год

Письмо полпреда СССР в Польше В. А. Антонова-Овсеенко члену коллегии НКИД Б. С. Стомонякову от 30.01.1930 об отсутствии сотрудников МИД Польши при его приезде на вокзал в Варшаву и о требовании от польского МИДа извинений за невежливый прием

№21 С. секретно

20 января 1930 г.

Члену коллегии НКИД

тов. СТОМОНЯКОВУ Б. С.

Уважаемый товарищ,

В дополнение к телеграмме.

1. НКИД не известил Полпредство о моем выезде; но, на всякий случай, я из Столбцов телеграфировал о моем приезде.

Поляки были извещены Патеком. Референт по нашему отделу Янковский в 12 ч. 30 м. спрашивал подтверждения у т. Шахова (исп. об. 1-го секретаря); тот ответил, что т. Коцюбинский, сейчас отсутствующий, ему ничего не передавал. Когда же (в час дня) получилась моя телеграмма и Москва, на телефонный запрос, подтвердила мой приезд, т. Шахов телефонировал Янковскому, что я, действительно, приезжаю сегодня вечером.

Однако никто из чиновников Мининдел меня на вокзале не встретил. Кроме наших товарищей, был лишь Зингер — от союза журналистов.

2. Почему понадобилась полякам такая демонстрация пренебрежения?

Она не вызвана моей персоной, — агреман дан своевременно, и пресса в общем была мне благоприятна.

Очевидно — это расшифровка угрозы Голувко: «Нам надо бы уладить это дело добром до приезда А.О.».

Поляки поняли, что мы хотели ускоренным приездом нового представителя предотвратить их контратаку, и показывают, что этот наш маневр не ослабит их ре шимости. Голувко же лично счел мой чрезвычайно (совершенно необычно) ускоренный отъезд из Москвы явным вызовом (ведь он же предостерегал!).

  • 3. Сейчас трудно судить, входит ли в намерение Министерства Иностранных Дел раздуть эту свою демонстрацию. Если да — то последует соответственный отчет о встрече (т.е. о невстречи) в печати и т.д.
  • 4. Предотвратить и эту возможную газетную кампанию и, может быть, сорвать намеченную контратаку и, главное, поставить себя сразу так, чтобы с тобой считались, — это возможно, лишь если мы будем достаточно твердо реагировать.

Мое предложение, на которое жду Вашего немедленного ответа: т. Коцюбинский потребует объяснений и личного предо мной извинения, заявив, что иначе я в течение суток выезжаю в Берлин, где и буду выжидать, когда Мининдел принесет свое извинение, и т.д.

5. Допустимый вариант — мой выезд для соответствующего ожидания во Львов или Данциг (чтобы не брать германской визы и не расширять демонстрации).

Минимальнейшее решение — мое воздержание от официальных визитов до принесения мне извинения.

6. Если бы Вы почему-либо решили на наглую выходку поляков не реагировать, то прошу поставить, в экстренном порядке, вопрос на инстанцию.

Залесский приезжает завтра. Послезавтра наш нерабочий день.

Я все равно не мог бы видеть Залесского ранее 23-го.

Буду ждать Вашего решения.

С товарищеским приветом /Антонов-Овсеенко/

Экз.

  • 1—5 — тов. Стомонякову,
  • 6—7 — т. Литвинову,
  • 8 — в дело/

ОС.

АВП. Ф. 09. Оп. 5. П. 44. Д. 31. Л. 27-28.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >