НАУКА КАК СПЕЦИФИЧЕСКИЙ ТИП ЗНАНИЯ

Критерии научности. Науку как специфический тип знания исследуют в основном логика и методология науки. Здесь главная проблема состоит в выявлении и экспликации тех признаков, которые необходимы и достаточны для отличения научного знания от результатов других видов познания (существующих форм вненаучного знания). К последним относятся обыденное знание, искусство (в том числе и художественная литература), религия (в том числе религиозные тексты), философия (в значительной своей части), интуитивномистический опыт, экзистенциальные переживания и т.д. Вообще, если под «знанием» понимать даже только текстовую (дискурсную) информацию, то очевидно, что научные тексты (даже в современную эпоху «большой науки») составляют лишь часть (и притом меньшую) всего объема дискурса, который использует современное человечество в своем адаптивном существовании.

Несмотря на огромные усилия философов науки (особенно представителей логического позитивизма и аналитической философии) четко задать и эксплицировать критерии научности, эта проблема по- прежнему далека от однозначного решения. Обычно называют такие критериальные признаки научного знания: предметность, однозначность, определенность, точность, системность, логическая доказательность, проверяемость, теоретическая и/или эмпирическая обоснованность, инструментальная полезность (практическая применимость). Соблюдение этих критериев должно гарантировать объективную истинность научного знания, поэтому часто научное знание отождествляют с объективно-истинным знанием.

Конечно, если говорить о научном знании как определенном теоретическом конструкте методологии науки, вряд ли можно возражать против перечисленных выше критериев научности. Но вопрос состоит в том, насколько данный идеал научности адекватен, реализуем и универсален по отношению к повседневности научного познания, реальной истории науки и ее современному многообразному бытию. К сожалению, как показывает анализ огромной литературы позитивистского и постпозитивистского направлений философии, методологии и истории науки второй половины XX в. и их критиков, на этот вопрос получен в целом отрицательный ответ. Действительная наука в своем функционировании отнюдь не подчиняется (не реализует) единым и «чистым» методологическим стандартам. Абстрагирование в рамках методологии науки от человеческого измерения науки, от социального и психологического контекста ее функционирования не приближает, а удаляет нас от адекватного видения реальной науки.

Идеал логической доказательности нереализуем даже в простейших логических и математических теориях. Очевидно, что требование логической доказательности более богатых в содержательном плане математических, естественно-научных и социально-гуманитарных теорий тем более нереализуемо. То же самое можно сказать и о возможности сколько-нибудь полной реализации всех остальных идеальных критериев научности, в частности абсолютной эмпирической проверяемости или обоснованности научных теорий в естествознании, технических и социально-гуманитарных науках. Везде имеют место: не проясненный до конца контекст, органичным элементом которого всегда выступает конкретный научный текст; опора на принципиально неустранимое неявное коллективное и личностное знание; принятие когнитивных решений в условиях неполной определенности; формирование научных коммуникаций с надеждой на адекватное понимание, экспертное заключение и научный консенсус. Однако, хотя научный идеал знания недостижим, от него не следует отказываться, ибо цель любого идеала — указание желательного направления, двигаясь в котором мы имеем большую вероятность достигнуть успеха, нежели следуя в противоположном или случайном направлении. Идеалы позволяют понимать, оценивать и структурировать реальность в соответствии с принятой системой целей, потребностей и интересов. Очевидно, что они являются необходимым и важнейшим регулятивным элементом в обеспечении адаптивного существования человека в любой сфере его деятельности.

Наука как познавательная деятельность. Второй существенный аспект анализа бытия науки — рассмотрение ее как специфического вида познавательной деятельности. Прежде всего любая деятельность — это целенаправленная, процессуальная, структурированная активность. Структура любой деятельности состоит из трех основных элементов — цели, предмета, средств деятельности. В случае научной деятельности цель — получение нового научного знания, предмет — наличная эмпирическая и теоретическая информация, релевантная подлежащей разрешению научной проблеме, средства — имеющиеся в распоряжении исследователя методы анализа и коммуникации, способствующие достижению приемлемого для научного сообщества решения заявленной проблемы.

Рассмотрим три основные модели изображения процесса научного познания.

Эмпиризм — модель, согласно которой научное познание начинается с фиксации эмпирических данных о конкретном предмете научного исследования, выдвижения на их базе возможных эмпирических гипотез — обобщений, отбора наиболее доказанной из них на основе ее лучшего соответствия имеющимся фактам. В философии науки модель научного познания как индуктивного обобщения опыта и последующего отбора наилучшей гипотезы на основе наиболее высокой степени ее эмпирического подтверждения называется индуктивистской (или неоиндуктивистской). Ее видными представителями были Ф. Бэкон, Дж. Гершель, В. Хьюэлл, Ст. Джевонс, Г. Рейхенбах, Р. Карнап и др. Большинством современных философов науки эта модель научного познания отвергнута как несостоятельная не только в силу ее неуниверсальности (из поля ее применимости выпадают математика, теоретическое естествознание и социально-гуманитарное знание), но и из-за ее внутренних противоречий.

Теоретизм является прямо противоположной моделью научного познания, считая исходным пунктом научной деятельности некую общую идею, рожденную научным мышлением, — детерминизм и индетерминизм, дискретность и непрерывность, определенность и неопределенность, порядок и хаос, инвариантность и изменчивость и т.д. В рамках теоретизма научная деятельность представляется как имманентное конструктивное развертывание того содержания, которое имплицитно заключается в той или иной общей идее. Эмпирический опыт призван быть лишь одним из средств конкретизации исходной теоретической идеи. Наиболее последовательной и яркой формой теоретизма в философии науки выступает натурфилософия, считающая всякую науку прикладной философией, эмпирической конкретизацией идей философии (Г.В.Ф. Гегель, А. Уайтхед, П. Тейяр де Шарден, марксистская диалектика природы и др.). Сегодня в философии науки натурфилософия довольно непопулярна, однако другие варианты теоретизма вполне конкурентоспособны (тематический анализ Дж. Холтона, радикальный конвенционализм П. Дюгема, А. Пуанкаре, методология исследовательских программ И. Лакатоса и др.).

Проблематизм — весьма распространенный и наиболее приемлемый в современной философии науки вариант изображения структуры научной деятельности, наиболее четко сформулированный Карлом Поппером. Он внес большой вклад в разработку принципов научного познания. Для решения философской проблемы демаркации (отделения научного знания от ненаучного) Поппер предложил критерий фальсифицируемости, известный как критерий Поппера: только та теория научна, которая может быть принципиально опровергнута опытом. Возможность постоянно ошибаться Поппер обернул в пользу науки: «Научное исследование должно быть посвящено тому, чтобы не подтверждать научную теорию, а опровергать ее. К научным можно отнести только те теории, для которых можно найти потенциальные фальсификаторы, т.е. противоречащие теории предположения, истинность которых опять же обнаруживается в опыте». Согласно методологическому правилу Поппера, «ученый, найдя такой фальсификатор, должен немедленно отказаться от своей теории и разрабатывать следующую теорию». В смене научных теорий заключается позитивная роль ошибки.

В своих работах Поппер рассматривал многие философские проблемы, признавая объективность и абсолютность истины, он отвергал индуктивный характер научных гипотез и считал, что последние появляются в результате априорных суждений, которые, однако, могут быть ошибочны[1]. В этом Поппер не согласен с Кантом, который полагал, что апостериорное знание о мире основывается на истинных априорных интуициях. Поппер доказывал: нерационально требовать, чтобы научное знание было оправдано.

Научная деятельность заключается в движении не от опыта к адекватно описывающей его истинной теории, не от априорно истинной идеи к оправдывающему ее эмпирическому опыту, а от менее общей и глубокой проблемы к более общей и более глубокой. Вечно неудовлетворенное любопытство — главная движущая сила науки.

Однако современная научная деятельность не сводится к чисто познавательной, она является существенным аспектом инновационной деятельности, направленной на создание новых потребительных стоимостей. Научные инновации представляют собой первичное и основное звено современной наукоемкой экономики. Как часть инновационной деятельности наука последовательно реализует следующую структуру: фундаментальные исследования — прикладные исследования — полезные модели — опытно-конструкторские разработки. Только звено «фундаментальные исследования» имеет своей непосредственной целью получение новых научных знаний об объектах; при этом в общей структуре инновационной деятельности они занимают не более 10% всего объема научных исследований. Все остальное приходится на те элементы структуры научной деятельности, которые подчинены созданию и массовому производству новых потребительных стоимостей гражданского, военного и социального назначения. Современная наука с конца XIX в. (когда создавался промышленный сектор науки) вплетена (экономическими, технологическими и институциональными узами) в практическую деятельность, в систему наука — техника (технология). Как никогда ранее ее функционирование и развитие детерминированы практическими и социальными потребностями общества. Не просто когнитивные новации, а максимально полезные инновации — главное требование современного общества к научной деятельности. Реализация этого требования обеспечивается соответствующей системой организации и управления наукой как особой социальной структурой, особым социальным институтом.

  • [1] См. : К. Поппер // Кругосвет : универсальная научно-популярная онлайн-энциклопедия.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >