким образом, слово совершает за человека работу по анализу и классификации предметов, которая сформировалась в длительном процессе общественной истории. Благодаря этому язык является не только средством общения, но и важнейшим орудием мышления, обеспечивающим переход отражения мира от чувственного к рациональному.

В-третьих, как следует из сказанного, язык служит основным средством для передачи информации, сложившейся в общественной истории человечества, иначе говоря, язык создает третий источник развития психических процессов, которые на стадии человека прибавляются к тем двум источникам, которые имели место у животных — наследственно передаваемые программы поведения и формы поведения, сложившиеся в результате опыта данной особи. Передавая сложнейшую информацию, отложившуюся в течение многих веков общественно-исторической практики, язык позволяет человеку усвоить этот опыт и овладеть с его помощью неизмеримым кругом знаний, умений и способов поведения, которые никак не могли быть результатом самостоятельной деятельности изолированной личности. Это означает, что с появлением языка у человека возникает новый тип психического развития, который не имел места у животных, и что язык действительно является важнейшим средством развития сознания.

Сознание — наивысшая, свойственная только человеку функция головного мозга, выражающаяся в целенаправленном отражении мира, предварительном построении действий, предвидении их результатов, регулировании взаимоотношений человека со средой и познании мира. Кроме того, сознание определяется воздействием среды путем общественной практики, которая благодаря психической деятельности трансформируется в сознательное, субъективно-идеальное. Сознание — это не только знания сами по себе как продукт познавательной деятельности, но и отношение к тому, что познается, целенаправленное предвосхищение будущего. Сознание включает в себя как знание об окружающем мире, так и знание о себе — о своих индивидуальных и личностных свойствах.

Самосознание, входящее в структуру сознания, — выделение себя из объективного мира, осознание своей личности, своего тела, своих психических функций. Самосознание как частная сторона сознания включает в себя осознание своего отношения к окружающему миру, своей деятельности в нем. Зрелый человек постоянно анализирует и оценивает свои мысли, чувства, переживания. Аналитическое размышление по поводу собственных мыслей и переживаний, обычно полное сомнений и колебаний, называется рефлексией. Уровень развития сознания неодинаков, например, у детей и у подростков, у ребенка и у взрослого. Отделение своего внутреннего от внешнего называется этапом аллопсихического самосознания и формируется у ребенка в возрасте трех лет, когда в его речи появляется местоимение «я». Этап формирования соматопсихического самосознания, т.е. способность оценивать свое физическое Я, начинается с умения ребенка правильно идентифицировать правую и левую стороны своего тела в возрасте примерно 6—7 лет; к 13—14 годам у человека появляется способность адекватно оценивать свое психическое Я.

Роль языка в формировании сознания заключается в том, что он проникает фактически во все сферы сознательной деятельности человека.

Язык существенно перестраивает процессы восприятия внешнего мира и создает новые законы восприятия. Хотя в мире существует множество предметов, форм, цветовых оттенков, число слов, обозначающих эти предметы, формы, оттенки, очень ограничено, поэтому, называя предмет, форму или оттенок обозначающим словом («стол», «кресло», или «круг», «треугольник», или «зеленая», «оранжевая»), мы фактически выделяем существенные признаки и обобщаем воспринимаемые предметы, формы, цвета в определенные группы или категории. Это коренным образом отличает восприятие человека от восприятия животного. Восприятие человека — более глубокое, обобщенное и постоянное — связано с выделением существенных признаков вещи.

Язык существенно изменяет процессы внимания человека. Если внимание животного носит непосредственный характер, определяясь силой, новизной или биологической значимостью предмета, автоматически (непроизвольно) направляя внимание животного, то с возникновением языка и на его основе человек в состоянии произвольно управлять своим вниманием.

Язык существенно изменяет процессы памяти человека. Известно, что память животного в значительной мере зависит от непосредственной ориентировки в окружающей среде и биологических мотивов, служащих подкреплением того, что особенно успешно запоминается. У человека память, опирающаяся на речевые процессы, впервые становится сознательной мнестической деятельностью, т.е. направлена на запоминание и воспроизведение удержанного материала, когда человек специально ставит цель помнить, организует запоминаемый материал и в состоянии не только неизмеримо расширять объем сохраняющейся в памяти информации, но и произвольно возвращаться к прошлому, выбирая из него в процессе припоминания то, что представляется ему наиболее существенным на данном этапе.

Язык позволяет человеку оторваться от непосредственного опыта и обеспечивает появление воображения — процесса, который не существует у животного и который лежит в основе направленного управляемого творчества.

Хорошо известно, что выработка новых форм поведения у животных требует относительно длительного подкрепления ответа на условный сигнал, многократного повторения совпадения условных сигналов с безусловным подкреплением. Такая связь вырабатывается постепенно, начинает угасать, как только исчезает такое подкрепление, и с относительным трудом встраиваетсяв новую систему связей.

В формировании новых видов сознательного поведения человека нет ничего похожего. Новая форма сознательной деятельности может возникнуть у человека на основе речевой формулировки правила, которое человек устанавливает с помощью языка. Человеку достаточно ознакомиться с инструкцией, в которой, например, ему предлагается поднимать руку или нажимать на кнопку при появлении красного сигнала и не делать никаких движений при появлении синего, чтобы эта новая связь появилась и стала прочной. Появление действия, выполняемого на основе речевой инструкции, не требует «безусловного» (или биологического) подкрепления. Его формирование не нуждается в длительной выработке и устанавливается сразу в соответствии со сформулированным в речи правилом, оказывается прочным, не требует постоянного повторения инструкции и не угасает, если эта инструкция не повторяется. Кроме того, изменение любого действия не представляет труда: достаточно предложить субъекту новую инструкцию.

Такие виды деятельности, как речь, письмо, чтение или счет, требуют определенных умственных (сознательных) усилий человека. Это говорит о пластичности и управляемости процессов сознательной деятельности человека, резко отличающей его поведение от поведения животного.

Для того чтобы написать слово, прежде всего следует выделить входящие в его состав звуки, иначе говоря, произвести его акустический анализ, разложив непрерывный звуковой поток на составляющие звуковые единицы языка — фонемы (которые в каждом языке различны). Нередко выделение фонем происходит не только «на слух», но и при участии артикуляции, с помощью которой человек как бы «прощупывает» звуки и отличает одни звуки от близких к ним других. После такой предварительной работы звуковой состав слова становится выделенным и слово готово для записи. Здесь процесс письма переходит в следующую фазу: фонемы перекодированы в зрительно-двигательные элементы письма (графемы). Для выполнения действия необходимо иметь зрительно-двигательную схему графем или букв и сохранить их правильное расположение в пространстве. Письмо представляет собой сложную программу движений, в которых одно звено должно плавно переключаться на последующее. Выполнение этого условия требует включения иных аппаратов, при отсутствии которых плавное письмо невозможно. Наконец, процесс письма всегда подчиняется общей задаче (написать фразу, письмо, изложить мысль и т.д.); только при прочном сохранении этой программы нужная задача может быть выполнена.

Процесс письма включает в свой состав слуховой, кинестетический (артикулярный) анализ структуры буквы, осуществление соответствующей двигательной программы, и он будет нарушаться при поражении как слуховых, кинестетических или зрительных, так и двигательных отделов мозга, причем в каждом случае он будет нарушаться по-разному.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >