Доклад полпреда СССР в Варшаве П. Л. Войкова члену коллегии НКИД СССР Б. С. Стомонякову о ситуации в Польше после государственного переворота

20 мая 1926 г. Подлинник

Варшава, 20 мая 1926 г.

№76

Уважаемый Борис Спиридонович,

Пользуюсь отъездом нашего военного атташе К. А. Мехоношина и посылаю с ним это письмо.

Так как имею прямые сведения, что телеграммы ТАССа получены, то избегаю всякого изложения фактических событий, отсылая телеграммы ТАССа.

Положение остается прежним, т.е. Пилсудский продолжает оставаться на страже конституции, правица продолжает считать его бунтовщиком, нарушившим все конституционные гарантии Польской Республики, а девица продолжает требовать дальнейшего нарушения конституции и объявления Пилсудского диктатором. В силу этой сложной обстановки личность Пилсудского может играть большую роль. Если, трусливо сейчас остановившись на полдороге, Пилсудский не даст себя увлечь событиям, то нужно думать, что Пилсудский в будущем будет продолжать занимать эту свою позицию зашиты конституции и продолжать быть тем политическим трусом, которым уже не раз показал себя в истории Польши. В интервью с американскими журналистами, говоря о событиях, Пилсудский кратко сказал: это сверкнуло, как молния, и погасло. Именно все эти события были для Пилсудского какой-то сверкнувшей молнией, после которой он вышел совершенно ошпаренным разрядившимся зарядом электричества. Насколько были совершенно неожиданны развернувшиеся события, показывает, например, тот факт, что намерения Пилсудского были неизвестны даже его самому близкому другу, генералу Рыдзы-Смыглому, инспектору польской армии в Вильно, который, получив известие о выступлении Пилсудского, решил, что тот идет на диктатуру, и опубликовал на собственный риск сообщение о том, будто бы Пилсудский объявил себя диктатором. Пилсудский продолжает до сих пор уверять, что все происшедшее было только демонстрацией и больше ничем.

Пилсудский никого не принимает, сидит в комендатуре города и, как генерал Бонапарт, допускает к себе лишь тех немногих, которых ему угодно. Поэтому левые, в сущности говоря, даже пробраться к Пилсудскому и предъявить свои требования особых возможностей не имеют. С лидерами левых Пилсудский ведет себя, как Бонапарт с разными докучливыми политиками.

Левые нажимают сколько могут сильно. Во-первых, среди самого генералитета намечается определенный скептицизм в отношении правильности действий Пилсудского, остановившегося на самом интересном месте. Как я телеграфировал, на заседании Генерального Штаба генерал Дрешер почтительнейше, но твердо заявил маршалу, что нельзя отпускать на волю тех лиц, которые против маршала сража лись или организовывали сопротивление, в том числе Дрешер говорил и о Витосе. Пилсудский, у которого решительность языка во много раз больше решительности характера, резко оборвал Дрешера, заявив ему по-бонапартски, что Дрешер солдат и должен повиноваться, а не рассуждать. Перестал рассуждать Дрешер или нет, но замолчать — замолчал. Среди офицеров Пилсудского также большое недовольство. Офицеры, в сущности говоря, не совсем себе ясно представляют, из-за чего следовало драться, если все остается по-старому. Об этом идут открытые разговоры среди офицерства, служащего у Пилсудского. На все попытки ближайшего окружения Пилсудского направить Пилсудского на «путь разума» Пилсудский отвечает вопросом, верят ли ему или не верят. Приходится отвечать, что верят, хотя, в сущности говоря, отвечающие никак не могут понять, почему Пилсудский никак не объяснит логики своих действий, в которые так нужно верить.

ППС продолжает вести себя сколько может агрессивно. Варшавский окружной комитет ППС требует ликвидации нынешнего Сейма и призывает к борьбе за немедленный роспуск Сейма. Далее, ППС протестует против созыва Национального Собрания в его настоящем составе.

«Варшавские рабочие требуют предоставить немедленно верховную государственную власть Иосифу Пилсудскому и назначить поскорее новые выборы.

Варшавский окружной комитет обращается к рабочим с воззванием, чтобы они были готовы поддержать эти требования всеми средствами, какими располагает организованный рабочий класс».

Резолюция, о которой я говорю, принята варшавским окружным комитетом ППС 17 мая. 18 мая собралась центральная комиссия профессиональных союзов. Эта центральная комиссия также требует немедленного роспуска сейма и сената, немедленного назначения новых выборов в сейм на основании действующей избирательной системы. Одновременно требует назначение правительства, опирающегося на доверие широких рабочих и крестьянских масс. Далее идут социальные требования:

  • 1) Работа и хлеб для голодных безработных.
  • 2) Расширение государственной помощи для безработных.
  • 3) Сохранение социальных завоеваний.
  • 4) Открытие фабрик.

Резолюция заканчивается требованием об уходе настоящего правительства, если оно не способно удовлетворить вышеприведенные социальные требования.

Одновременно в газетах появилось сообщение от ряда организаций, в том числе Центрального союза сельскохозяйственных кругов, Союза земледельцев Центрального Союза Крестьянской Молодежи, Союза Молодежи Польши, Общества Крессовой стражи и т.д., — открытое письмо Пилсудского. Организация констатирует «что общество требует, чтобы не понапрасну была пролита кровь и чтобы вы (Пилсудский) не остановились на половине дороги... Немедленный роспуск обеих палат, предоставление вам (Пилсудскому) верховной государственной власти»...

Как видите, левая открыто требует. Эти открытые требования одновременно совпадают с самыми резкими разговорами, исходящими из левых кругов в сторону Пилсудского.

Пилсудский действует по-своему. Как известно Вам из телеграмм, правительство Бартеля действительно освободило почти всех арестованных во время военных действий и ныне освобождает последних.

Что делают познанцы? Как Вы знаете из телеграмм, в Познани собралось весьма много крупных фигур и уехавший из Варшавы Тромпчинский является наиболее крупным их выразителем. Шума там чрезвычайно много. ТАСС сообщает ©требовании Познани перенесения Национального Собрания для выборов президента из Варшавы в другое место. Этим местом Познань считала бы себя самое. Но кроме шума и постановки на ноги всякого рода фашистских организаций, кроме диких криков ксендзов в каждом костеле, на каждом перекрестке, познанцы к другим мерам пока не прибегают, другими словами никакой мобилизации там нет. Военного движения на Варшаву со стороны Познани, конечно, не будет. Много шума идет, в сущности, раздувается в Варшаве по поводу некоторых сепаратистских тенденций Познани. Пока к этому нельзя относиться особенно серьезно. Тот факт, что Познань является польской Вандеей, еще не доказывает, что она непременно должна требовать какой-либо автономии от остальной Польши. Наоборот, польские политики предпочли бы иметь там опору именно для того, чтобы действовать агрессивно против левых в Польше. Познань остается сейчас организующим центром, постоянной угрозой Пилсудскому, но не военным лагерем. Это очень важно отметить. В Познани столько шумят, что издали кажется, будто бы там все же готовятся идти походом на Варшаву. Ни Познань не пойдет на Варшаву военной силой, ни Варшава не пойдет на Познань. Во всяком случае, этого не будет в ближайшее время.

Сейчас вся борьба сводится к одному: выборам президента в Национальное Собрание. Сначала о месте созыва Национального Собрания. Само собой разумеется, что оно никогда не будет созвано в Познани, нужно полагать, что оно будет созвано в Варшаве. Есть некоторые предположения о возможности его созыва в Кракове. Я считаю, что хотя это не исключено до конца, однако вряд ли может осуществиться. Время созыва Национального Собрания определено на 29 мая. К этому моменту нужно ожидать больших событий. Если Национальное Собрание будет созвано в Варшаве, то здесь можно ожидать уличного выступления левых в целях давления на Национальное Собрание. Пилсудскому придется здесь, очевидно, стрелять в демонстрантов. Дойдет ли его любовь к конституции до такой стрельбы по варшавским рабочим и мелкой буржуазии, трудно сказать. Я бы не рискнул утверждать, что он стрелять не будет. То движение направо, которое он проделал после своего выступления, столь стремительно, что и это возможно. Будут ли стрелять его солдаты, это уже другой вопрос.

Кандидатом в президенты правые не шутя хотят выставить доблестную жертву зашиты конституции г. Войцеховского. Это может быть сделано в целях яркой правой демонстрации. Войцеховский, конечно, не соберет большинства. Затем следующей фигурой является Тромпчинский, за него будут голосовать эндеки и группа Дубановича. О хадеках пока трудно что-нибудь сказать. Далее идет фигура Ратая. Ратая выдвигал Пилсудский, и за Ратая, очевидно, в случае провала Тромпчинского, будет голосовать значительная часть правицы. В сущности, Ратай до сих пор является фигурой, имеющей наибольшие шансы быть избранным. Сам Ратай, конечно, отказывается, но так как он до сих пор спал и во сне видел, что он должен быть президентом, то для того, чтобы спасти отечество, он согласится. Все его отказы — простая комедия. Кандидатом левых является Пилсудский. Он также отказывается и также для того, чтобы спасти отечество. Так как за него ни центр, ни правые голосовать не будут, он не пройдет, если, конечно, правых депутатов не разгонят штыками или не потащат топить в Вислу. Называется упорно также кандидатура Скшинского. Граф Скшинский отдал бы все на свете за то, что называется президентом. Возможно, что в случае провала целого ряда организаций он бы мог иметь некоторые шансы. Далее называют еще ряд кандидатов, шансы которых покуда столь невелики, что я их предпочту пока не называть.

Как знаете из сообщения ТАССа, произошло некоторое изменение в центральном административном аппарате. Ушел ряд вице-министров и кое-какие директора департаментов, ставленники эндеции из центральных учреждений. В числе первых смешен вице-министр иностранных дел Моравский. На место Моравского назначен наш заклятый враг Кнолль. Как видите, Кнолль выплыл, и эту личность надо отметить, так как он является центральной связью окружения Пилсудского с англичанами. Парижский посол Хлоповский заменяется Кухажевским, бывшим премьер-министром во время германской оккупации. Вместо эндека Скирмунта намечается Скшинский, если Скшинскому не удастся попасть в президенты и если Скшинского обратно не посадят в МИД, когда будет формироваться новое правительство после выборов президента.

После выборов президента Национальное Собрание должно будет само собой распустить. Здесь как раз и возникли разногласия. И правая, и левая, и центр считают, что роспуск сейма и сената неизбежен. Однако правые считают, что нужно сначала изменить выборную систему и сокращения количества депутатов и находится в прямой связи друг с другом. По существу это значит уничтожение нацменьшинств и сведение к самому невероятному минимуму представительства меньшинств. Левые партии требуют роспуска сейма и сената без всякого изменения избирательной системы. Делается это не в целях зашиты нацменьшинств, а в целях сохранения левой в будущем Сейме. Есть у правых намерение также повысить возрастной ценз избирателей до 25 лет. Возможно, что от Национального Собрания потребуется частичное утверждение бюджета. Затем речь идет об изменении конституции путем предоставления президенту права распускать сейм и сенат. Ныне роспуск сейма возможен лишь путем собственного постановления сейма большинством 2/3 голосов при квалифицированном числе присутствующих. Это обстоятельство делает, как видите, затруднительным, в сущности говоря, даже самый роспуск сейма, но все же надо полагать, что сейм будет распущен.

Что мы будем иметь налицо после роспуска Сейма? Предположим самое вероятное, что будет избран президентом Ратай. Ратай сформирует правительство. Ратай является членом той же фракции, лидером которой был и есть побитый и удравший Витое. Вместо президента с левыми тенденциями, каким был Войцеховский, пока его Пилсудский ударом по голове не заставил бороться за конституцию, будет налицо центро-правый президент. Вместо ничтожного Войцеховского будет крепкая фигура Ратая. Правительство, которое сформирует Ратай, при предоставлении Национальным Собранием ему права образовать правительство, может быть по виду и немного левым, но несомненно правым по существу. Нужно ли говорить, что когда левые не выигрывают, то они проигрывают. Вместо вождя польской армии, каким легенда сделала Пилсудского, будет во многом потерявший свой авторитет так севший в лужу Иосиф Пилсудский. Я не нахожу, чтобы все эти результаты в какой-нибудь степени могли содействовать желаниям и интересам левых. Уже сейчас сбивание некой коалиции в правительстве Бартеля свелось к тому, что министром внутренних дел является Млодзянский, довольно умело угнетавший до сих пор нацменьшинства на кругах, будучи там воеводой, и старательно арестовывавший там пепеэсяков. Вряд ли в будущем кабинете при президентуре Ратая будет кто-либо более либеральный. Таким образом, правая не только не разбита, а из рук Пилсудского постепенно получает возможность выкарабкаться вновь на поверхность. Выкарабкается она или нет — зависит от ближайших дней. Примите во внимание безмерную боязнь пепеэсяков масс, пуще всего опасающихся, что при большом народном движении на сцену сейчас же выйдут коммунисты, и Вы представите себе, как трудно сделать нажим левым, балансирующим между Пилсудским и коммунистами.

Что даст будущий Сейм? Несомненно, об этом гадать сколько-нибудь преждевременно. И я бы не хотел вообще что-либо пророчить. После роспуска Национального Собрания предполагается в течение нескольких недель иметь уже новый сейм. В такой краткий срок вряд ли будет возможно сильно раскачать даже массовое движение в стране. Априорно это может показывать на то, что сейм приблизительно может явиться похожим на нынешний. Конечно, все это пока только гадательно.

Если правые познанские газеты кричат, что за спиной Пилсудского скрываются коммунисты, то этому удивляться нечего. Но режим Пилсудского по отношению к коммунистам ничем совершенно ни в какой степени не отличается от режима самой крайней правой. Коммунисты по-прежнему в тюрьмах, по-прежнему их бьют чем попало и где попало и арестовывают, по-прежнему они голодают по тюрьмам. Это отношение к коммунистам не только отношение Пилсудского, но и всей девицы. Никакого дела с коммунистами или независимой крестьянской партией девица иметь не хочет. Курьезно то, что до сих пор не было сколько-нибудь серьезных разговоров с нацменьшинствами. На первых порах девица пыталась и без них обойтись, и разговоры начались только сегодня.

Во всяком случае надо ждать событий на этом внутреннем фронте в попытках девицы все же реально овладеть властью. В том состоянии неравновесия, в каком все находится сейчас в Варшаве, трудно, конечно, судить даже о ближайших событиях, связанных с выборами в Национальное Собрание. Несомненно, конечно, что те или иные попытки девицы все же должны быть, ибо массы, по крайней мере, в городе Варшаве медленно раскачиваются.

С коммунистическим приветом Войков

АВП РФ. Ф. 09. On. 1. П. 8. Д. 81. Л. 26-33.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >