Письмо полпреда СССР в Польше П. Л. Войкова члену коллегии НКИД Б. С. Стомонякову № 118 (не позднее 19.03.1927) о подписании гарантийного пакта СССР с Латвией и резко негативной реакции на него в Польше и об извинениях МИД Польши за использование в отношении СССР слова «совдепия»

Письмо № 118

Варшава

Многоуважаемый Борис Спиридонович,

1. Письмо должен начать с поздравлений по поводу парафирования нами гарантийного пакта с Латвией. Я считаю это большой нашей победой в нашей Прибалтийской политике и, в частности, большой нашей победой над политикой Польши в Прибалтике. Парафирование этого соглашения совпало с поездкой Залесского в Женеву и сразу испортило ему здесь все реноме его поездки. И правые и левые общественные круги в Польше рассматривают это соглашение с Латвией как крупнейший удар по польской политике в Прибалтике и не могут скрыть своего разочарования и своей злости. На днях я имел большую беседу с лидером хадеков Хацинским, который рассматривает это наше соглашение с Латвией как крупнейший удар по традиционной политике Польши в Прибалтике, политике, которая была столько же политикой Скшинского, сколько и политикой Залесского. Хадеки склонны, конечно, приписать неудаче неуменье Залесского, но тем не менее не могут скрыть, что эта неудача является очень тяжелой и для них и вообще всей правицы, само собой разумеется, что девица сказала бы то же самое.

Пилсудский вызвал к себе Голувко и говорил с ним в выражениях, которые нельзя передать на бумаге, и говорят, что большего нагоняя не удостоился до сих пор еще ни один из чиновников Мининдела. Голувко досталось тем более, что он после своего возвращения из Риги заявил, что никакого соглашения между Латвией и нами не будет.

Я не получил еще от Вас сообщений, по которым мог бы судить, насколько тверда эта наша победа в Прибалтике, и поэтому я не знаю, насколько велики шансы на окончательное подписание договора. Но как бы то ни было, само собой, предварительное подписание соглашения есть уже наш громаднейший плюс и наша большая победа.

Я должен прибавить, что здесь после первого впечатления неожиданности начинает преобладать мнение, что все же Польше и другим удастся достаточно нажать на Латвию, чтобы заставить отказаться от соглашения. Сейчас это настроение здесь преобладает, и на этом, очевидно, будет построена дальнейшая линия Польши в этом вопросе. Судя по всему, центр тяжести перенесется к вопросу о Лиге Наций.

  • 2. По поводу этого вопроса о Лиге Наций, кстати говоря, должен объяснить в ответ на Ваш запрос, что никогда Яниковскому ничего по этому поводу не обешал. Ту беседу, что я имел с Яниковским, я целиком переслал Вам с приложением к своему письму. В нем я достаточно точно записал все, что говорил по вопросу о Лиге Наций. Я вообще тогда отказался говорить, т.к. сказал, что, покуда вообще не имеется польского предложения в смысле какого-либо текста, до тех пор бесплодно говорить о том, куда поместить этот текст. Вообще я должен прибавить, что так как переговоры принято вести в Москве, то я о каких-либо разговорах воздерживаюсь, что делал также и в разговоре с Яниковским, предоставляя ему говорить о том, какие директивы он должен написать Патеку.
  • 3. Залесский на днях возвращается из Женевы и, очевидно, привезет с собой начало разговоров с Германией. Его свидание со Штреземаном во всяком случае должно привести к ликвидации срыва переговоров и нового начала этих переговоров о торговом договоре.
  • 4. Несмотря на то, что с нашей стороны поляки могут утверждать, что им удалась победа в Женеве над немцами в вопросе о школах Верхней Силезии, это вряд ли можно считать вероятным. Дело в том, что немцам удалось добиться нейтрального контроля швейцарцев, которые будут иметь право контролировать, правильно ли записаны дети в немецкую или польскую школу. Основным предметом спора являлось требование поляков, чтобы дети посещали школы того языка, на котором говорят дома. Поляки заявили, что если предоставить право посылать детей в школу родителям, то немцы, пользуясь своим финансовым влиянием, заставят рабочих посылать своих детей в немецкие школы. Хотя Лига Наций приняла предложение поляков, но осложнила его швейцарским контролем и тем, по существу, крайне оконфузила поляков. В Варшаве нет недостатка в людях, которые считают это решение скорее польским поражением, чем польской победой.
  • 5. 19-го числа именины Пилсудского, которые собирается праздновать «вся Польша». Во всяком случае отряд спятивших с ума стрельцов несколько дней назад пешком вышел из Кракова, чтобы, пройдя все 400 верст пешком, явиться поздравить Пилсудского в Варшаву.

К этим именинам Патек приезжает в Варшаву. По некоторым сведениям, он прямо из Харькова должен уехать в Варшаву, а по другим, более достоверным, все же заедет сначала в Москву, но 19-го будет уже здесь. Таким образом, Патек должен будет, наконец, сделать доклад Пилсудскому, и после этого у него уже не будет никаких предлогов оттягивать переговоры.

6. Из внутренней жизни Польши особое внимание заслуживает вопрос о реформе избирательного права.

Прилагаю в настоящем письме небольшой обзор, который будет продолжен в следующей диппочте.

Ныне вопрос находится в стадии, когда правица и центр (энде, хаде, пяст, ду-бадеция и П-П-Р) объединились на одном компромиссном законопроекте. Компромисса собственно в этом законе мало, так как он довольно счастливо соединяет аппетиты центра и правицы. В сущности говоря, то, что предлагается этим «компромиссным» законопроектом, сводится к коренному государственному перевороту, сметающему с лица земли, во-первых, представительство коммунистов, во-вторых, почти целиком аннулирующему представительство нацменьшинств и, в-третьих, наконец, дающему огромный перевес правице на выборах. ППС, судя по всему, были бы на выборах при этом «компромиссном» новом законе сильно раздавлены. Для нацменьшинств заготовлена ни больше ни меньше как куриальная система.

Отношение Правительства к этому законопроекту довольно неопределенное. В сущности говоря, целому ряду членов правительства этот законопроект нравится, однако правительство в целом боится вообще в этом сознаться. Дело в том, что ППС грозит дать отчаянный бой по поводу этого законопроекта. Дело также и втом, что крайне сомнительно, будет ли эта избирательная реформа выгодна для пилсудчиков. Раздавить коммунистов и отчасти социалистов — это неплохо само по себе, но это не может еще дать ни одного лишнего пилсудчика.

В сущности, у правительства единственный выход состоит в том, чтобы вообще не созывать нового сейма. Это можно сделать таким образом: распустить данный сейм, его вообще не созывать или вынести законопроект, определенно продолжающий нынешний сейм еще на год. Как я уже доказывал в одном из предыдущих писем, в условиях соответствующей избирательной системы пилсудчики не могут надеяться получить на выборах сколько-нибудь значительного числа голосов. Так как и при изменении избирательного права им также, очевидно, это не удастся, то единственный выход нового сейма не собирать. Это покуда и есть незыблемая истина в окружении пилсудчиков.

7. Относительно ноты Залесского от 26-го февраля, являющейся ответом на мою довольно резкую ноту, по вопросу о неприличной выходке Мининдела, должен сообщить, что к нам действительно был прислан Зам. нач. Отдела Сып-нецкий, который принес извинения и много и очень извинялся, объяснив слово «совдепия» в отношении нас глупостью машинистки и его чрезвычайной перегруженностью, не позволяющей ему заметить этой глупости при подписи бумаги.

Не будучи удовлетворенным нотой Залесского, который мог бы прибавить и свое извинение, я думаю, что дальше, однако, раздувать этот инцидент не следует, тем более что моя нота Залесскому была сама по себе достаточно выразительна.

При этом письме прилагаю большую работу о современном экономическом положении Польши.

С коммунистическим приветом IВойковI

13 экз. АН.

АВП. Ф. 04. Оп. 32. П. 220. Д. 52713(a). Л. 84-87.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >